Верховный суд обобщил судебную практику по наказанию организаций за откаты и взятки

Противодействие коррупции, которая уже названа одним из главных препятствий для развития страны, продекларирована сейчас как одно из важных направлений деятельности всех органов государственной власти и, конечно, правоохранительных органов.

Традиционно коррупционные проявления ассоциируются, прежде всего, с взяточничеством, которому посвящены ст.290, 291 и 291.1 УК РФ.

Масштаб борьбы с преступлениями, связанными с коррупцией, в последнее время существенно увеличился. Фигурантами дел о взяточничестве становятся не только давно привычные врачи и преподаватели, но и лица, занимающие государственные должности, министры, губернаторы, руководители крупных подразделений правоохранительных органов.

Почему важно отграничивать взятку от мошенничества

Одним из средств борьбы с взяточничеством стало существенное ужесточение наказание за получение взятки, которое законодатель произвел еще в 2011 году. С тех пор помимо увеличения сроков лишения свободы были введены штрафы кратные сумме взятки, которые применялись наряду с лишением свободы.

В этой связи отграничение взяток от других преступлений, хотя и сопряженными с использованием служебных полномочий при их совершении, но не связанными с коррупцией, таких как хищений, и, например, мошенничеств, стало иметь принципиальное значение в практической деятельности, в том числе и адвоката по уголовным делам.

Дополнительную ценность критериям отграничения взятки от мошенничества придавали и многочисленные факты «завышения» обвинения, когда действия должностных лиц без достаточных оснований, а иногда и просто по надуманным поводам квалифицировались по коррупционным статьям, тогда как в действительности налицо было совершение мошенничества.

Фабула дела с переквалификацией взятки на мошенничество

Примером, спорной квалификации действий должностного лица, привлекаемого органами следствия за взятку в особо крупном размере, стало дело, рассмотренное одним из судов г. Москвы.

Началось это дело задержанием сотрудника налоговой службы, который, по версии следствия, в ходе выездной налоговой проверки предъявил требование генеральному директору фирмы о передаче ему 8 миллионов рублей.

Взамен налоговик обещал избавить фирму от крупного доначисления налогов, а также от серьёзных штрафов за нарушение налогового законодательства.

Переговоры инспектора и руководителя коммерческой организации шли длительное время и закончились тем, что стороны сошлись на сумме в 2 миллиона рублей, которая предназначалась инспектору, за то, что в акте налогового органа, составляемом по результатам выездной налоговой проверки, не будет выявлено нарушений налогового законодательства. Согласовав сумму, инспектор и генеральный директор договорились, что деньги будут перечислены на расчетный счет указанного налоговым инспектором юридического лица. В подтверждение перевода денег на счет подконтрольной инспектору фирмы, требовалось предоставить платежное поручение на требуемую сумму.

Как впоследствии оказалось, все переговоры с инспектором директор фиксировал с помощью аудиозаписи, которую он предоставил сотрудникам оперативных служб. Те, в свою очередь, провели мероприятие «Оперативный эксперимент», в ходе которого с помощью средств аудио- и видеофиксации запечатлели передачу инспектору платежного поручения о переводе предназначавшихся ему денег.

Основания и доводы защиты для переквалификации взятки на мошенничество

Вступив в уголовное дело с первого дня расследования, я обратил внимание следователя на то, что на момент, когда между обвиняемым и генеральным директором фирмы велись переговоры по поводу передачи денежных средств, в деятельности проверяемой компании не были выявлены налоговые нарушения.

Более того, обвиняемый фактически не осуществлял проверочные действия, так как был в тот момент откомандирован в другой город с целью проверки другого юридического лица. Непосредственно проверочные действия в отношении возглавляемого директором юридического лица, проводила группа других инспекторов, никто их которых ничего не знал о действиях своего коллеги.

Акт налоговой проверки должен был быть составлен и подписан несколькими инспекторами, а вынесенное на его основе решение утверждалось руководителем налогового органа. Ни на кого из них обвиняемый не имел никаких рычагов воздействия.

Таким образом, защитой указывалось, что, несмотря на наличие определенных полномочий, связанных с исполнением служебных обязанностей, обвиняемый не мог в данных конкретных условиях осуществить обещанные генеральному директору действия, за которые инспектор требовал незаконное вознаграждение.

В этой связи инспектор лишь использовал факт проведения выездной налоговой проверки, для обмана проверяемого им субъекта относительно возможности совершения действий в интересах лица, предоставившего денежные средства, в целях  последующего хищения этих средств без намерений, а главное возможности совершения этих действий.

Указанные доводы, не нашли понимания и поддержки на предварительном следствии и действия подзащитного были квалифицированы по ч.1 ст.30, ч.6 ст.290 УК РФ, то есть приготовление к взятке в особо крупном размере.

Окончательная переквалификация действий подсудимого со взятки в особо крупном размере на мошенничество

В ходе судебного рассмотрения дела доводы и аргументы защиты, ранее заявлявшиеся на предварительном следствии, повторно были исследованы в судебном заседании с изучением всех конкретных обстоятельств совершенного преступления и материалов дела, в том числе должностных инструкций, регламентов проведения выездных налоговых проверок и других доказательств.

В результате участники процесса и суд признали, что в действиях сотрудника налоговой службы отсутствуют признаки приготовления к взятке в особо крупном размере, а налицо покушение на мошенничество в особо крупном размере (ч.3 ст.30, ч.4 ст.159 УК РФ).

Необходимо сказать, что квалификация действий подсудимого, именно как покушение на преступление, осуществленная судом в приговоре, также, на мой взгляд, не лишена изъяна.

Такой вывод можно сделать исходя из того, что на предварительном следствии подсудимый обвинялся в приготовлении к преступлению, а не в покушении на него.

Приготовление к преступлению считается менее опасной стадией преступления, по сравнению с покушением на преступление, в связи с чем в силу ч.2 ст.66 УК РФ должно влечь и менее суровое наказание.

В связи с тем, учитывая, что на предварительном следствии действия обвиняемого оценивались именно как приготовление, а не покушение на преступление, действия суда, установившего неоконченное преступление подсудимого, как покушение, означали выход за пределы обвинения и ухудшение положения подсудимого, что, безусловно, нарушило его право на защиту.

Вместе с тем, назначенное наказание в виде 2-х лет лишения свободы полностью устроило осужденного, в связи с чем приговор не был обжалован защитой в апелляционном порядке. Государственное обвинение также не подавало апелляционного представления по делу.

По результатам налоговой проверки юридическому лицу, генеральный директор которого был заявителем по уголовному делу, были доначислены неуплаченные налоги на сумму около 8 млн. рублей, а также оно было привлечено к налоговой ответственности в виде штрафа в размере около 2 млн. рублей. К моменту рассмотрения дела в суде данное юридическое лицо прекратило свою деятельность.

Приговор суда с переквалификацией взятки на мошенничество (извлечения):

Верховный суд обобщил судебную практику по наказанию организаций за откаты и взяткиВерховный суд обобщил судебную практику по наказанию организаций за откаты и взяткиВерховный суд обобщил судебную практику по наказанию организаций за откаты и взяткиВерховный суд обобщил судебную практику по наказанию организаций за откаты и взяткиВерховный суд обобщил судебную практику по наказанию организаций за откаты и взяткиВерховный суд обобщил судебную практику по наказанию организаций за откаты и взятки

Вс рф обобщил судебную практику по потребительским спорам

20.10.2021

Верховный суд обобщил судебную практику по наказанию организаций за откаты и взяткиКоллаж: Legal.Report

Президиум Верховного суда РФ утвердил обзор судебной практики по делам о защите прав потребителей. В 48-страничном документе рассматриваются наиболее актуальные вопросы, возникшие при рассмотрении дел в 2020–2021 годах.

В обзоре разбирается 20 дел из практики судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ. Как указано, они приводятся в целях формирования единообразного применения и толкования судами норм права при разрешении потребительских споров.

Восемь дел касаются споров, возникающих из договоров розничной купли-продажи товаров. Так, например, потребитель пожаловался, что смарт-часы, фитнес-браслеты и пульсометры перестали вести онлайн-учет и контроль физической нагрузки при тренировках.

Причиной стало отключение электронного сервиса в связи с переходом производителя на другой софт.

ВС указал, что в этом случае потребитель вправе возвратить товар изготовителю (уполномоченной организации или уполномоченному индивидуальному предпринимателю, импортеру) и потребовать возврата уплаченной за него суммы в связи с существенным недостатком.

Шесть дел в обзоре касаются споров, возникающих при выполнении работ и оказании услуг. Так, приводится дело о нарушении прав потребителя вследствие повреждения и утраты при перевозке приобретенного товара.

Нижестоящие суды, ссылаясь на то, что причиненный истцу ущерб в размере объявленной стоимости груза возмещен до подачи иска, пришли к выводу об отсутствии правовых оснований для предъявления к экспедитору требований в большем размере.

ВС, напротив, указал, что возмещение (полное или частичное) потребителю стоимости утраченного при перевозке товара не является основанием для отказа в компенсации морального вреда.

Также разбирается дело клиента фитнес-клуба, с которым разорвали членский договор после критического отзыва об оказанных услугах (L.R подробно писал об этом в репортаже).

Нижестоящие суды не увидели нарушений в одностороннем отказе администрации клуба от обязательств.

Однако ВС указал, что односторонний отказ исполнителя от исполнения публичного договора возмездного оказания услуг в отсутствие нарушений со стороны потребителя не допускается.

Наконец, рассматривается шесть споров, возникающих между потребителями финансовых услуг и финансовыми организациями. Так, например, ВС приходит к выводу, что при предъявлении потребителем финансовых услуг в суд требования к финансовой организации, превышающего 500 тыс.

рублей (за исключением требований, вытекающих из договора ОСАГО), предварительное обращение к финансовому уполномоченному не требуется. Кроме того, ВС указывает, что уменьшение судом на основании ст.

333 ГК РФ размера неустойки, взысканной решением финансового уполномоченного, допускается в исключительных случаях и с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что такое уменьшение неустойки является допустимым.

Читайте также:  Процентная ставка ЕНВД в 2021 году

Верховный суд разделил откаты на взятки и растраты

29.03.2013 / 17:29

Верховный суд обобщил судебную практику по наказанию организаций за откаты и взяткиВерховный суд (ВС) предлагает новую трактовку откатов, то есть разделить понятие на «взятку» и «растрату». К какой статье относится преступление, будет зависеть от того, была ли завышена цена сделки. Такие рекомендации были озвучены на научно-практической конференции, где главным образом обсуждался проект постановления пленума ВС по коррупционным преступлениям.

К взятке (статья 290 Уголовного кодекса) предлагается причислять два вида откатов. В первом случае если в обмен на вознаграждение чиновник заключает договор на поставку товара. Во втором случае взяткой может считаться, если товары по госзаказу приобретаются по рыночной цене. Статья 290 грозит лишением свободы на срок от 3 до 15 лет.

Но при условии, если цена выше даже рыночной стоимости, преступление предлагается квалифицировать, как растрату вверенных средств. Это статья 160 Уголовного кодекса, и она предусматривает наказание от 2 до 10 лет лишения свободы.

Именно переквалификация дел по откатам в статью «растрата» стала камнем преткновения между экспертами. К примеру, существует мнение, что такая перестановка может привести к тому, что коррупционеры будут намеренно завышать цены для того, чтобы потенциальное наказание было ниже.

Другого мнения придерживается известный правозащитник Юрий Падалко. По его словам, этот прогноз не из сферы практики, так как многое зависит от сумм.

«С законодательной точки зрения здесь даются правильные разграничения», — говорит эксперт, «но все упирается в систему и в применение этого на практике. В законе все правильно и подробно расписано, но, как правило, в реальности все происходит по-другому».

Юрий Падалко: «К примеру судебный процесс, в котором рассматривалось дело Владимира Квачкова (13 лет колонии строго режима по обвинению в подготовке вооруженного мятежа в России и терроризме). Мгновенно, после оглашения приговора, судья получает повышение до Верховного Суда.

Сейчас адвокаты подали апелляционную жалобу, но ее невозможно подать без подписания протокола, а его подписывает судья, вынесший вердикт. Очевидно заказное дело: было дано обещание судье в виде повышения по службе за нужный приговор.

И это недоказуемо в рамках Следственного комитета».

Тем временем, Анатолий Голубев, председатель правления Комитета по борьбе с коррупцией, считает, что подобные законодательные усложнения только увеличивают коррупцию.

По словам Голубева, это тенденция последних лет, когда под страхом угрозы разоблачения чиновник обрастает посредниками.

Сумма взяток и откатов увеличивается, и каждый день в этот процесс втягивается все больше количество людей.

Анатолий Голубев: «Нормальные люди, когда в доме заводятся мыши, они заводят котов, когда заводятся крысы — ставят крысоловки. А у нас делают законы. То есть, мы пишем на двери объявление: «Мышам вход строго запрещен». Власть пытается сделать то, что она должна. Но, простите, есть ведь и люди, которые эти законы должны исполнять».

По словам Анатолия Голубева, когда коррупционная сделка свершилась, о ней уже поздно говорить, в этом случае законы должны быть лишь дополнительной мерой. Однако при условии, что эти рекомендации станут уже частью Уголовного кодекса, в этом случае, это станет плодородной почвой для коррупции.

Одно и то же действие будет рассматриваться по разным статьям. Преступление либо против имущества, либо против государственной власти. Будет ли следствие искать эти трудно находимые детали или пойдет по пути наименьшего сопротивления.

Верховный суд планирует утвердить окончательную версию постановления в мае, а пока обсуждение данного документа продолжается.
Аида Дисинбаева

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Назначенный приговором суда штраф по делу о взятке по ст. 291 УК РФ снижен судом в 30 раз

Содержание:

Верховный суд обобщил судебную практику по наказанию организаций за откаты и взятки

До 2016 года, вплоть до тех пор, пока не был принят соответствующий Федеральный закон, назначение дополнительного вида наказания по делам о взятках, было обязательным.

В настоящее время, санкции претерпели изменения, несмотря на то, что ужесточились сроки лишения свободы, появилась некоторая лояльность касаемо штрафов, что конечно же оправдано, поскольку выплатить многомилионный, порой составляющий десятки миллионов штраф, лицу, которое осуждено к лишению свободы, во многих случаях непосильно.   

Осуждение по делу о взятке к лишению свободы и назначение дополнительного наказания в виде огромного штрафа

В 2013 году подзащитный был осужден Жуковским горсудом Московской области про ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 4 ст. 291 УК РФ, и приговорен к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима со штрафом в размере шестидесятикратной суммы взятки —  47 940 000 руб.

В 2014 году, когда подзащитный уже отбывал наказание в виде лишения свободы, судом ему была предоставлена отсрочка выплаты штрафа на 5 лет.

Затем, по отбытии установленного законом срока наказания, дающего право на условно-досрочное освобождение в соответствии с ч. 3 ст. 79 УК РФ, подзащитный освобожден от дальнейшего отбывания наказания в виде лишения свободы.

Вышел на свободу, а штраф остался

После выхода на свободу, подзащитный устроился на довольно-таки престижную работу, стал социализироваться, но огромный, почти в 48 миллионов рублей штраф, не давал в полной мере вернуться к нормальной жизни и висел как дамоклов меч.

Выплата такой огромной суммы была для подзащитного не возможна ни единовременно, ни даже в течение многих лет, достать столь огромную сумму законным способом в ближайшей перспективе не представлялось возможным.

А это означало не только удар по материальному положению, но и лишение возможности снятия судимости до полного исполнения наказания (выплаты штрафа), что в свою очередь влияло и на дальнейшее карьерное продвижение по работе, и в конечном итоге, никак не способствовало исправлению и возвращению к нормальной жизни.

Обращение в суд с ходатайством об отмене (снижении) штрафа

Подзащитному ничего другого не оставалось, как в порядке ст. 10 УК РФ обратиться в суд с ходатайством об отмене или снижении назначенного приговором суда штрафа.

На данном этапе в дело вступил адвокат Зуев А.В. В обоснование заявленного ходатайства стороной защиты было приведено следующее. Правовыми основаниями к освобождению от дополнительного наказания в виде штрафа являлись ч. 1 ст. 10 УК РФ, согласно которой уголовный закон, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу.

Санкция ч. 4 ст. 291 УК РФ, в редакции, действующей на момент совершения преступления и постановления приговора, предусматривала лишение свободы на срок от пяти до десяти лет со штрафом в размере шестидесятикратной суммы взятки (лишение свободы, как основной вид наказания, с обязательным назначением дополнительного 60-ти кратного штрафа – ни больше, ни меньше).

Соответствующими Федеральными законами от 03.07.2016 г. № 330-ФЗ, № 328-ФЗ, № 325-ФЗ, № 324-ФЗ, № 323-ФЗ в ч. 4 ст. 291 УК РФ внесены изменения, согласно которым, за данное преступление может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок от семи до двенадцати лет со штрафом в размере до шестидесяти кратной суммы взятки или без такового.

В новой редакции санкция указанной статьи изменилась следующим образом – наказание в виде лишения свободы стало более суровым, его нижняя граница начинается от семи лет, верхняя граница до двенадцати лет, за счет чего изменилась категория преступления с тяжкого на особо тяжкое, однако назначение штрафа теперь не является обязательным к применению.

Кроме того, сторона защиты мотивировала свои доводы о необходимости освобождения от штрафа или изменения его размера тем, что подзащитный основной вид наказания отбыл, доказал свое исправление, трудоустроен, социализирован, имеет на иждивении несовершеннолетнего ребенка, а также престарелого родителя, наличие кредитных обязательств. При таких обстоятельствах исполнение наказания в виде выплаты штрафа является для подзащитного непосильным и не соответствует целям назначенного наказания, предусмотренным ч. 2 ст. 43 УК РФ, никак не способствуя восстановлению социальной справедливости и его исправлению.

Государственным обвинителем, в своих возражениях на ходатайство указано, что в соответствии с ч. 1 ст. 10 УК РФ уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет, а значит ходатайство не может быть удовлетворено, поскольку санкция в части лишения свободы ужесточена.

Такой формальный довод прокурора является ошибочным, поскольку законодателем при принятии Федерального закона от 03.07.2016 г. № 324-ФЗ по-новому определены характер и степень общественной опасности преступлений, предусмотренных ч. 4 ст.

291 УК РФ, и правовой статус лиц их совершивших, а значит, данный закон, предполагая возможность определения лицам назначения или не назначения дополнительного наказания в виде штрафа, является улучшающим положение таких осужденных, а следовательно полежит к ним применению в силу требований ст. 10 УК РФ.

Суд постановил применить обратную силу уголовного закона и снизить размер штрафа по взятке в 30 раз

Как указал в своем решении суд, согласно правовой позиции, сформулированной в Постановлении Конституционного суда РФ от 20.04.2006 г. № 4-П, по смыслу ст.

Читайте также:  Формирование очереди и порядок приема в детский сад в новосибирске в 2020 году: особенности и правила постановки, необходимые документы, льготный список и электронная очередь, узнать свой номер

10 УК РФ, закон, улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу и подлежит применению в конкретном деле независимо от того, в чем выражается такое улучшение – в отмене квалифицирующего признака преступления, снижении нижнего и (или) верхнего пределов санкции соответствующей статьи УК РФ, изменения в благоприятную для осужденного сторону правил Общей части, касающихся назначения наказания, или в чем-либо ином.

По указанным выше основаниям суд постановил снизить размер дополнительного наказания в виде штрафа с 47 940 000 руб. (шестидесятикратный размер взятки) до 1 598 000 руб. (размер двукратной суммы взятки).

Постановление суда:

Postanovlenie Shtraf291

Статья по данному случаю на личном сайте адвоката: https://advokat-zuev.ru/snijenie-chtrafa/

Вс обобщил практику штрафов за «корпоративные» взятки — новости право.ру

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов Директор компании дал чиновнику деньги, чтобы тот помог победить в конкурсе на ремонт дорог в области. За это к ответственности привлекли не только самого директора, но и его фирму. Многомиллионного штрафа удалось избежать только благодаря тому, что директор решил сотрудничать со следствием и помог раскрыть преступления. Это и другие дела вошли в новый тематический обзор практики Верховного суда по делам о незаконном вознаграждении от имени юридических лиц.

Ответственность за передачу незаконного вознаграждения от имени юридического лица предусмотрена ст. 19.28 КоАП. По ней наказывают коммерческие и некоммерческие организации, чьи сотрудники или руководители «попались» на взятках должностным лицам. Например, за содействие в заключении различных договоров и госконтрактов или за предоставление различных преимуществ перед другими компаниями.

Привлекают к ответственности по этой статье относительно редко: в 2019 году суды рассмотрели 485 дел этой категории. При этом минимальный штраф за нарушение составляет 1 млн руб., но часто достигает десятков и сотен миллионов рублей. Поэтому ВС решил проанализировать практику рассмотрения подобных дел и ответить на самые важные вопросы.  

Согласно указанию Верховного суда, для дел по ст. 19.28 КоАП важно понимать, имело ли юридическое лицо отношение к взятке и было ли оно в ней заинтересовано. 

В обзоре Верховный суд приводит два примера. В одном деле наемный водитель попробовал договориться «на месте» с инспектором ГИБДД и положил деньги в бардачок патрульной машины.

Оказалось, что водитель не хотел увольнения, поэтому опасался наступления негативных последствий лично для себя, а не для работодателя.

Поэтому суд прекратил производство по статье КоАП в отношении компании, на которую он работал.

А в другом случае нарушитель дал деньги генеральному директору компании за отказ от участия в торгах. Благодаря этим действиям конкурс выиграла организация, учредителями которой были сын и жена нарушителя. Доказать, что мужчина действовал не в интересах общества, не получилось, поэтому компанию оштрафовали на 20 млн руб.

Для привлечения по ст. 19.28 действия нарушителя должны носить явно выраженный характер, быть адресованными конкретному лицу и иметь недвусмысленное содержание, отмечает ВС.

В качестве примера «недвусмысленного» предложения ВС приводит дело, в котором представитель общества по доверенности дважды предложила деньги должностному лицу банка за незаконное одобрение заявки на кредит. Такое поведение представителя дорого обошлось обществу, потому что его оштрафовали на 100 млн руб. 

Наказать по ст. 19.28 КоАП могут не только за предложение денег, но и за другие имущественные услуги. Например, за ремонт офиса. В деле, попавшем в обзор, директор общества предложил приставу помощь с ремонтом служебного кабинета в обмен на отсрочку в наложении ареста на счета предприятия. Ремонт делать не пришлось, а вот штраф в 1 млн руб. заплатить заставили. 

Согласно разъяснениям ВС, если незаконная передача денежного вознаграждения происходила в несколько этапов или систематически, для квалификации размера этих действий по разным частям ст. 19.28 КоАП нужно учитывать полную сумму всей взятки.

Учредитель общества дал четыре раза деньги должностному лицу отдела по надзору за промышленной безопасностью. Общая сумма переданного составила 447 000 руб.

, но суд первой инстанции квалифицировал события как четыре отдельных эпизода и четыре раза оштрафовал общество на 500 000 руб. по ч. 1 ст. 19.28 КоАП.

Апелляция решение пересмотрела и вынесла решение об одном штрафе в соответствующем размере, потому что все это время учредитель действовал с «единым преступным умыслом».

Если нарушитель предложил вознаграждение, но не назвал конкретной суммы, то привлекать к ответственности нужно по ч. 1 ст. 19.28 КоАП, которая предусматривает наименьшее из возможных по этой статье наказание.

ВС указывает: отсутствие обвинительного приговора в отношении физического лица не мешает привлечению юридического лица к административной ответственности по ст. 19.28 КоАП.

Пленум ВС Пленум ВС разъяснил правила для гражданских исков

В обзоре приводится пример, в котором нарушитель передал деньги представителю министерства, а общество об этих действиях знало. Но на момент рассмотрения дела по КоАП уголовное дело находилось в стадии судебного следствия и еще не дошло до приговора. Несмотря на это, суд привлек юридическое лицо к ответственности.

Кроме того, ВС подтвердил еще одно правило: действующее законодательство не исключает возможности одновременного возбуждения уголовного дела в отношении физического лица и дела по КоАП в отношении юридического лица.

Поскольку штрафы, предусмотренные ст. 19.28 КоАП, могут достигать сотен миллионов рублей, суд может арестовать имущество организации, чтобы та точно заплатила. Согласно разъяснениям ВС, в ходатайстве о наложении ареста прокурор должен указать конкретное имущество юридического лица, которое нужно арестовать. Кроме того, заявитель должен обосновать суду необходимость меры.

Пленум ВС Пленум ВС разъяснил правила кассации по КАС

В одном из дел прокурор предложил наложить арест на 17 автомобилей привлекаемой к ответственности компании. А суд согласился арестовать только пять, потому что стоимость имущества, на которое накладывается обеспечительная мера, не должна превышать максимально возможный размер штрафа по выбранной статье.

ВС напоминает: минимальный размер штрафа по ст. 19.28 КоАП – 1 млн руб. В деле, которое попало в обзор, суд по просьбе общества назначил ему штраф в 100 000 руб., потому что принял во внимание тяжелое финансовое положение организации. Такой подход был признан незаконным. Апелляционный суд исправил ошибку и назначил штраф в 1 млн руб.

ВС разрешил назначать по этой статье наказание ниже минимального, но только при наличии «исключительных обстоятельств». Но даже тогда суд не вправе назначить штраф меньше 500 000 руб. 

Статья КоАП предусматривает не только штраф, но и изъятие самого предмета взятки. Например, денег. При этом такое дополнительное наказание назначается обязательно, а не по усмотрению суда. 

В деле, которое вошло в обзор, суд не стал назначать дополнительное наказание и не конфисковал взятку в 85 436 руб. Это стало поводом для отмены решения в апелляции. При новом рассмотрении деньги все же конфисковали.

Дополнительное наказание в виде конфискации можно не назначать, когда передача денег не состоялась, а общество привлекают, например, за одно обещание вознаграждения.

КоАП предусматривает, что у юридического лица есть шанс избежать ответственности по ст. 19.28, но для этого нужно поспособствовать раскрытию преступления (ч. 5 ст. 19.28 КоАП). При этом ВС подчеркивает, что само по себе освобождение физического лица от уголовной ответственности за взятку еще не значит, что юридическое лицо нужно автоматически освободить от административной ответственности.

Обзор практики ВС Верховный суд обобщил дела об отмывании денег через судебные решения

В одном из дел образовательная организация смогла избежать штрафа в 10 млн руб. по ч. 2 ст. 19.28 КоАП. Ее проректор доказал, что должностное лицо вымогало у него взятку, а также напомнил, что добровольно участвовал в оперативном эксперименте и помог с поимкой преступника.

В другом примере директор, который дал должностному лицу взятку в 2 млн руб. за помощь с победой в конкурсе, позднее дал подробные и последовательные показания по делу, а также помог поймать чиновника-взяточника. Это помогло организации не платить многомиллионный штраф.

Обзор судебной практики рассмотрения дел о привлечении к административной ответственности, предусмотренной статьей 19.28 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Верховный суд обобщил судебную практику по наказанию организаций за откаты и взятки

Верховный суд опубликовал Обзор судебной практики рассмотрения дел о привлечении к административной ответственности, предусмотренной статьей 19.28 КоАП РФ «Незаконное вознаграждение от имени юридического лица». В документ вошли дела, рассмотренные российскими судами за 2017–2019 годы по данному виду административного правонарушения. Судьи определили:

  • какие действия от имени организации относятся к правонарушению;
  • какие лица могут совершать такое правонарушение от имени юрлица;
  • как характеризуется незаконное вознаграждение;
  • когда следует наказать даже за обещание незаконного вознаграждения.

В обиходе данное правонарушение больше известно как «откат» или корпоративная взятка. Поэтому о наказании за него будет интересно узнать подробности не только юристам, но и должностным лицам организаций. Минимальный штраф за это правонарушение составляет 1 млн рублей.

Какие действия являются правонарушением

Судьи указали, что действия, образующие состав административного правонарушения, предусмотренного статьей 19.28 КоАП РФ, признаются совершенными от имени юридического лица, если тот, кто их совершил:

  • представляет организацию в силу закона, иного правового акта, устава организации или доверенности;
  • является должностным лицом организации;
  • является лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации.
Читайте также:  Стало известно, какие лицензии и разрешения автоматически продлят еще на год

В обзоре приведен случай, когда водитель организации собирался дать взятку инспектору ГИБДД, но его действия квалифицировали как незаконное вознаграждение от имени работодателя.

Но оказалось, что он преследовал личные интересы, так как не хотел платить штраф, опасался лишения водительских прав и увольнения. Поэтому организация в этом случае ответственности не несет.

А вот если коммерческий директор предложит за победу в тендере уполномоченному лицу 10% от цены заказа, это будет квалифицировано как откат от имени организации. правда, в зависимости от суммы, ответственность может быть и уголовной.

При этом под юрисдикцию статьи попадают, в том числе, действия по оказанию услуг имущественного характера, а именно — предоставление третьим лицам от организации любых имущественных выгод:

  • освобождение от обязательств;
  • передача в пользование недвижимости;
  • передача автотранспорта для временного использования;
  • осуществление ремонта или обслуживания и т.д.

При этом в обзоре отмечено, что:

Действия, выражающиеся в незаконных предложении, обещании денежного вознаграждения, оказании услуг имущественного характера, передаче имущественных прав за совершение в интересах организации должностным лицом действий (бездействие), связанных с занимаемым им служебным положением, должны:

  • носить явно выраженный характер;
  • быть адресованными конкретному лицу;
  • иметь недвусмысленное содержание.

Сумма незаконного вознаграждения

Верховный суд привел правила квалификации незаконных действий по соответствующей части статьи 19.28 КоАП РФ в зависимости от суммы вознаграждения.

В обзоре указано, что незаконные передача денежного вознаграждения, оказание услуг имущественного характера или предоставление имущественных прав в рамках одной договоренности, но в несколько этапов или систематически — квалифицируется по общей сумме переданных денежных средств или по общей стоимости оказанных услуг или предоставленных прав.

Если конкретную сумму установить не удалось или, если речь идет о незаконном предложении или обещании вознаграждения от имени или в интересах организации, юрлицо подлежит привлечению к административной ответственности по ч. 1 статьи 19.28 КоАП.

Уголовная ответственность должностного лица не препятствует штрафу на организацию

Судьи ВС РФ напомнили, что действующее законодательство не исключает возможности одновременного возбуждения уголовного дела в отношении физического лица и дела по КоАП в отношении юридического лица.

Наличие или отсутствие обвинительного приговора в отношении должностного лица, которое лично передавало вознаграждение, не мешает привлечению организации к административной ответственности по статье 19.

28 КоАП РФ.

Вс запретил класть в основу приговора одни лишь показания взяткодателей

Защита автоинспекторов обратила внимание, что водитель, якобы передавший взятку, обратился с соответствующим заявлением спустя значительный промежуток времени после произошедших событий, при этом данных, подтверждающих факт передачи денежных средств не представлено, а сами вещественные доказательства не были изъяты, осмотрены и приобщены к материалам дела. Таким образом, отсутствует предмет взятки. 

  • Адвокаты считают, что суд необоснованно трактовал все сомнения не в пользу подсудимых, а в пользу стороны обвинения и настаивали на оправдательном приговоре.
  • Позиция ВС
  • Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена
  • совокупностью исследованных судом доказательств (часть 4 статьи 302 УПК РФ), а неустранимые сомнения в виновности лица, возникающие при оценке доказательств должны толковаться в пользу обвиняемого (часть З статьи 14 УПК РФ), напоминает ВС.
  • Он считает, что эти требования закона по данному делу суды не выполнили.
  • Судебная коллегия обращает внимание на то, что исходит лишь из установленных судом фактических обстоятельств, указанных в судебных решениях по настоящему делу.

Так, автоинспекторы признаны виновными в том, что 17 июля 2019 года в период времени с 16 часов 00 минут до 16 часов 40 минут, будучи должностными лицами, действуя умышленно, группой лиц по предварительному сговору, из корыстных побуждений, получили от водителя 6 тысяч 900 рублей за несоставление протокола об административном правонарушении, предусмотренном часть 4 статьи 12.15 КоАП РФ.

Как следует из материалов уголовного дела, осужденные как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании не признавали себя виновными и утверждали, что деньги они не просили и их не получали.

Отвергая доводы автоинспекторов, суд сослался на показания взяткодателя об обстоятельствах нарушения им правил дорожного движения при выезде на полосу встречного движения при совершении обгона, и остановки сотрудниками ГИБДД, которые сообщили, что за непривлечение к административной ответственности «можно решить вопрос» за 7 тысяч рублей. Но поскольку с собой у него денег не было, то он вынужден был съездить в соседний посёлок и снять деньги в банкомате. Вернувшись к месту происшествия, водитель положил деньги в планшет одного из сотрудников ГИБДД, после чего ему вернули документы и отпустили.

  1. Также в обоснование виновности подсудимых суд привел показания супруги взяткодателя, что супруг ей рассказал о вымогательстве денег сотрудниками ДПС, и что, сидя на переднем пассажирском сидении автомобиля, она отчетливо видела, как супруг положил деньги в черную папку сотрудника ДПС.
  2. Какие-либо иные доказательства, позволяющие сделать вывод о достоверности показаний осужденных о непричастности к получению взятки либо о достоверности показаний свидетеля о передаче взятки, стороной обвинения не представлено в судебном заседании и в приговоре не приведено, отмечает ВС.
  3. Он также указывает, что показания ещё двух свидетелей обвинения являются производными, по колику очевидцами дачи взятки они не являлись, а о случившемся им стало известно со слов водителя.
  4. Что касается письменных материалов, то они лишь подтверждают факт снятия с банковской карты денежных средств, но не передачу их сотрудникам ГИБДД.
  5. Ссылки на протоколы очных ставок между водителем и автоинспекторами также не изобличают осужденных в получении взятки, поскольку каждые из них остались при своих первоначальных показаниях, поясняет ВС. 
  6. Он считает, что суд первой инстанции не дал надлежащей оценки в приговоре всем этим доказательствам, подтверждающим лишь факт остановки автомобиля и не подтверждающим факт передачи денежных средств в качестве взятки.
  7. «Признав же показания свидетелей (водителя и его супруги) достоверными, суд указал в приговоре, что у суда не возникает и «тени сомнения» в правдивости показаний названных лиц, и, оценив исследованные в судебном заседании доказательства по своему внутреннему убеждению, пришел к выводу о виновности (подсудимых) в совершении преступления при обстоятельствах, изложенных в приговоре.
  8. Однако подобные суждения носят предположительный характер, что прямо противоречит требованиям закона о необходимости обоснования выводов о виновности конкретными фактами и доказательствами, что в свою очередь, расценивается, как нарушение предусмотренных статья 88 УПК РФ правил оценки доказательств, в том числе и с точки зрения их достаточности для разрешения уголовного дела», — отмечает ВС.
  9. Кроме того, в приговоре не приведены мотивы, по которым суд положил в основу обвинения одни доказательства и отверг другие, удивилась высшая инстанция. 
  10. Так, показания водителя и его супруги приведены в приговоре неполно и только те обстоятельства, о которых они сообщали в ходе судебного процесса, тогда как из протокола судебного заседания следует, что их показания в ходе следствия оглашались в связи с противоречиями, оценка которым в судебном решении не дана, указывает ВС.

Он приводит в пример первоначальные показания взяткодателя, что тот снял с карточки 5 тысяч рублей, однако по выписке оказалось, что на 200 рублей больше: а супруга водителя хоть и «отчетливо видела, как муж положил деньги в папку», но не смогла опознать, кто именно ее держал в руках. При этом свидетельница утверждала, что инспектор с папкой стоял один, а ее супруг, что оба сотрудника ГИБДД в момент передачи взятки находились рядом. 

Кроме того, в ходе очной ставки водитель пояснил, что члены его семьи вообще не видели факта передачи им денежных средств сотрудникам ГИБДД, так как он стоял к ним спиной, а они находились внутри салона автомобиля на расстоянии 5-6 метров, при этом окна в автомобиле были закрыты. И только через неделю взяткодатель уточнил, что супруга видела, как он передал деньги.

  • «Таким образом, показания свидетелей об обстоятельствах передачи взятки содержат существенные противоречия, в том числе, касающиеся денег, снятых в банкомате; возможности наблюдения свидетелем передачи взятки; места нахождения инспекторов ГИБДД в момент передачи денежных средств, что ставит под сомнение достоверность сообщенных свидетелями сведений, а, следовательно, и выводы суда о виновности инспекторов ГИБДД в получении взятки, в том числе, и по обстоятельствам предварительного сговора группой лиц», — отмечает ВС.
  • В связи с чем Судебная коллегия определила приговор отменить, а уголовное дело передать на новое апелляционное рассмотрение в Сармановский районный суд Республики Татарстан иным составом суда.
  • Источник: РАПСИ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *