Фнс россии обобщила практику по налоговым спорам

Фнс обобщила судебную практику по налогам на доходы физлиц

Обзор включает в себя пять разделов:

1. Споры, связанные с НДФЛ:

  • ???? упущенную выгоду следует считать налогооблагаемым доходом (определение ВС РФ №309-КГ17-13845 от 29 января 2018 года);
  • ???? если вышедшему из общества участнику взамен стоимости его доли выдали вексель третьего лица, то моментом получения дохода будет считаться оплата по этому векселю (определение ВС РФ №306-ЭС19-5334 от 4 июня 2019 года);
  • ???? если работодатель оплачивает работнику проезд в личных целях последнего, то это засчитывается в качестве дохода и облагается НДФЛ (определение ВС РФ №8-КГ15-6 от 19 октября 2015 года).

2. Спор, связанный с искажением исчисления налога по операциям с ценными бумагами:

???? гражданин представил уточненную декларацию по НДФЛ, где отразил убытки от реализации ценных бумаг. Однако проверка выяснила, что для формирования отрицательного финансового результата ценные бумаги были проданы родному брату по минимальной цене.

3. Спор о доходах, не подпадающих под налогообложение:

???? таковыми признаются единовременные компенсационные выплаты для медработников (определение ВС РФ №3-КГ17-1 от 12 мая 2017 года).

4. Споры о минимальном сроке владения недвижимостью для освобождения доходов при продаже от налога:

???? при проверке обоснованности освобождения от налогообложения нужно смотреть, какое законодательство действовало на момент регистрации права собственности (определение ВС РФ №18-КГ17-40 от 31 мая 2017 года);

???? если комнаты объединялись собственником в одну квартиру, то минимальный срок нужно отсчитывать с даты получения в собственность последней комнаты, а не с момента регистрации объединенного объекта (определение ВС РФ №70-КГ15-16 от 6 апреля 2016 года).

5. Споры об имущественных вычетах в силу ст. 220 НК РФ:

  1. ???? налоговый вычет не применяется, если купля-продажа жилья совершается между взаимозависимыми лицами (определение ВС РФ №18-КГ17-92 от 25 июля 2017 года);
  2. ???? налоговый вычет при покупке жилой недвижимости не предоставляется в отношении тех расходов, которые были покрыты плательщику бюджетными средствами (определение №8-КГ17-7 от 17 августа 2017 года);
  3. ???? нельзя отказывать в вычете по формальным основаниям (определение ВС РФ №86-КГ17-1 от 27 апреля 2017 года);
  4. ???? деньги, которые причитались умершему в качестве налогового вычета, включаются в наследственную массу (определение ВС РФ №44-КФ19-24 от 6 марта 2019 года);
  5. ???? чтобы член жилищно-строительного кооператива получил налоговый вычет, нужно соблюсти следующие условия: должна состояться передача недвижимости члену кооператива, а член кооператива, в свою очередь, должен оплатить взнос в полном объеме (определение ВС РФ №5-КГ18-308 от 27 февраля 2019 года).

Напоминаем, что недавно вышел обзор судебной практики высших судов по налогам. Скачать его можно по ссылке.

Нужен налоговый юрист? Обращайтесь!

Если материал был полезен, ставьте лайк и подписывайтесь!

Фнс обобщила налоговую практику высших судов

ФНС России представила 13-страничный обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах Верховного и Конституционного судов РФ, принятых в третьем квартале 2017 года по вопросам налогообложения.

В документе рассматривается больше десятка сложных аспектов налоговых споров.

Так, в частности, со ссылкой на позицию ВС дается ответ на следующий вопрос: если суд не установит факты нарушения ответчиком прав истца, за защитой которых он обратился, либо оспаривания ответчиком защищаемых истцом прав, то в таких случаях понесенные истцом судебные издержки не подлежат возмещению за счет ответчика?

Решением Арбитражного суда Московской области признаны незаконными действия налогового органа по внесению в ЕГРЮЛ записи о ликвидации организации и ликвидация общества; признана недействительной запись в ЕГРЮЛ о прекращении деятельности организации в связи с ее ликвидацией.

В рамках данного дела общество обратилось с заявлением о распределении расходов на оплату услуг представителя.

Отказывая во взыскании судебных издержек, суды исходили из того, что действия регистрирующего органа, признанные судом незаконными, не были направлены на нарушение прав заявителя и, соответственно, не подлежат квалификации как решение не в пользу инспекции, поскольку отсутствовала заинтересованность регистрирующего органа в исходе спора. Кроме того, у регистрирующего органа на момент рассмотрения названного заявления формально не имелось оснований для отказа в государственной регистрации оспоренной ликвидации юридического лица.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного суда РФ, отправляя дело на новое рассмотрение, согласилась с нижестоящими судами в возможности применения по данному виду споров разъяснений, содержащихся в п. 19 постановления Пленума ВС РФ от 21.01.

2016 № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела».

Из них следует, что не подлежат распределению между лицами, участвующими в деле, издержки, понесенные в связи с рассмотрением требований, удовлетворение которых не обусловлено установлением фактов нарушения или оспаривания прав истца ответчиком, административным ответчиком.

Однако экономколлегия указала на необходимость в конкретном случае исследовать вопрос о том, чьими действиями – регистрирующего органа или ликвидатора – были нарушены права заявителя при регистрации ликвидации юридического лица, а также выяснить, нарушены ли регистратором обязанности, установленные законом «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

Данные выводы содержатся в определении ВС РФ от 11.07.2017 № 305-КГ15-20332 по делу № А41-22257/2014 (ЗАО «Дорстройсервис» против МИФНС-5 по Московской области).

Фнс обобщила практику вс и кс по налоговым спорам — новости право.ру

Федеральная налоговая служба опубликовала обзор правовых позиций Конституционного Суда и Верховного Суда по вопросам налогообложения за третий квартал 2017 года. 

Дробление бизнеса

ФНС напомнила об июльском решении Конституционного суда, который отказался рассматривать жалобу Сергея Бунеева, осужденного за налоговые преступления.

В ней заявитель оспаривал положения Налогового кодекса, которые, по его мнению, позволяют вменять налогоплательщикам в вину «дробление бизнеса», то есть позволяют включать в налоговую базу средства, полученные не организацией-налогоплательщиком, а ее контрагентами.

КС отметил, что оспариваемые Бунеевым законоположения не допускают возможности доначисления налогоплательщику сумм в размере большем, чем установлено.

Кроме того, суд в отказном определении напомнил, что властными полномочиями в сфере налогообложения наделена ФНС, а значит, именно она должна следить за соблюдением соответствующего законодательства (подробнее в материале «КС запретил налогоплательщикам схемы, приносящие необоснованную выгоду»).

Судья КС Константин Арановский высказал по этому вопросу особое мнение, обратил внимание, что налогоплательщику вменяют намеренное «дробление бизнеса» при формальном соблюдении законодательства, но ни то, ни другое не является правонарушением.

«В судебной практике взаимозависимость участников сделки также сама по себе не дает оснований к признанию налоговой выгоды необоснованной», – написал тогда он.

Формальное дробление бизнеса не опровергает добросовестность налогоплательщика, ведение бизнеса несколькими юрлицами нигде не описано как правонарушение, а семейное предпринимательство нередко ведут в нескольких организационных формах, подчеркнул Арановский.

Налог на коляски

Еще одно решение КС вынес по жалобе компании «Мишутка», которая просила признать правительственное постановление «Об утверждении перечней кодов видов продовольственных товаров и товаров для детей, облагаемых НДС по ставке 10%» несоответствующим Конституции. Компания в октябре 2015 года ввозила в Россию партию детских колясок из Польши. Ростовская таможня отказала в выпуске товара и потребовала уплатить НДС не по ставке 10%, как за товар для детей, а по полной ставке – 18%.

КС спорные нормы признал конституционными, однако отметил, что найденная неопределенность должна устраняться непосредственно правоприменителями, в том числе судами общей юрисдикции путем выявления взаимосвязи правовых предписаний.

Суд указал, что оспоренные нормы не предполагают отказ от применения ставки 10% в случаях поставки колясок в комплектации, согласующейся с их обычным использованием, а буквальное прочтение этих норм привело к переходу налога на полную ставку и неправомерному ограничению имущественных прав налогоплательщика.

Таким образом, КС напомнил, что все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах следует толковать в пользу налогоплательщика.

В обзоре также нашлось место для 11 дел, рассмотренных Верховным судом.

Так, в июле экономколлегия ВС пресекла налоговую схему, которую не увидели суды нижестоящих инстанций. Они признали доначисление налогов неправомерным. Как сочли налоговики, ИП Рашид Биктогиров должен был доплатить 14,9 млн руб. НДС, НДФЛ, пеней и штрафов за реализацию права аренды земельного участка в 2011 году.

Эта сумма была доначислена буквально, исходя из содержания и цены договора. Три инстанции сочли такой подход неверным, поскольку налоговики не учли способа расчетов – это была цепочка зачетов встречных требований с участием физлиц, через займы и куплю-продажу нежилых помещений.

Суды решили, что чиновники должны были исследовать «истинную природу средств, вовлеченных в сделку купли-продажи прав», изучить договоры-«посредники». Чтобы подтвердить выгоду Биктогирова от сделки, одних писем о зачете недостаточно, пришли к выводу арбитражи.

Впрочем, ВС согласился с доводами налоговиков о том, что способы расчетов по договору купли-продажи имущественных прав не имеют правового значения для исчисления указанных налогов.

Коллегия по административным делам в июне рассмотрела спор налоговой и гражданки Дорошенковой. На основании договора купли-продажи с использованием кредитных средств, она со своим бывшим мужем приобрела в общую совместную собственность квартиру.

Супруги воспользовались правом на получение имущественного вычета, связанного с приобретением квартиры, распределив эту сумму между собой в равных долях. Затем они заключили брачный договор, согласно которому квартира перешла в собственность жены, а через некоторое время развелись.

Дорошенкова подала декларацию с заявлением налогового вычета в сумме средств, направленных на уплату процентов по кредиту в размере 100% от заявленного имущественного налогового вычета. Налоговая признала за ней право на вычет только на 50% от суммы.

ВС же пришел к выводу о том, что право на применение имущественного налогового вычета в равной мере признается за каждым из супругов, за счет общего имущества которых были понесены расходы на приобретение жилья, но только при условии, что общая сумма предоставленного каждому из них вычета остается в пределах единого максимального размера, а сам вычет заявлен в отношении одного и того же объекта недвижимости.

В рамках другого дела ВС напомнил: сделка купли-продажи недвижимого имущества, совершенная между взаимозависимыми лицами, например, братом и сестрой, в соответствии с положениями п. 5 ст.

Читайте также:  1 января заработает площадка для торгов по госимуществу

220 НК, исключает возможность предоставления имущественного налогового вычета независимо от того, повлияла ли взаимозависимость на условия или результат сделки (подробнее в материале «ВС разъяснил, когда покупатель не может претендовать на налоговый вычет»). 

В налоговой напоминают – инициировать судебное разбирательство по вопросу утраты налоговым органом возможности взыскания налогов, пеней, штрафов в связи с истечением установленного срока их взыскания вправе не только налоговый орган, но и налогоплательщик.

В том числе это делается путем подачи в суд заявления о признании сумм, возможность принудительного взыскания которых утрачена, безнадежными к взысканию. Соответствующая правовая позиция обозначена в Определении ВС № 5-КГ17-50.

При этом по рассматриваемой категории дел налоговый орган не лишен права на предъявление встречного иска о взыскании спорной задолженности вместе с ходатайством о восстановлении срока.

Если суд не установит факты нарушения ответчиком прав истца, за защитой которых он обратился, либо оспаривания ответчиком защищаемых истцом прав, то в таких случаях понесенные истцом судебные издержки не подлежат возмещению за счет ответчика.

Такая позиция выражена в споре налоговой и компании «Дорстройсервис», в отношении которой в ЕГРЮЛ были внесены сведения о ликвидации юрлица.

 В рамках данного дела общество обратилось с заявлением о распределении расходов на оплату услуг представителя (подробнее в материале «Фирмы нет, долги остались: виновата ли ФНС в незаконной ликвидации»).

В рамках дела № А41-12803/2016 Верховный суд защитил предпринимателя, который досрочно заплатил налоги. Предприниматель Роман Грязнов, работающий по упрощенной системе, решил досрочно заплатить налоги за 3-й и 4-й кварталы 2015 года. Бизнесмен 28 октября 2015 года попросил банк «Город», где он обслуживался, перечислить с его счета в бюджет сумму налогов за 2015 год.

Однако просьбу предпринимателя кредитная организация выполнить не успела – в середине ноября 2015 года ЦБ отобрал у нее лицензию. Бизнесмен узнал, что его платежи государству так и не поступили, и решил в судебном порядке признать исполненными свои обязанности налогоплательщика. Суд первой инстанции поддержал Грязнова, в отличие от апелляции и кассации.

Впрочем, решение АС Московской области засилил ВС.

Налогоплательщик с целью уклонения от исполнения обязанности по уплате налогов, начисленных ему в ходе выездной налоговой проверки, фактически перевел свою финансово-хозяйственную деятельность на вновь созданную компанию, которая была зарегистрирована в период проведения выездной налоговой проверки (дело № А08-6711/2015). ВС пришел к выводу, что общество и его правопреемник находятся в состоянии зависимости друг от друга, а это является основанием для взыскания с ответчика задолженности по налогам, числящейся за налогоплательщиком.

ФНС напоминает: налоговым периодом по налогу на добычу полезных ископаемых признается календарный месяц. В связи с этим налоговая база по данному налогу должна определяться налогоплательщиком ежемесячно (дело № А40-133431/2016). 

Согласно правовой позиции Верховного суда, высказанной в рамках дела № А40-61604/16, после реализации покупателям и списания с баланса нежилых помещений и части общего имущества объекта обязанность по уплате налога на имущество организаций, а также по представлению соответствующей декларации на часть общего имущества объекта у продавца отсутствует.

Также ВС в рамках дела № А40-44828/2016 указал, что налоговая база по налогу на имущество организаций, рассчитанная в порядке ст. 378.

2 НК, должна определяться исходя из кадастровой стоимости здания, определенной нормативным актом субъекта, в соответствии с которым утверждаются результаты определения кадастровой стоимости объектов недвижимого имущества, с учетом доли площади спорных помещений в общей площади здания.

Наконец, в августе ВС рассмотрел спор между налоговой и центром Хруничева. Представители последнего утверждали, что имеют право на налоговые льготы, потому как предприятие является федеральным научно-производственным центром.

Суды трех инстанций поддержали позицию Центра, но экономколлегия ВС пришла к выводу, что предприятие не имеет права на использование указанной льготы (см. «Верховный суд отказал космическому центру Хруничева в налоговых льготах»).

 

С полным текстом обзора ФНС можно ознакомиться по ссылке (формат .docx). 

Вс обобщил практику по налоговым спорам в отношении малого и среднего бизнеса

Президиум Верховного Суда РФ утвердил Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с применением гл. 26.2 и 26.5 НК РФ в отношении субъектов малого и среднего предпринимательства.

Всего в документе представлены 20 дел, связанных с применением упрощенной и патентной систем налогообложения малым и средним бизнесом, рассмотренные арбитражными судами всех инстанций и Судебной коллегией по экономическим спорам ВС РФ, а также разъяснения по отдельным вопросам судебной практики. 

По мнению адвоката, партнера юридической фирмы «Тиллинг Петерс» Екатерины Болдиновой, в Обзоре нет каких-либо сенсационных позиций по делам такого рода, однако сформулированы некоторые ключевые моменты, на которые суды, по ее мнению, должны обращать внимание.

Адвокат, руководитель практики налоговых споров адвокатской конторы «Бородин и Партнеры» Алексей Пауль также отметил, что Обзор включает отдельные положительные для налогоплательщиков позиции, которые ограничивают формальный подход при применении УСН. Кроме того, Обзор подтверждает давно сформированный подход о закрытом перечне расходов по упрощенной системе.

Невозможность перевода на общий режим

Алексей Пауль выделил п.

1 Обзора практики, согласно которому налоговый орган не вправе ссылаться на несвоевременность уведомления вновь созданным субъектом предпринимательства о применении УСН, если ранее им фактически признавалась обоснованность применения спецрежима. По мнению эксперта, данный вывод «фактически позволяет приобрести право на применение УСН на основании молчаливого согласия налогового органа».

В аналогичном ключе изложен п. 2 Обзора в части запрета инспекции переводить на общий режим организацию, созданную в результате преобразования юрлица, применявшего упрощенную систему налогообложения, и продолжившую использовать данный спецрежим, несмотря на отсутствие уведомления о переходе на УСН от реорганизованной организации.

ВС указал, что при преобразовании юрлица оно сохраняет за собой право применять УСНКак пояснил Верховный Суд, это следует из того, что в гл. 26.2 НК РФ отсутствуют специальные правила, регулирующие применение УСН в случае реорганизации юрлиц таким образом

Ранее «АГ» писала об этом деле, в котором Судебная коллегия пришла к выводу, что при отсутствии в гл. 26.

2 НК РФ специальных правил, регулирующих применение УСН в случае реорганизации, общество было вправе исходить из сохранения у него в неизменном состоянии права на применение данного специального налогового режима как неотъемлемого элемента своей правоспособности.

Коллегия также отметила, что налогоплательщик однозначно выразил намерение продолжить применение УСН, исчислив авансовый платеж по специальному налоговому режиму и совершив действия по его уплате в бюджет.

Партнер, заместитель генерального директора компании «НАФКО-Консультанты» Павел Иккерт объяснил такую позицию необходимостью «следовать тенденции материального, а не формального подхода в вопросах разрешения спора о соответствии субъекта предпринимательской деятельности требованиям налогового законодательства, регулирующего отношения в части применения соответствующего налогового режима».  

Дробление бизнеса

Экспертам «АГ» показался крайне интересным п. 4 Обзора, в котором сам факт взаимозависимости налогоплательщика и его контрагентов не является основанием для консолидации их доходов и для вывода об утрате ими права на применение, если каждый из них ведет самостоятельную хозяйственную деятельность. 

Алексей Пауль отметил, что приведенная правовая позиция, связанная с дроблением бизнеса, способна стать важными ориентиром в правоприменении.

Как отметил эксперт, данный пункт Обзора интересен тем, что при оценке обоснованности налоговой выгоды суд может учитывать такие обстоятельства, как особенности корпоративной структуры (история создания взаимозависимых лиц, причины их реорганизации и др.

), практику принятия управленческих решений внутри группы взаимозависимых лиц, использование общих трудовых и производственных ресурсов, особенности гражданско-правовых отношений внутри группы. 

По мнению Екатерины Болдиновой, перечисленные судом в этом пункте Обзора обстоятельства будут очень важны для формирования судебной практики.

«Они уже неоднократно появлялись в судебных актах кассационных инстанций, однако налогоплательщикам приходилось каждый раз доказывать значимость этих обстоятельств для конкретного дела и конкретного налогоплательщика.

А теперь хочется верить, что ссылка на соответствующий пункт Обзора несколько упростит ситуацию», – отметила она.

Павел Иккерт добавил, что для субъектов малого и среднего бизнеса перерасчет налоговой обязанности по общим правилам в отношении продолжительного периода уже прошедшего времени, вследствие выводов налогового органа о неправомерном использовании хозяйствующим субъектом специального налогового режима, зачастую влечет для такого субъекта предпринимательской деятельности банкротство. 

Когда доходы по деятельности ПСН учитываются при УСН

Алексей Пауль также обратил внимание на п. 8 Обзора, согласно которому доходы, относящиеся к деятельности, облагаемой по патентной системе налогообложения, но полученные в период применения УСН, формируют налоговую базу по УСН. 

Разъяснено, что датой получения дохода в денежной форме в рамках патентной системы является день выплаты дохода, согласно п. 2 ст. 346.53 НК РФ.

В рамках ПСН доходом являются денежные средства, поступившие на расчетный счет ИП с момента, когда он находился на патентной системе, и до момента, когда истекло действие патента.

Если же оплата ранее выполненных работ поступает в период применения УСН, поступившие суммы учитываются при формировании налоговой базы по этим налогам.

Данные положения, по мнению Алексея Пауля, позволяют четче разграничить упрощенную и патентную системы налогообложения. 

Читайте также:  Образец жалобы в уфас по 44 ФЗ 2021 | Скачать форму, бланк

Иные важные аспекты Обзора

Среди важных, но не эксклюзивных позиций Екатерина Болдинова перечислила следующие разъяснения, приведенные в Обзоре:

  • создание филиала без намерения осуществлять деятельность через это обособленное подразделение не может служить основанием для прекращения применения специального налогового режима до истечения календарного года;
  • в целях определения права на применение УСН по общему правилу учитывается реально полученный доход, а не причитающиеся ему суммы (дебиторская задолженность);
  • суммы субсидии, предоставленной субъекту малого и среднего предпринимательства для приобретения (создания) объектов недвижимости, не включаются в состав облагаемых доходов, если соответствующие затраты понесены в течение не более чем двух налоговых периодов после их получения.

Все эти позиции, по мнению Екатерины Болдиновой, найдут свое отражение в судебной практике. «Споров по УСН и ПСН статистически не так много, но это не умаляет их важности для участвующих в них лиц», – заключила адвокат.

Государство выиграло почти 80% дел о необоснованной налоговой выгоде — РБК

До 2006 года в России не было единого подхода к пониманию необоснованной налоговой выгоды. Ст. 54.1 НК должна была устранить пробелы и установить более четкие критерии признания налоговой выгоды необоснованной.

Злоупотреблением теперь считаются умышленное искажение отчетности, учет фиктивных сделок, а также операции без деловой цели, сделки с единственной целью сэкономить на налогах.

Все решения региональных инспекций по этой статье согласовываются с центральным аппаратом ФНС.

Объем налоговых проверок по ст. 54.1 НК значительно превышает число судебных споров. На 6 ноября завершены 862 проверки с применением этой статьи, сообщал Бациев. 80% доначислений не удается урегулировать до суда.

Такой показатель говорит о высокой конфликтности применения правил ст. 54.1 НК, добавил Бациев. По другим категориям налоговых дел процент судебного обжалования существенно ниже, сказал РБК адвокат, партнер «Арбитраж.

ру» Денис Черкасов.

Грань между уходом от налогов и коррупцией

Дополнительно «Арбитраж.ру» проанализировал выборку из 100 дел, которые как минимум прошли апелляцию. Это значит, что выводы по ним имеют большую практическую значимость и показательны для понимания общей картины споров, пояснил РБК Черкасов.

Наиболее распространенные обстоятельства злоупотреблений в делах по ст. 54.

1 НК в порядке убывания — фиктивность хозяйственных операций (81 дело из 100), проблемные контрагенты (64 из 100), отсутствие деловой цели (22 из 100), взаимозависимость контрагентов (19 из 100), создание схемы получения налоговой выгоды (16 из 100), отсутствие права на льготу (12 из 100), дробление бизнеса (семь из 100). Обстоятельств злоупотребления не установлено в шести делах из 100.

Важно отличать случаи налоговой экономии от корпоративного мошенничества, подчеркивает генеральный директор юридической компании «Митра» Юрий Мирзоев. По его словам, в большинстве дел об оспаривании крупных сделок по ст. 54.1 НК есть признаки внутренней коррупции в компании, воровства или как минимум халатности менеджмента.

Крупные компании, как правило, заключают контракты по итогам тендеров. Службы безопасности проверяют, не подведет ли потенциальный подрядчик — есть ли у него ресурсы и опыт для исполнения контракта.

Поэтому если в крупном контракте большой компании вдруг всплывает фирма-однодневка, возникают вопросы к сотрудникам службы безопасности и должностным лицам. «Привлекая фирмы-прокладки, менеджеры крупных компаний чаще всего хотят нажиться, похитив средства бизнеса, а не уйти от налогов», — уверен Мирзоев.

Мелкие же фирмы, привлекая «экономически недееспособных» контрагентов, явно преследуют цель сэкономить на налогах. «Бюджет в таких случаях всегда теряет», — добавил юрист.

Случаи корпоративного мошенничества, когда государственный бюджет не пострадал, не должны подпадать под действие ст. 54.1 НК, подчеркивает Мирзоев. Но суды чаще всего не учитывают это — в итоге компания наказывается дважды. «Сначала менеджмент обманул акционеров, завысив расходы. Потом налоговый орган отказал в вычетах по НДС и учете расходов», — пояснил Мирзоев.

Налогоплательщики попытались обжаловать почти 88% решений арбитражных судов первой инстанции, отмечает «Арбитраж.ру».

Бизнес активно обжалует подобные решения в суде, потому что «подход, при котором налоговый орган отстранился от выяснения действительного размера налоговых обязательств, мягко говоря, несправедлив», отмечает Яголович.

Зачастую, наказывая бизнес за уход от налогов, налоговые органы не определяют, сколько он должен был заплатить без нарушения правил, то есть не проводят налоговую реконструкцию. В результате уклонистам доначисляют налоги не с прибыли, а с выручки. На проблему «карательных мер», в частности, уже обращал внимание бизнес-омбудсмен Борис Титов.

Доначисления налогов вкупе со штрафами до 40% порой могут превышать прибыль компаний, из-за чего бизнесу угрожает банкротство, говорит Черкасов.

Если решение осталось в силе после обжалования в вышестоящем налоговом органе, инспекция может заблокировать счет или арестовать имущество для взыскания налогов.

В такой ситуации компании трудно продолжать деятельность и осуществлять расходы, связанные с оспариванием решения инспекции в суде, указывает адвокат: «Разблокировать счет или снять арест на имущество можно, обратившись в суд, но получить желанные обеспечительные меры удается не всегда».

Разъяснения Высшего арбитражного, Конституционного и Верховного судов в совокупности обязывают налоговые органы проводить реконструкцию. Однако после вступления в силу ст. 54.1 НК в 2017 году ФНС попыталась переломить эту практику и сообщила нижестоящим инспекциям, что прежние подходы потеряли свое значение и в случаях налоговой экономии расчетный способ не применяется.

У налогового органа нет препятствий в расчете действительного размера налоговых обязательств, подчеркивает Яголович. Методики, подтвержденные судебной практикой, применялись в налоговых проверках до 2017 года. «Они просты и доступны для любого инспектора.

Более того, мы видим, что и в проверках по ст. 54.1 НК инспекции устанавливают все необходимые для правильного расчета налогов обстоятельства, определяют их до рубля.

Однако в расчет недоимки не включают, ссылаясь на позицию налогового ведомства», — указал адвокат.

Правила налоговой реконструкции были применены только в восьми из 100 дел. Все эти акты приняты в 2020 году, отмечают в «Арбитраж.ру».

Именно в этом году после дела «Кузбассконсервмолоко» начался тренд на проведение реконструкции. «Все эти дела, по существу, схожи с кейсом «Кузбассконсервмолоко».

Товары или услуги в реальности были поставлены конечному потребителю, а компания понесла расходы.

Суды посчитали необходимым учесть затраты налогоплательщика по налогу на прибыль без учета наценки спорных контрагентов», — говорит Черкасов.

Мизерная доля дел с налоговой реконструкцией объясняется, с одной стороны, отсутствием единого подхода в практике. С другой — инспекции не установили третьих лиц, которые действительно исполняли обязательства по спорным договорам, а сами налогоплательщики также не способствовали выявлению истинных исполнителей.

Надежда на решение проблемы

Профессиональное и предпринимательское сообщества ждут публикации письма ФНС о порядке применения правила налоговой реконструкции в условиях действия ст. 54.1. НК. Проект письма обсуждается уже полгода. Бациев анонсировал публикацию до Нового года.

По его словам, письмо разграничит случаи с фиктивными операциями и реальными, которые компании исказили при учете. Бизнес будет вправе рассчитывать на реконструкцию, если не причастен к схемам и фирмам-однодневкам или не знал о таком характере деятельности контрагентов.

В противном случае компании откажут в вычетах по НДС и учете расходов при определении налога на прибыль.

При этом если будет установлено, что именно компания так или иначе ответственна за действия однодневок, то расходы учтут, если она раскроет истинного исполнителя спорной операции и ее деловую цель.

Также Бациев анонсировал смягчение налоговых последствий в случаях, когда бизнес не проявил «должную осмотрительность» при выборе контрагентов.

«Новое письмо, возможно, повлияет на судебную практику, поможет найти баланс между фискальными интересами и интересами налогоплательщиков», — прогнозирует Черкасов. Письма ФНС — ведомственные акты, они обязательны для применения нижестоящими налоговыми органами, но необязательны для судов. Однако на практике суды ориентируются на рекомендации ФНС, отмечает адвокат.

Сами положения ст. 54.1 НК справедливы, «вопрос в том, чтобы налоговые органы начали правильно ее применять — не руководствуясь сиюминутной целью пополнения бюджета в тяжелое время, а для защиты добросовестных налогоплательщиков от налоговых мошенников», заключил Мирзоев.

Фнс россии от 11.08.2017 n са-4-7/15895@

  • МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  • ФЕДЕРАЛЬНАЯ НАЛОГОВАЯ СЛУЖБА
  • ПИСЬМО
  • от 11 августа 2017 г. N СА-4-7/15895@

Федеральная налоговая служба направляет обзор судебной арбитражной практики, связанной с обжалованием налогоплательщиками ненормативных актов налоговых органов, вынесенных по результатам мероприятий налогового контроля, в ходе которых установлены факты получения необоснованной налоговой выгоды путем формального разделения (дробления) бизнеса и искусственного распределения выручки от осуществляемой деятельности на подконтрольных взаимозависимых лиц.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 23 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ) налогоплательщики обязаны уплачивать законно установленные налоги и сборы.

В рамках мероприятий налогового контроля налоговыми органами устанавливаются факты снижения налогоплательщиками своих налоговых обязательств путем создания искусственной ситуации, при которой видимость действий нескольких лиц прикрывает фактическую деятельность одного налогоплательщика. При этом, получение необоснованной налоговой выгоды достигается в результате применения инструментов, используемых в гражданско-правовых отношениях, формально соответствующих действующему законодательству.

В пунктах 3, 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее — ВАС РФ) от 12.10.

2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» определено, что налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами, целями делового характера. В случае наличия особых форм расчетов и сроков платежей, свидетельствующих о групповой согласованности операций, суду необходимо исследовать, обусловлены ли они разумными экономическими или иными причинами (деловыми целями).

Читайте также:  Доверенность на получение корреспонденции на почте 2021

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 04.07.

2017 N 1440-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бунеева Сергея Петровича на нарушение его конституционных прав положениями статей 146, 153, 154, 247-249 и 274 Налогового кодекса Российской Федерации» сделал вывод о том, что налоговое законодательство не исключает в налоговых правоотношениях действия принципа диспозитивности и допускает возможность выбора налогоплательщиком того или иного метода учетной политики (применения налоговых льгот или отказа от них, применения специальных налоговых режимов и т.п.), которая, однако, не должна использоваться для неправомерного сокращения налоговых поступлений в бюджет в результате злоупотребления налогоплательщиками своими правомочиями.

  1. Конституционный Суд Российской Федерации в указанном определении отметил, что в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера), то это, в свою очередь, предполагает доначисление суммы налогов и сборов, подлежащих уплате в бюджет так, как если бы налогоплательщик не злоупотреблял правом, на основании соответствующих положений НК РФ, регулирующих порядок исчисления и уплаты конкретного налога и сбора.
  2. При этом Конституционный Суд Российской Федерации подчеркнул, что положения НК РФ, определяющие объект налогообложения и налоговую базу по налогу на добавленную стоимость (далее — НДС) и налогу на прибыль организаций, не допускают возможности доначисления налогоплательщику сумм налогов в размере большем, чем это установлено законом, поскольку сами определяют размер налоговой обязанности исходя из фактических показателей хозяйственной деятельности налогоплательщика.
  3. Результаты проведенного мониторинга судебной практики свидетельствуют о наличии значительного количества споров, связанных с доказыванием налоговым органом факта получения необоснованной налоговой выгоды в результате применения в предпринимательской деятельности рассматриваемой схемы.
  4. Так, за последние 4 года арбитражными судами рассмотрено более 400 дел на сумму, превышающую 12,5 миллиардов рублей, в рамках которых оспаривались ненормативные акты налоговых органов, вынесенные по результатам мероприятий налогового контроля и содержащие выводы о получении налогоплательщиками необоснованной налоговой выгоды в результате применения данной схемы.

Открыть полный текст документа

Новые разъяснения ФНС по вопросу проверок на необоснованную налоговую выгоду

Когда налоговики говорят об умышленных нарушениях? Как доказывают получение необоснованной налоговой выгоды? Ответы на эти вопросы дала ФНС в своём письме, где обобщила практику применения статьи 54.1 Налогового кодекса РФ. Об этом читайте в статье эксперта, консультанта горячей линии Татьяны Радайкиной.

На практике применение положений статьи 54.1 НК РФ, в частности с доначислением налогов (в том числе НДС) вследствие получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды (ННВ), вызывает много вопросов и споров.

ФНС по итогам мониторинга правоприменительной практики, в том числе судебного разрешения споров, разработала рекомендации, как инспекциям следует проводить налоговый контроль при доказывании ННВ и обосновывать свою позицию в спорах с налогоплательщиками по статье 54.1 НК РФ.

Доказывая получение налогоплательщиком ННВ, инспекции должны оценивать операции по следующим критериям:

  • реальность;
  • исполнение сделки надлежащим лицом;
  • действительный экономический смысл;
  • наличие деловой цели, помимо уменьшения налоговой обязанности.

Налоговые органы первым делом должны проверить реальность сделки. Если инспекция установит, что сделка нереальная, то  она не может быть учтена для целей налогообложения.

В случае, если реальность сделки не оспаривается, налоговые органы должны проверить исполнение сделки  надлежащим лицом. По этому критерию инспекции выявляют среди контрагентов «технические» компании.

Такие организации не ведут деятельность в своих интересах, не имеют нужных активов и не выполняют реальных функций.

К доказательству того, что контрагент не мог исполнить обязательств по договору, можно отнести следующие обстоятельства:

  • неизвестно местонахождение такого лица на момент совершения сделки;
  • у контрагента отсутствуют необходимые ресурсы для исполнения сделки (персонал, ОС, складские помещения, транспорт, разрешения, лицензии и т. д.);
  • невозможно реально провести операции с учётом времени, места нахождения имущества или объёма материальных и трудовых ресурсов;
  • операции по расчётному счёту не соответствуют  виду деятельности, по которому заключена сделка с налогоплательщиком;
  • нет других подтверждений реальной экономической деятельности (например, нет сайта и др.). 

Если проверяющие определят, что сделка не исполнялась лицом по договору, то они проверят, знал ли налогоплательщик или должен был знать, что компания «техническая»,  и есть ли в его действиях умысел.

Установление в совокупности следующих фактов будет свидетельствовать, что налогоплательщик знал о «техническом» характере контрагента:

  • поведение участников сделки и должностных лиц налогоплательщика при заключении договора не соответствует стандартам разумного поведения, ожидаемого в сходных обстоятельствах;
  • налогоплательщик не может объяснить причины выбора  именно этого контрагента;
  • документооборот нетипичен, в документах есть ошибки и неполные сведения, поскольку их заполняли формально, не рассчитывая их использовать для защиты прав.

Во всех этих случаях инспекция должна запросить пояснения. 

В качестве доказательства, что действия налогоплательщика направлены на уменьшение налоговой обязанности, могут быть также  использованы:

  • факты обналичивания денежных средств и использование их на нужды налогоплательщика, его должностных лиц, взаимозависимых, аффилированных и других лиц;
  • одни и те же IP-адреса;
  • обнаружение печатей, штампов и иной атрибутики контрагента на территории налогоплательщика.

В подтверждение умышленных действий могут выступить и обстоятельства заключения сделки. Например, переговоры шли с лицом, которое реально исполнило обязательства, а документы подписывала «техническая» компания. 

Если проверяющие докажут, что налогоплательщик  знал о номинальной роли контрагента  или преследовал цель неправомерно уменьшить налоговую обязанность, то это будет квалифицироваться, что правонарушение он совершил умышленно, а значит, штраф должен быть в размере 40 % (п. 3 ст. 122 НК РФ), то есть  в два раза больше.

Если же налогоплательщик должен был знать о номинальной роли контрагента, но не знал этого, так как не проявил должную осмотрительность,  в этом случае грозит штраф в размере 20 % (п. 1 ст. 122 НК РФ), а саму неосторожность могут учесть при оценке смягчающих обстоятельств. 

Проявленная должная осмотрительность при выборе контрагента позволит избежать ответственности по статье 54.1 НК РФ. В рекомендациях ФНС России перечислила довольно обширный перечень критериев, по которым следует оценить добросовестность контрагента.

Например, было ли известно налогоплательщику о фактическом местонахождении контрагента, его производственных и складских помещениях; наличие сведений, подтверждающих возможность реального выполнения контрагентом условий договора; низкая (относительно рынка) цена контракта; отсутствие оплаты, использование вместо расчётов денежными средствами векселей, прав требования и т. д.

При этом ФНС отмечает, что требования к проверке контрагента объективно не могут быть одинаковыми по всем сделкам.

Устанавливая действительный экономический смысл операции, налоговики преследуют цель обнаружить притворные сделки. Здесь они продолжают применять подход Пленума ВАС РФ № 53.

Причём, даже если налогоплательщик мог достигнуть экономический результат с помощью других законных сделок, это не основание признать, что он неправомерно уменьшил налоговую обязанность.

Кроме того, по статье 54.1 НК РФ нельзя оценивать сами по себе методологические или правовые ошибки (то есть неправильное применение норм), из-за которых неверно квалифицировали операции и определили налоговые последствия.

Также налоговики должны проанализировать, что являлось целью операции, то есть оценить, совершил бы налогоплательщик эту сделку исключительно по мотивам делового характера  без налоговых преимуществ. 

ФНС особо обратила внимание на случай, когда спорная сделка является частью цепочки операций. Причём, даже если при реализации совокупности операций деловая цель достигнута, это не значит, что каждая сделка её имела.

В частности, налоговые органы должны определить:

  • совершил бы отдельно взятую операцию  налогоплательщик вне совокупности операций;
  • не был ли налоговый мотив основным при её совершении и создании совокупности операций. 

Инспекция проведёт налоговую реконструкцию (определение налоговых обязательств расчётным путём), только когда известен реальный исполнитель по договору.

Если налогоплательщик его не раскроет и не представит подтверждающие документы, ни вычетов НДС, ни учёта расходов не будет.

Однако есть исключение: если установить реального исполнителя сделки невозможно, то налоговая реконструкция может быть проведена только в отношении налога на прибыль, когда нет спора о самом факте несения расходов.

В этом случае налоговики определят затраты расчётным методом. Их размер налогоплательщик должен доказать сам.

  • Если сделка исполнена налогоплательщиком собственными силами, то при условии предоставления всех необходимых документов (сведений) проверяющие посчитают вычеты НДС и расходы по покупке материальных и других ресурсов, которые не связаны с оплатой труда. 
  • Что касается критерия дробления бизнеса, проверяющие могут решить, что бизнес раздроблён и партнёры неправомерно применяют спецрежимы,  если контрагенты контролируются налогоплательщиком,  финансово-хозяйственную деятельность в своих интересах и на свой риск не ведут; оформляют документы от своего имени в интересах налогоплательщика, а также у них общие ресурсы и осуществляются  разные, но в то же время неразрывно связанные между собой направления деятельности, нацеленные на  достижение общего результата. 
  • *** 

Подводя итог, отметим, что в целом  ничего особо нового в Письме не сообщается, однако следует отметить, что ФНС России заняла довольно лояльную  позицию по некоторым  вопросам.

К примеру, при условии должной осмотрительности при выборе контрагента  добросовестный налогоплательщик освобождается от правовых последствий за выбор «технической» компании.

Но самым важным является то, что ФНС признала налоговую реконструкцию и разъяснила её правила применения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *