Верховный суд рф обобщил практику об аресте имущества

26 Июня 2020

«Российская газета» публикует постановление пленума Верховного суда России, которое ориентирует суды реже применять аресты и чаще — гуманные меры. Например, залог. Пленум Верховного суда России напомнил, что арест — исключительная мера и должна применяться только в случае, когда иное не подойдет.

Но сегодня можно, например, назначить человеку залог и установить набор запретов.  По данным Федеральной службы исполнения наказаний на 1 июня, в СИЗО находились 98,8 тысячи арестантов. В конце прошлого года впервые численность арестантов в СИЗО упала ниже отметки в 100 тысяч и пока еще держится ниже черты.

Но, прямо скажем, на данный момент удерживать достижение помог коронавирус. В апреле, в самый разгар самоизоляции, количество арестантов в следственных изоляторах сократилось почти на 900 человек. Возврат к прежнему режиму жизни не означает, что и двери тюрем можно широко распахивать.

Дело не в вирусе: арест должен быть исключительной мерой. Теперь, как строго указал Верховный суд, люди в мантиях, рассматривая ходатайства об аресте, должны задумываться: нельзя ли применить другую меру.

Даже если защита не решилась сама произнести вслух заветные слова «домашний арест» или «залог», суд обязан вспомнить об этих мерах. Если же, на взгляд суда, в данном конкретном случае они неуместны, это надо будет обосновать.

«Разъяснения пленума Верховного суда России ориентируют суды на более широкое применение альтернативных мер пресечения: домашнего ареста, залога, запрета определенных действий, —подчеркнул председатель Правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев.Последняя мера является относительно новой: статья «Запрет определенных действий» появилась в УПК весной 2018 года. Она дает полномочия суду устанавливать подследственному определенный набор запретов».

По его словам, закон сделал систему мер пресечения более гибкой и эффективной. Запреты в разных вариациях смогут применять как отдельно, так и в качестве дополнения к другим мерам -залогу и домашнему аресту. Как уточняет пленум, если человек обвиняется в преступлении небольшой тяжести, суд вправе взять под стражу не просто в исключительных случаях, но еще и при условии, что наряду с обычными основаниями, предусмотренными УПК, имеются дополнительные обстоятельства. Например: подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории нашей страны, его личность не установлена, он скрывался от органов предварительного расследования или от суда и т.п А если человек уже оказался в СИЗО, арест нельзя продлевать автоматически. Следователь, желающий подержать в казенном доме обвиняемого еще какое-то время, обязан подробно отчитаться перед судом: что было сделано, пока гражданин сидел в камере. Если следствие раз за разом просит продлить арест, ссылаясь на необходимость провести какие-то следственные действия, например, очные ставки, суд должен разобраться, а что помешало сделать это раньше? К тому же сама по себе необходимость проведения новых допросов не может быть достаточным основанием для продления ареста.

«Пока на практике достаточно редко применяется такая мера пресечения, как залог, — заметил председатель Правления АЮР Владимир Груздев.

По данным Судебного департамента при Верховном суде России, за год было рассмотрено более 104 тысяч ходатайств об избрании меры пресечения в виде взятия под стражу, и 86 раз суды, отклонив просьбу следствия об аресте, назначали залог.

При этом домашний арест вместо направления человека в СИЗО судом выбирался 3,5 тысячи раз».

Теперь разъяснения Верховного суда прямо ориентируют нижестоящие инстанции на то, что судам при рассмотрении ходатайств об избрании мер пресечения в виде домашнего ареста и заключения под стражу, а также о продлении срока применения данных мер следует обсуждать возможность применения к подозреваемому или обвиняемому залога при наличии к тому оснований. Вместе с тем суд не ограничен в праве вынести данный вопрос на обсуждение сторон и по своей инициативе. Если суд придет к выводу, что назначение залога само по себе недостаточно для достижения цели применения меры пресечения, он, как напоминает пленум Верховного суда, вправе дополнительно возложить на подозреваемого или обвиняемого обязанности по соблюдению одного или нескольких запретов. Если же суд по результатам обсуждения возможности применения к подозреваемому или обвиняемому залога признал необходимым избрание более строгой меры пресечения, то в судебном решении должны быть приведены мотивы, по которым суд посчитал применение залога невозможным. При этом недопустимо привязывать размер залога к сумме вменяемого обвиняемому ущерба.

«Подобные правовые позиции, как ожидается, позволят расширить применение гуманных мер пресечения и снизить количество арестов», — подытожил Владимир Груздев.

Отдельно в постановлении прописаны защитные меры для предпринимателей. Когда следствие просит арестовать предпринимателя по обвинению в мошенничестве, судам необходимо особо проверять, что предполагаемое преступление не связано напрямую с предпринимательской деятельностью. Если речь идет о возможном экономическом преступлении, то арест не полагается. Суды, решая вопрос об аресте, должны будут изучать, нельзя ли назначить обвиняемому вместо этого домашний арест или залог Также пленум защитил сотрудников, в том числе референтов и ближайших помощников высоких руководителей от уголовной ответственности за выполнение распоряжений начальства. Но человека не накажут лишь в том случае, если он действовал добросовестно, не осознавая, что участвует в преступных схемах. Эти разъяснения касаются уже рассмотрения уголовных дел.

Допустим, помощник руководителя переслал по электронной почте какой-то документ, или, по поручению начальства, договорился о времени переговоров с руководителями другой фирмы. А на переговорах обсуждались как раз преступные схемы. Если подчиненный был не в курсе происходящего, он не должен отвечать.

Верховный суд РФ обобщил практику об аресте имущества Верховный суд РФ обобщил практику об аресте имущества

Источник: Российская газета

Вс обобщил практику по арестам имущества

Верховный суд РФ обобщил практику об аресте имущества

Верховный суд РФ представил обзор практики рассмотрения судами ходатайств о наложении ареста на имущество по основаниям, предусмотренным частью 1 статьи 115 Уголовно-процессуального кодекса РФ. Этот документ утвержден 27 марта президиумом суда.

При подготовке обзора была изучена судебная практика за 2017–2018 годы. Судам рекомендовано руководствоваться данными разъяснениями для «недопущения ошибок и исключения фактов принятия недостаточно мотивированных судебных решений».

Как отмечает ВС, значительная часть ходатайств следователей об аресте имущества рассматривается по уголовным делам о преступлениях коррупционной направленности. Обобщение показало, что суды руководствуются п.

 13 постановления Пленума ВС РФ от 1 июня 2017 года № 19 и признают ходатайства обоснованными лишь в том случае, когда стоимость имущества, указанного в ходатайстве, соразмерна имущественным взысканиям, для обеспечения которых налагается арест.

Согласно разъяснениям, в случае заявления ходатайства о наложении ареста на имущество для обеспечения исполнения приговора в части наказания в виде штрафа или гражданского иска стоимость имущества, на которое налагается арест, не должна превышать максимального размера штрафа, установленного санкцией статьи Особенной части УК РФ, либо должна быть соразмерна причиненному преступлением ущербу. В связи с этим ходатайство о наложении ареста может быть удовлетворено частично, арест наложен на соответствующую по стоимости часть имущества.

Так, по постановлению Майминского районного суда Республики Алтай от 17 августа 2017 года отказано в удовлетворении ходатайства о наложении ареста на автомобиль, принадлежащий К., обвиняемому по ч. 2 ст. 292 УК РФ.

Суд в постановлении указал, что стоимость автомобиля составляет 1 млн 706 тыс. руб., что существенно превышает размер возможного штрафа – от 100 до 500 тыс. руб. Кроме того, предусмотренное статьей 292 УК РФ деяние не относится к числу преступлений, перечисленных в ч. 1 ст.

 1041 УК РФ, за совершение которых возможно применение конфискации имущества.

В другом случае по постановлению Ленинского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики от 16 августа 2018 года отказано в удовлетворении ходатайства дознавателя о наложении ареста в целях обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска на ½ доли жилого помещения, принадлежащего Ф.

, обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 159.1 УК РФ. Суд мотивировал свое решение тем, что стоимость доли жилого помещения, составляющая согласно представленным документам не менее 250 тыс. руб., значительно превышает размер заявленного истцом (банком) гражданского иска – 56 тыс.

руб.

Имущество третьих лиц арестуют, если оно «фактически принадлежит» подозреваемому // ВС обобщил практику судов по ст. 115 УПК

Верховный суд РФ обобщил практику об аресте имуществаСуд арестует имущество третьих лиц, если следователи подтвердят, что оно «фактически» принадлежит подозреваемому. Такие выводы есть в обзоре практики Верховного суда (ВС) о наложении ареста по ч. 1 ст. 115 Уголовно-процессуального кодекса (УПК). Документ был опубликован в прошлую пятницу. Но в документе не сказано, как именно подтверждается фактическая принадлежность имущества. Всего в 2018 году суды удовлетворили 87% ходатайств следственных органов о наложении ареста на имущество, указано в обзоре.

По правилам ч. 1 ст. 115 УПК арест можно наложить только на имущество подозреваемого либо тех, кто несет за них материальную ответственность.

Имущество у третьих лиц суд может арестовать, если из материалов следует, что оно «фактически принадлежит» обвиняемому и приобретено на преступные доходы. Недавним примером может стать дело бывшего главы Серпуховского района Александра Шестуна.

Его обвиняют во взятках и мошенничестве, легализации преступных средств и незаконной предпринимательской деятельности. По данным прокуратуры, Александру Шестуну «фактически принадлежит» не менее 771 объекта недвижимости стоимостью 2,6 млрд руб.

Читайте также:  Образец заявления на продление регистрации иностранного гражданина 2021 | скачать форму, бланк

и площадью более 1300 га, 43 единиц дорогой техники (автомобили, мотоциклы, катера). Оформлено это на родственников, друзей, доверенных лиц и аффилированные фирмы (см. материал «Коммерсанта»).

В обзоре приведен другой пример. Городской суд в Пятигорске арестовал гостиницу, принадлежавшую ООО, учредителями которого были близкие родственники обвиняемого в особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК).

Суд установил, что «фактически объект недвижимости приобретен К. на доходы от преступной деятельности». Чтобы скрыть источник дохода, обвиняемый оформил гостиницу на третьих лиц.

Но в примере ВС не уточняет, на основании каких именно документов суд это установил.

Кроме того, в обзоре ВС не затрагивает другой важный вопрос, связанный с арестом имущества третьих лиц, — каким образом в таком случае соотносятся правила гражданского законодательства о добросовестном приобретении с нормами УПК, дозволяющими арест.

Если стоимость имущества несоразмерна взысканиям, для обеспечения которых налагается арест, ходатайство следствия может быть признанно необоснованным. Например, районный суд на Алтае отказался накладывать арест на автомобиль обвиняемого в служебном подлоге. Машина стоила 1,7 млн руб., а штраф по этой статье — от 100 до 500 тыс. руб. Иным вариантом может быть арест части имущества

В пункте 3.1 раздела Ι Обзора приведен пример, из которого следует, что именно следователи должны доказать, что имущество, на которое они хотят наложить арест, не защищено от взыскания — например, не является единственным жильем.

«Сведений, подтверждающих, что оно не является единственным пригодным для проживания его семьи жилым помещением, в материалах не содержится», — говорится в примере.

В обзоре ВС не анализирует, насколько часто именно так распределяют бремя доказывания суды.

Если гражданского иска нет, то это не повод для отказа в аресте имущества, подчеркивает ВС в п. 1.1 раздела ΙΙ Обзора. Это следует из ч. 1 ст. 160.

1 УК: если установлено, что преступлением причинен имущественный вред, следователь должен незамедлительно принять меры по установлению имущества подозреваемого и по аресту имущества.

Гражданский же иск может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия при разбирательстве данного уголовного дела в суде первой инстанции (ч. 2 ст. 44 УПК).

Вс обобщил практику рассмотрения ходатайств об аресте имущества для обеспечения исполнения приговора

27 марта Президиум Верховного Суда РФ утвердил Обзор практики рассмотрения судами ходатайств о наложении ареста на имущество по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 115 УПК РФ. Документ состоит из двух частей, посвященных общим и практическим вопросам рассмотрения судами соответствующих ходатайств, и базируется на анализе судебной практики за предшествующие два года.

Адвокаты разошлись в общей оценке обзора

Адвокат АП Ярославской области Артем Иванчин отметил, что утверждаемые Президиумом ВС РФ обзоры практики, хотя не являются источником права и формально носят рекомендательный характер, фактически играют роль общеобязательного документа.

«Выход в свет комментируемого обзора, чьи выводы носят обоснованный характер, – значимое событие для всех практикующих по уголовным делам адвокатов, которое будет способствовать усилению гарантий прав обвиняемых и подозреваемых и формированию единообразной и основанной на законе практики ареста имущества последних», – отметил эксперт.

В свою очередь партнер АБ «Бартолиус» Сергей Гревцов отметил, что судебная практика по аресту имущества в рамках уголовных дел в качестве процессуального действия представляет особый интерес для практикующих адвокатов в силу латентности судебных актов.

Он также указал на отсутствие в документе анализа важных правовых вопросов (в частности, о наложении ареста на имущество банкрота в интересах нереестровых кредиторов; о разумности сроков продления арестов; о критериях определения очевидной принадлежности имущества обвиняемому). По мнению адвоката, обзор ВС «получился очень скомканным, сформулированные правовые позиции требуют разъяснения, а приведенные случаи крайне сомнительны по их авторитетности и не позволяют в полной мере индивидуализировать судебные акты для более подробного анализа ситуации».

Пленум ВС РФ разъяснил рассмотрение уголовных дел в суде первой инстанцииМногие положения документа были скорректированы.

Однако вызвавшие критику адвокатов разъяснения участия в судебном процессе специалиста остались в прежней редакции

Из обзора следует, что при рассмотрении ходатайств следствия об аресте имущества суды в основном правильно применяют положения закона, руководствуясь при этом правовыми позициями Конституционного Суда РФ, практикой ЕСПЧ, а также разъяснениями Пленума ВС РФ (например, Постановлением от 1 июня 2017 г. № 19). Согласно статистике, в 2017 г. суды рассмотрели 45,5 тыс. ходатайств органов предварительного следствия об аресте имущества, в 2018 г. – по 40,8 тыс. ходатайств, из которых около 87% было удовлетворено. Большинство таких ходатайств касалось уголовных дел коррупционной направленности. 

Сергей Гревцов отметил, что приведенные в обзоре статистические данные не учитывают те ходатайства, которые были возвращены по процессуальным основаниям или были оценены как бесперспективные при предварительном обсуждении с судом: «То есть материал не проходил регистрацию, а следователь в порядке консультации получал от суда информацию о том, что “такое ходатайство при таких документах вряд ли будет возможно удовлетворить”». 

Основные вопросы судебной практики, нашедшие отражение в обзоре 

Исходя из ч. 1 ст.

115 УПК РФ следователь или дознаватель с согласия уполномоченных лиц ходатайствует перед судом об аресте имущества подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, взыскания штрафа, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, указанного в ч. 1 ст. 104.1 УК РФ. В обзоре отмечено, что суды проверяют, имеются ли в представленных материалах достоверные сведения о том, что указанное в ходатайстве имущество принадлежит вышеперечисленным лицам.

Порядок ареста имущества иных лиц регулируется ч. 3 ст.

115 УПК РФ в целях обеспечения предполагаемой конфискации имущества или сохранности вещдоков, при наличии достаточных оснований полагать, что имущество было получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо использовалось в качестве орудия преступления либо для финансирования преступной деятельности (или предназначалось для этого).

КС: Изъятие имущества в качестве вещдока должно быть обоснованоКонституционный Суд разъяснил применение норм УПК, позволяющих изымать имущество в качестве вещественных доказательств без решения суда

Подчеркивается, что арест не может быть наложен на имущество, на которое в соответствии с ГПК РФ не может быть обращено взыскание.

Также ВС пояснил: если из представленных материалов не представляется возможным решить вопрос об аресте имущества с соблюдением требований ч. 4 ст.

115 УПК РФ, суды должны отказывать в удовлетворении ходатайств, в противном случае такая ошибка устраняется апелляционной инстанцией.

По мнению Сергея Гревцова, Верховный Суд напомнил, что следствие, помимо обоснованности самого ходатайства, должно представить надлежащий материал по структуре и содержанию.

«То есть у суда при рассмотрении вопроса о наложении ареста должно быть четкое понимание того, на какой стадии и в связи с чем следователь обратился к нему с ходатайством (для оценки целесообразности) и что дело действительно находится в производстве именно того следователя, который к нему обратился с этим ходатайством.

Нарушение содержания материалов по аресту влечет невозможность его рассмотрения, а само ходатайство подлежит возврату», – заключил адвокат. 

Он также рекомендует одновременно с подачей такой апелляционной жалобы обратиться с ходатайством к следователю о снятии ареста с имущества со ссылкой на ст. 446 ГПК РФ: «Это может, в случае адекватности и грамотности следователя, быть более эффективным действием (следователь рассматривает ходатайство максимум трое суток, а суд апелляционную жалобу обычно рассматривает в течение месяца)».

Анализ судебной практики показывает, что суды признают ходатайства следствия обоснованными, только если стоимость указанного в них имущества соразмерна имущественным взысканиям, для обеспечения которых налагается арест.

Так, стоимость имущества не должна превышать максимального размера штрафа, установленного санкцией статьи Особенной части УК РФ, либо должна быть соразмерна причиненному преступлением ущербу.

В этой связи ходатайство о наложении ареста может быть удовлетворено частично – аресту подвергнется соответствующая по стоимости часть имущества.

«Верховный Суд РФ справедливо заострил внимание на недопустимости ареста имущества обвиняемого и подозреваемого в объеме, несоразмерном причиненному ущербу или грозящему штрафу (иному взысканию), что, к сожалению, еще встречается в практике», – отметил Артем Иванчин.

«ВС еще раз обратил внимание судов на принцип соразмерности ареста имущественным взысканиям, для обеспечения которых он накладывается. Указанное правило направлено на защиту лиц, имущество которых подвергнуто аресту, от его чрезмерности.

Однако на практике достоверно это может сработать только с денежными средствами, поскольку не всегда частичная реализация иного вида арестованного имущества гарантированно может позволить обеспечить имущественное взыскание, даже если рыночная стоимость имущества в момент ареста превышает стоимость имущественного взыскания. При этом Суд допускает возможность ареста имущества, исходя из расчета максимальной санкции по штрафу, который по делам о взяточничестве достигает семидесятикратного размера взятки, хотя суды прибегают к такому строгому наказанию по штрафу», – добавил Сергей Гревцов.

Также в обзоре ВС отмечается, что в своих ходатайствах органы предварительного следствия обычно перечисляют несколько целей для наложения ареста на имущество (например, для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, возможной конфискации имущества или других имущественных взысканий). Суды, разрешая ходатайство и проверяя его обоснованность, при наложении ареста на имущество в постановлении указывают, в каких именно целях он налагается.

Читайте также:  Верховный суд обобщил судебную практику по наказанию организаций за откаты и взятки

«Для ареста имеет огромное значение то, для каких целей он накладывается: в обеспечение гражданского иска, штрафа или конфискации. Ходатайство следователя обязательно должно содержать указание цели и быть соразмерно ей.

При этом суд разрешает наложение ареста в целях возмещения вреда в отсутствие гражданского иска в рамках уголовного дела.

В таком случае считаю целесообразным ограничивать размер суммы обеспечения размером ущерба, достоверно установленным следствием», – считает Сергей Гревцов.

Отсутствие в материалах, представленных органами предварительного следствия, данных о заявленном гражданском иске не является основанием для отказа в удовлетворении ходатайства следователя или дознавателя, указано в обзоре. При принятии решения об аресте имущества в отсутствие заявленного гражданского иска суд учитывает требования ч. 1 ст. 160.

1 УПК РФ. Согласно ей, при наличии имущественного вреда, причиненного совершенным преступлением, следователь, дознаватель незамедлительно выявляют имущество подозреваемого, обвиняемого или иных ответственных по закону лиц, стоимость которого обеспечивает возмещение причиненного имущественного вреда, а также способствуют аресту такого имущества.

 

«Следует согласиться с тем, что отсутствие в деле гражданского иска не является препятствием для применения рассматриваемой меры принуждения», – полагает Артем Иванчин. 

При принятии соответствующих решений суды, как отметил ВС, должны ссылаться на ч. 2 ст. 44 УПК РФ, согласно которой гражданский иск может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия в суде первой инстанции. При этом доказывание характера и размера вреда, причиненного преступлением, осуществляется в ходе всего предварительного расследования.

Прокурор разъясняет: Верховный Суд РФ обобщил практику рассмотрения судами ходатайств о наложении ареста на имущество

Верховный Суд РФ обобщил практику рассмотрения судами ходатайств о наложении ареста на имущество по основаниям, предусмотренным частью 1 статьи 115 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 27.03.2019).

Верховным Судом Российской Федерации в соответствии с п. 38 Национального плана противодействия коррупции на 2018 — 2020 годы изучена практика рассмотрения судами ходатайств органов предварительного расследования о наложении ареста на имущество по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 115 УПК РФ, в том числе при отсутствии заявленного гражданского иска, за 2017 — 2018 годы.

Анализ судебной практики свидетельствует о том, что суды при разрешении ходатайств следователя, дознавателя о наложении ареста на имущество обвиняемого по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст.

115 УПК РФ, в основном правильно применяют положения закона, руководствуясь не только нормами Конституции Российской Федерации и федерального законодательства, но и правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского Суда по правам человека, а также разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации, содержащимися, в частности, в постановлении от 1 июня 2017 года № 19 «О практике рассмотрения судами ходатайств о производстве следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав граждан».

Верховный Суд РФ разъяснил, что согласно части 4 статьи 115 УПК РФ арест не может быть наложен на имущество, на которое в соответствии с ГПК РФ не может быть обращено взыскание.

При этом основания для отказа в удовлетворении ходатайства имеются также в тех случаях, когда исходя из поданных в суд материалов не представляется возможным решить вопрос об аресте имущества с соблюдением требований части 4 статьи 115 УПК РФ.

Обобщение судебной практики также показало, что суды руководствуются п.

13 постановления Пленума от 1 июня 2017 года № 19 и признают ходатайства обоснованными лишь в том случае, когда стоимость имущества, указанного в ходатайстве, соразмерна имущественным взысканиям, для обеспечения которых налагается арест.

Согласно разъяснениям, в случае заявления ходатайства о наложении ареста на имущество для обеспечения исполнения приговора в части наказания в виде штрафа или гражданского иска стоимость имущества, на которое налагается арест, не должна превышать максимального размера штрафа, установленного санкцией статьи Особенной части УК РФ, либо должна быть соразмерна причиненному преступлением ущербу. В связи с этим ходатайство о наложении ареста может быть удовлетворено частично, арест наложен на соответствующую по стоимости часть имущества.

Вывод о несоразмерности стоимости имущества тому ущербу, в целях возмещения которого имущество арестовано, являлся основанием для изменения судебного решения судом апелляционной инстанции.

Версия для печати

Обзор ВС: когда судам не следует арестовывать имущество — новости Право.ру

ВС отмечает, что анализ судебной практики показывает, что суды при разрешении ходатайств следователя, дознавателя о наложении ареста на имущество обвиняемого по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 115 УПК, в основном правильно применяют положения закона. Значительная часть ходатайств об аресте имущества  рассматривается по уголовным делам о коррупционных преступлениях. 

Чье имущество?

ВС напомнил, что по ч. 1 ст. 115 УПК арест может быть наложен только на имущество обвиняемого/подозреваемого, но суды должны проверять, действительно ли названное в ходатайствах имущество принадлежит этим лицам.

Только в случаях, когда из материалов дела с очевидностью следует, что имущество у третьих лиц фактически принадлежит обвиняемому или приобретено им на доходы, которые были получены от преступлений, суды могут обоснованно такое имущество арестовать.

В качестве примера приводится решение Пятигорского городского суда Ставропольского края от 28 ноября 2017 года. Тогда под арест попала гостиница. Она находилась в собственности у некого ООО, учредителями которого были близкие родственники обвиняемого по ч. 4 ст.

159 УК (мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере). Тогда суд установил, что гостиница была куплена на преступные доходы, а на третьих лиц оформлена, чтобы скрыть доходы. Арест суд наложил, чтобы обеспечить возмещение ущерба бюджету (около 82 млн руб.)

Фактор единственного жилья

Арест не может быть наложен на имущество, на которое по ГПК не может быть обращено взыскание (закреплено в ч. 4 ст. 115 УПК). Поэтому, решая вопросы об аресте, судья должен убедиться, что такое правило соблюдается. Например, если некоторое помещение является для обвиняемого и его семьи единственным пригодным для постоянного проживания местом, то арестовать его нельзя.

На основании именно этого обстоятельства Ломоносовский районный суд Архангельска 2 июня 2017 года отказал следователю в аресте квартиры Алексея Степанова*, которого обвиняли по ч. 6 ст. 290 УК (получение взятки в особо крупном размере).

Отказать в аресте суд может, когда из поданных в суд материалов нельзя понять, попадает ли имущество под то, на которое не может быть обращено взыскание. Белорецкий межрайонный суд Республики Башкортостан 22 октября 2018 года отказал в аресте имущества Сергея Иванова, так как из материалов не было понятно, является ли это жилье единственным пригодным для совместного проживания.

Эта же ч. 4 ст. 115 УПК является основанием для отмены ареста в апелляции, если суд первой инстанции не учел эту часть удовлетворении ходатайства.

Соразмерность имущественным взысканиям

ВС отметил, что стоимость имущества, на которое налагается арест, не должна превышать максимального размера штрафа (он установлен санкцией статьи Особенной части УК). Другой вариант – стоимость имущества должна быть соразмерна причиненному преступлением ущербу. Поэтому суды могут наложить арест только на часть имущества.

Так, Майминский райсуд Республики Алтай 17 августа 2017 года отказал в аресте машины стоимостью в 1,7 млн руб., так как его владелец обвинялся по ч. 2 ст. 292 УК (служебный подлог), а штрафы по статье составляют 100 000–500 000 руб.

, кроме того, по ней нельзя применить конфискацию. Похожая ситуация была в Ленинском райсуде Чебоксар: дознавателю не удовлетворили ходатайство об аресте, так как сумма требований по гражданскому иску составляла 56 000 руб.

, а стоимость имущества – 250 000 руб. 

Вернуть ходатайство

ВС обратил внимание, что «качество материалов, представляемых в суд органами, осуществляющими предварительное расследование, не всегда отвечает предъявляемым требованиям». Судья должен выяснить (по ч. 1 и 2 ст.

Читайте также:  Изменение КоАП РФ с 1 мая 2021 года

165 УПК), подсудно ли ходатайство суду, находится ли уголовное дело в производстве следователя или дознавателя, который такое ходатайство подал, и содержит ли сам документ сведения, необходимые для ареста и другие материалы.

Если требования к ходатайствам и подсудности не выполняются, то суды возвращают их следователям и дознавателям.

12 апреля 2017 года судья Ухтинского городского суда Республики Коми вернул ходатайство о наложении ареста на имущество следователю, так как в предоставленных документах не было постановления о соединении уголовных дел и принятии следователем этого дела (после соединения) к производству. То есть суд не мог установить, подало ли ходатайство уполномоченное должностное лицо.

О целях наложения ареста

«Как правило, органы предварительного расследования в ходатайствах приводят сразу несколько целей для наложения ареста на имущество (например, для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, возможной конфискации имущества или других имущественных взысканий)», – рассказывается в обзоре. Суды в таких случаях в постановлении об аресте указывают, в каких именно целях налагается арест.

В Горно-Алтайском городском суде Республики Алтай 27 августа 2018 года судья арестовал автомобиль и земельный участок Зинаиды Сергеевой*, которую подозревали по ч. 3 ст. 160 УК (присвоение) на сумму 643 000 руб.

В постановлении было отмечено, что ходатайство было заявлено «в целях обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска и взыскания штрафа». При этом санкция по статье составляет 100 000–500 000 руб.

, а иск заявлен на сумму 770 000 руб. 

Отсутствие информации о заявленном гражданском иске при этом не является основанием для отклонения ходатайства об аресте. Например, Курганский городской суд арестовал недвижимость, машину и деньги Ивана Купалы*, который нанес ущерб Фонду предпринимательства более чем на 16 млн руб. Размер имущественного вреда был подтвержден.

Фонд был признан потерпевшим, поэтому арест наложили, несмотря на то что гражданский иск заявлен еще не был. При этом суды могут правомерно ссылаться на ч. 2 ст.

44 УПК, согласно которой гражданский иск может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия при разбирательстве уголовного дела в суде первой инстанции, а значит, и арест может быть наложен.

Обзор практики рассмотрения судами ходатайств о наложении ареста на имущество. 

* – имя и фамилия изменены редакцией.

Верховный Суд РФ обобщил практику наложения ареста на имущество обвиняемых в совершении преступлений — Новости — КонсультантПлюс Свердловская Область

Уголовное право. Исполнение наказаний

«Обзор практики рассмотрения судами ходатайств о наложении ареста на имущество по основаниям, предусмотренным частью 1 статьи 115 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 27.03.2019)

Разъясняется, в частности, что в уголовном судопроизводстве наложение ареста на имущество является одной из мер процессуального принуждения, применяемой в целях обеспечения надлежащего исполнения приговора к подозреваемому, обвиняемому и состоящей в запрете, адресованном собственнику или владельцу имущества, распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться им, а также в изъятии имущества и передаче его на хранение.

В соответствии с ч. 1 ст.

115 УПК РФ следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора возбуждает перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, взыскания штрафа, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, указанного в ч. 1 ст. 104.1 УК РФ.

Для наложения ареста на имущество, находящееся у других лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, правовые основания установлены в ч. 3 ст.

115 УПК РФ, исходя из которой такой арест допускается в целях обеспечения предполагаемой конфискации имущества или сохранности имущества, относящегося к вещественным доказательствам по данному уголовному делу, и при условии, что относительно этого имущества имеются достаточные, подтвержденные доказательствами основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования преступной деятельности.

Верховный Суд РФ напоминает, что согласно ч. 4 ст. 115 УПК РФ арест не может быть наложен на имущество, на которое в соответствии с ГПК РФ не может быть обращено взыскание.

При этом основания для отказа в удовлетворении ходатайства имеются также в тех случаях, когда исходя из поданных в суд материалов не представляется возможным решить вопрос об аресте имущества с соблюдением требований ч. 4 ст. 115 УПК РФ.

Судам следует руководствоваться п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.06.2017 N 19 и признавать ходатайства обоснованными лишь в том случае, когда стоимость имущества, указанного в ходатайстве, соразмерна имущественным взысканиям, для обеспечения которых налагается арест.

В случае заявления ходатайства о наложении ареста на имущество для обеспечения исполнения приговора в части наказания в виде штрафа или гражданского иска стоимость имущества, на которое налагается арест, не должна превышать максимального размера штрафа, установленного санкцией статьи Особенной части УК РФ, либо должна быть соразмерна причиненному преступлением ущербу. В связи с этим ходатайство о наложении ареста может быть удовлетворено частично, арест наложен на соответствующую по стоимости часть имущества. Вывод о несоразмерности стоимости имущества тому ущербу, в целях возмещения которого имущество арестовано, являлся основанием для изменения судебного решения судом апелляционной инстанции.

Отсутствие в материалах, представленных органами, осуществляющими предварительное расследование, данных о заявленном гражданском иске не является основанием для отказа в удовлетворении ходатайства следователя или дознавателя о наложении ареста.

Обзор подготовлен специалистами компании «Консультант Плюс» и предоставлен компанией «КонсультантПлюс Свердловская область» — информационным центром Сети КонсультантПлюс в г. Екатеринбурге и Свердловской области

Вернуться к списку новостей

Верховный Суд РФ обобщил практику наложения ареста на имущество обвиняемых в совершении преступлений

В соответствии с ч. 1 ст.

115 УПК РФ следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора возбуждает перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, взыскания штрафа, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, указанного в ч. 1 ст. 104.1 УК РФ.

Для наложения ареста на имущество, находящееся у других лиц, неявляющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, правовые основания установлены в ч. 3 ст.

115 УПК РФ, исходя из которой такой арест допускается в целях обеспечения предполагаемой конфискации имущества или сохранности имущества, относящегося к вещественным доказательствам по данному уголовному делу, и при условии, что относительно этого имущества имеются достаточные, подтвержденные доказательствами основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования преступной деятельности.

Верховный Суд РФ разъяснил, что согласно ч. 4 ст. 115 УПК РФ арест не может быть наложен на имущество, на которое в соответствии с ГПК РФ не может быть обращено взыскание.

При этом основания для отказа в удовлетворении ходатайства имеются также в тех случаях, когда исходя из поданных в суд материалов не представляется возможным решить вопрос об аресте имущества с соблюдением требований ч. 4 ст. 115 УПК РФ.

Судам следует руководствоваться п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.06.2017 N 19 и признавать ходатайства обоснованными лишь в том случае, когда стоимость имущества, указанного в ходатайстве, соразмерна имущественным взысканиям, для обеспечения которых налагается арест.

В случае заявления ходатайства о наложении ареста на имущество для обеспечения исполнения приговора в части наказания в виде штрафа или гражданского иска стоимость имущества, на которое налагается арест, не должна превышать максимального размера штрафа, установленного санкцией статьи Особенной части УК РФ, либо должна быть соразмерна причиненному преступлением ущербу. В связи с этим ходатайство о наложении ареста может быть удовлетворено частично, арест наложен на соответствующую по стоимости часть имущества. Вывод о несоразмерности стоимости имущества тому ущербу, в целях возмещения которого имущество арестовано, являлся основанием для изменения судебного решения судом апелляционной инстанции.

Отсутствие в материалах, представленных органами, осуществляющими предварительное расследование, данных о заявленном гражданском иске не является основанием для отказа в удовлетворении ходатайства следователя или дознавателя о наложении ареста.

Источник: Белокалитвинская городская прокуратура.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *