Как отличить движимое имущество от недвижимого? знают в фнс

Как отличить движимое имущество от недвижимого? Знают в ФНС

При решении вопроса об отнесении объекта к движимому или недвижимому имуществу необходимо руководствоваться действующим законодательством и сложившейся судебной практикой.

Об этом сообщила глава отдела налогообложения имущества юрлиц Управления налогообложения имущества ФНС РФ Ольга Хритинина в ходе своего выступления в рамках «Дня Бухгалтерии», который проводит фирма «1С» в Большом Московском цирке.

Представитель ФНС напомнила, что с 1 января 2019 года вступит в силу Федеральный закон от 03.08.2018 № 302-ФЗ, отменяющий налогообложение движимого имущества организаций.

Ольга Хритинина отметила: «Многих налогоплательщиков волнует тема дифференциации понятий движимого и недвижимого имущества в отдельных случаях.

Зачастую споры с налогоплательщиком об отнесении объектов к тому или иному виду имущества доходят до суда, поскольку в отдельных случаях и мнения экспертов разные, и судебная практика разные.

После освобождения движимого имущества от налога актуальность этой темы сохранится».

Представитель ФНС пояснила, что общие правила, которыми надо руководствоваться при отнесении объекта к недвижимости, закреплены в статье 130 ГК РФ. «Поскольку к движимому имуществу относятся объекты, не являющиеся недвижимостью, то необходимо четко понимать, что именно считается недвижимым имуществом», — уточнила Ольга Хритинина.

При решении этого вопроса, кроме ГК РФ, необходимо руководствоваться Жилищным кодексом РФ, законом о государственной регистрации недвижимости (от 03.07.2015 № 218-ФЗ) и техническим регламентом о безопасности зданий и сооружений (30 декабря 2009 года № 384-ФЗ).

«В первую очередь надо смотреть на регистрацию объекта в ЕГРН. Если объект зарегистрирован, то почти 100% — это недвижимость. При отсутствии регистрации ЕГРН (а таких объектов много) необходимо изучать документы технической инвентаризации, разрешение на строительство, на ввод в эксплуатацию, проектную документацию, заключение экспертизы и так далее», — пояснила Ольга Хритинина.

Представитель ФНС также настоятельно рекомендовала налогоплательщикам изучать судебную практику, которая позволяет понять, какими критериями руководствовались суды при отнесении объектов к движимому или недвижимому имуществу.

Эксперт пояснила: «Так, например, суд признал технологический трубопровод недвижимостью, поскольку он был возведен на фундаменте (эстакаде), наличие которого обеспечивало прочную связь этого трубопровода с землей. Наличие этого заглубленного фундамента было признано основанием для признания самого технологического трубопровода недвижимым имуществом».

«Другой суд признал недвижимостью весь комплекс объектов тепловой электростанции, поскольку они были объединены единым производственным назначением. Трансформаторная подстанция вместе с трансформаторами также были признана недвижимостью, несмотря на то, что трансформаторы могут демонтироваться и перевозится в другое место для эксплуатации», — отметила эксперт.

По словам Ольги Хритининой, спортивные площадки, футбольные поля суды не признали отдельными объектами недвижимости, а отнесли их к улучшениям земельных участков. Соответственно, налогом на имущество такие объекты не облагаются.

«Линейные объекты суды признают недвижимостью. Суды, включая ВС РФ, признали недвижимостью палубные краны на буровой платформе, несмотря на то, что такие краны могут эксплуатироваться отдельно и учитываются как отдельные инвентарные объекты», — резюмировала Ольга Хритинина.

День Бухгалтерии – это ежегодное мероприятие, которое позволяет посетителям получить самую последнюю информацию об изменениях законодательства и новшествах в программах «1С» от ведущих специалистов Минфина, ФНС, ПФР и экспертов фирмы «1С». Каждый год мероприятие посещают несколько тысяч бухгалтеров и партнеров «1С». 

Как отличить движимое имущество от недвижимого? Знают в ФНС

Фнс россии рассказала о критериях разграничения движимого и недвижимого имущества

Как отличить движимое имущество от недвижимого? Знают в ФНС

Налоговая служба указывает, что сами по себе критерии прочной связи вещи с землей, невозможности раздела вещи в натуре без разрушения, повреждения вещи или изменения ее назначения, а также соединения вещей для использования по общему назначению, используемые гражданским законодательством, не имеют определяющего значения при решении вопроса об освобождении от налогообложения движимого имущества. Их использование не позволяет разграничить инвестиции в обновление производственного оборудования и создание некапитальных сооружений от инвестиций в создание (улучшение) объектов недвижимости — зданий и капитальных сооружений (письмо ФНС России от 25 ноября 2021 г. № БС-4-21/16452@).

Ранее нормами налогового законодательства было установлено, что возникновение обязанности по уплате налога связывается с наличием у налогоплательщика движимого и недвижимого имущества, учитываемого на балансе в качестве объектов основных средств в порядке, установленном для ведения бухгалтерского учета (п. 1 ст. 38, п. 1 ст. 374 Налогового кодекса в редакции, действовавшей в 2014 – 2016 годах). 

Не признавалось объектом налогообложения движимое имущество, принятое на учет с 1 января 2013 года в качестве основных средств (до 1 января 2015 года). Начиная с 1 января 2015 года предусмотрено освобождение от налогообложения в отношении движимого имущества, принятого с 1 января 2013 года на учет в качестве основных средств (п. 25 ст.

381 НК РФ, в редакции, действовавшей до 1 января 2019 года).

Как указывает налоговая служба, цель освобождения от налогообложения движимого имущества, принятого к учету после 1 января 2013 года, состояла в поощрении инвестиций в новое оборудование, что при сохранении налогообложения уже введенного в эксплуатацию оборудования позволило бы реализовать стимул к обновлению основных средств без существенных потерь для бюджетов.

Сами по себе критерии прочной связи вещи с землей, невозможности раздела вещи в натуре без разрушения, повреждения вещи или изменения ее назначения, а также соединения вещей для использования по общему назначению, применяемые гражданским законодательством (п. 1 ст. 130, п. 1 ст. 133, ст.

134 Гражданского кодекса), не позволяют однозначно решить вопрос о праве налогоплательщиков на применение рассматриваемой льготы, поскольку эти критерии не позволяют разграничить инвестиции в обновление производственного оборудования и создание некапитальных сооружений от инвестиций в создание (улучшение) объектов недвижимости – зданий и капитальных сооружений. В обоих случаях приобретаемые налогоплательщиком активы до окончания монтажа не имеют прочной связи с землей, а после начала эксплуатации могут образовывать сложную вещь с объектом недвижимости, разделение которой без разрушения или повреждения становится невозможным или экономически нецелесообразным.

Наличие (отсутствие) сведений об объекте в ЕГРН также не может использоваться в качестве безусловного критерия для оценки правомерности применения льготы.

Это объясняется тем, что вещь является недвижимой либо в силу своих природных свойств, либо в силу прямого указания закона, что такой объект подчинен режиму недвижимых вещей.

Как поясняет ФНС России, государственная регистрация права на вещь не является обязательным условием для признания ее объектом недвижимости.

В бухгалтерском учете основой классификации объектов основных средств выступают Общероссийский классификатор основных фондов ОК 013-2014 (СНС 2008) и ранее действовавший Общероссийский классификатор основных фондов ОК 013-94.

В соответствии с ними оборудование не относится к зданиям и сооружениям, формируя самостоятельную группу основных средств, за исключением прямо предусмотренных в классификаторах случаев, когда отдельные объекты признаются неотъемлемой частью зданий и включаются в их состав (например, коммуникации внутри зданий, необходимые для их эксплуатации; оборудование встроенных котельных установок, водо-, газо- и теплопроводные устройства, а также устройства канализации).

Поэтому, по общему правилу, исключения из объекта налогообложения, которые до 2019 года были предусмотрены подп. 8 п. 4 ст. 374, п. 25 ст. 381 НК РФ, применимы к машинам и оборудованию, выступавшим движимым имуществом при их приобретении и правомерно принятым на учет в качестве отдельных инвентарных объектов, а не в качестве составных частей капитальных сооружений и зданий.

  • Документы по теме:
  • Налоговый кодекс Российской Федерации

Рекомендации ФНС: Как разграничить движимое и недвижимое имущество?

Как отличить движимое имущество от недвижимого? Знают в ФНС

Каковы критерии разделения имущества на движимое и недвижимое?

Публикация актуальна для слушателей курсов повышения квалификации по направлениям:

Сегодня от налога на имущество организаций освобождено все движимое имущество, которое было принято на учет с 1 января 2013 года. Данная норма имеет силу только в тех регионах России, где принят подобный региональный закон (согласно требованиям пункта 25 статьи 381 и 381.1 Налогового кодекса РФ). 

Уже после 1 января 2019 года любое движимое имущество перестанет быть объектом налогообложения налогом на имущество организаций. Об этом гласит принятый Федеральный закон от 3 августа 2018 г. № 302-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации». 

Налоговая служба РФ дает разъяснения по поводу разграничения имущества организации. Такая необходимость продиктована положениями главы 30 Налогового кодекса Российской Федерации (НК РФ), а также в связи с запросами на предоставление налоговой льготы в отношении движимого имущества, что предусмотрено пунктом 25 статьи 381 НК РФ. 

Что нужно включить в перечень движимого имущества, чтобы исключить это имущество из объектов налогообложения? 

Налоговый кодекс не разделяет понятия «движимое» и «недвижимое имущество». Но тем не менее статья одиннадцатая НК РФ позволяет применять определения, которые содержатся в иных отраслях законодательства, например, в Гражданском кодексе РФ (ГК РФ). 

Движимое и недвижимое имущество в ГК РФ

В статье 130 Гражданского кодекса пункт 2 указывается, что вещи, которые не относятся к недвижимости, признаются движимым имуществом. При этом в пункте один этой же статьи указано все, что является недвижимым имуществом, а именно:

  • земельные участки и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства.
  • помещения и машино-место,
  • а также другое имущество.
Читайте также:  Утверждены отчеты для прослеживаемых товаров

 Недвижимое имущество в Жилищном кодексе РФ

В Жилищном кодексе Российской Федерации, а именно в статье 15, недвижимым имуществом признаются:

  • все виды жилых помещений (жилой, в том числе многоквартирный, дом и его часть, квартира и ее часть, комната).

ФЗ №218 «О гос. регистрации недвижимости»

Федеральный закон от 13.07.2015 № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» указывает на объекты, которые нужно регистрировать в Едином государственном реестре недвижимости (ЕГРН):

  • жилые строения (пункт 9 части 5 статьи 8).

Недвижимое имущество в законе «О выборах Президента РФ»

Отделить движимое от недвижимого: инструкция от Верховного суда — новости Право.ру

В одном из недавних дел обозначен новый критерий отделения движимого от недвижимого – это предназначение объекта. Такая позиция пригодится производственным компаниям, которые рискуют, что их оборудование переквалифицируют из движимого в недвижимое и обложат налогом. Это позитивное решение для таких налогоплательщиков, комментирует представитель заявителя, партнер Федеральный рейтинг.

группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование Профайл компании
Алексей Артюх. По его словам, ключевой фактор для такой переквалификации, «технологическую связанность», суд фактически заменил на другой критерий – «самостоятельное предназначение».

Позиция ФНС: оценить возможность переместить объект

В деле № А05-879/2018, которое дошло до Верховного суда, ЗАО «Лесозавод 25» оспаривало доначисление 11 млн руб. за 2013–2015 годы. Налоговики отказались применять льготу для движимого оборудования (п. 25 ст.

381 НК), потому что сочли аппараты промышленного цеха недвижимым имуществом.

В цехе «Лесозавода 25» стояли оборудование линии по производству древесных гранул, поперечный транспортер и автоматическая система защиты от пожаров.

Актуальные темы Верховный суд подвинул недвижимую вещь

Налоговая исходила из положений Гражданского кодекса о недвижимых и неделимых вещах.  Главный ориентир недвижимости в ГК – невозможность ее переместить без несоразмерного ущерба. Это относится к спорному оборудованию. Его нельзя просто так демонтировать и увезти, указывала налоговая.

Она обращала внимание, что цех проектировали специально под это оборудование, их ввели в эксплуатацию одновременно. Все это представляет собой один сложный неделимый объект. Стоит изъять любую его часть, и уже нельзя будет производить древесные гранулы, считало ведомство.

Налогоплательщик против этого возражал и настаивал, что имущество является движимым.

Но судебная экспертиза оказалась в пользу ФНС, а три инстанции сослались на ее выводы и положения Гражданского кодекса. Суды согласились, что оборудование в здании является составной частью недвижимого цеха, а значит, с него надо платить налог на имущество.

Позиция ВС: оценить назначение объекта

Другого мнения оказалась экономколлегия Верховного суда, которая отменила решения нижестоящих инстанций. По ее мнению, выводы экспертизы вообще не имеют значения для дела. Эксперты отвечали, можно ли переместить оборудование без несоразмерного ущерба, то есть давали оценку экономической целесообразности демонтажа. Экономколлегия раскритиковала такой подход.

В этом сюжете

Внимание надо обратить на предназначение спорных объектов. Они нужны не для обслуживания здания, а для производства готовой продукции или обслуживания производственного процесса, указала тройка судей под председательством Татьяны Завьяловой.

Она отнесла производственную линию, транспортер и систему защиты от пожаров к «машинам и оборудованию» согласно Общероссийскому классификатору основных фондов ОК 013-94 (ОКОФ).

Классификатор относит оборудование к отдельной группе основных средств, которые не являются частью зданий и сооружений, даже если стоят на фундаменте, напоминает определение Верховного суда. А значит, согласно общему правилу, такие объекты не облагаются налогом на имущество.

«Даже если оборудование стоит на фундаменте, оно не является недвижимостью», – экономколлегия ВС.

Экономколлегия допустила исключения из этого правила, если единый недвижимый объект будет «искусственно разделяться» в бухгалтерском учете. ФНС может возражать и обосновывать, что налог должен взиматься.

Эта позиция должна быть основана на «объективных критериях, соблюдение которых было бы ясным любому разумному налогоплательщику, а не зависело бы от оценочных суждений экспертов», говорится в определении Верховного суда. Этот вывод судьи подкрепили ссылкой на п. 6 ст.

3 НК: каждый должен точно знать, какие налоги обязан платить, поэтому критерии движимого и недвижимого имущества должны быть четкими и понятными.

С такими выводами спор отправили на пересмотр.

Уже сейчас можно утверждать, что большинство объектов – машины, оборудование, некоторые сооружения типа технологических трубопроводов – будет незаконно переквалифицировать в налогооблагаемую недвижимость.

Партнер Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование Профайл компании
Алексей Артюх

Также, по мнению юриста, уйдут в прошлое «бесконечные технологические экспертизы, зачастую сомнительного качества». Это не произойдет в один момент, но определение ВС должно помочь преодолеть инерцию и значительно сократить число подобных судебных споров, надеется Артюх.

Налог на имущество, в том числе, недвижимость, уплачивается в бюджеты регионов. Они устанавливают его размер, который не может превышать 2,2%. Чтобы стимулировать модернизацию производств, власти освободили от налога движимое имущество, которое учли на балансе после 2013 года.

В 2017-м регионам вернули возможность по желанию взимать его в размере до 1,1%. Против этого возражали предприниматели — они напоминали, что льгота должна была стимулировать модернизацию. Налог с 2019 года отменили.

Если раньше на движимое имущество давали льготу, теперь его вовсе исключили из налоговой базы. 

Налог на движимое имущество — это хороший источник дохода для регионов, но «дестимулирует бизнес», говорил вице-премьер Антон Силуанов.  В 2018 году регионы получили от него 58 млрд руб. В 2019 году им перечислят 93 млрд руб.,чтобы компенсировать выпадающие доходы и повысят с 50% до 80% норматив перечисления акцизов от крепкого алкоголя. 

Разграничение движимого и недвижимого имущества

Михаил Виноградский

Старший юрист-консультант «Что делать Консалт»

Консультация эксперта

На сегодняшний день тема разграничения движимого и недвижимого имущества является крайне важной, так как отнесение имущества к тому или другому виду влияет на порядок его приобретения, реализации, а также защиты прав.

Помимо теоретического интереса, исследование данного вопроса имеет также и практическое значение, поскольку правовой режим движимых вещей отличается от недвижимых, для последних предусмотрен специальный порядок государственной регистрации прав.

Часто  установить, является имущество движимым или недвижимым, довольно тяжело. В таких случаях приходится использовать результаты экспертизы, назначаемой судом. Главным образом, отличие движимого имущества от недвижимого эксперты рассматривают через их признаки, которые связаны с природой тех вещей, которые относятся к данному виду имущества.

  • Для того чтобы выявить, в чём заключаются существенные отличия между движимым и недвижимым имуществом, сначала обратимся к содержанию и понятиям данных терминов, которые содержаться в ГК РФ.
  • Согласно пункту 2 статьи 130 ГК РФ к движимому имуществу относятся все вещи, которые не являются недвижимыми, включая деньги и ценные бумаги.
  • В статье 130 ГК РФ законодатель даёт определение понятию недвижимого имущества через перечисление объектов (и некоторых их признаков), которые к нему относятся, а именно:
  • земельные участки, участки недр и всё, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершённого строительства;
  • подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания;
  • жилые и нежилые помещения, а также предназначенные для размещения транспортных средств части зданий или сооружений (машино-места), если границы таких помещений, частей зданий или сооружений описаны в установленном законодательством о государственном кадастровом учёте порядке;
  • иное имущество, отнесённое законом к недвижимости (например, предприятия, космические объекты, единые недвижимые комплексы).

Таким образом, по своим природным свойствам движимое имущество отличается от недвижимого тем, что оно:

  • не обладает прочной связью с землёй;
  • не всегда индивидуально определено, в отличие от недвижимости, которая всегда определена чётко (например, у здания есть адрес, кадастровый номер и технические характеристики – этаж, площадь и др.).

Однако на практике часто не представляется возможным руководствоваться критерием о том, что недвижимость — это любая вещь, настолько прочно связанная с землей, что её перемещение невозможно без нанесения несоразмерного ущерба её назначению. Особенно когда возникает вопрос о признании её, например, принадлежностью главной (недвижимой) вещи, её составной частью или её улучшением.

Читайте также:  Что такое комиссионный договор в 2021 году?

Поскольку гражданское законодательство не содержит всех отличительных признаков недвижимости, отличающих её от движимого имущества, то для их определения, помимо законодательства, следует обращаться к судебной практике.

Так, Верховный Суд в Определении от 17.05.2021 № 308-ЭС20-23222 сформулировал общий подход к разграничению движимых и недвижимых объектов и сделал следующие важные выводы.

Во-первых, применение критериев бухучёта. ВС РФ решил, что при разграничении объектов нужно применять критерии бухучёта.

 Нужно исходить из необходимости использования в данном случае установленных в бухгалтерском учёте формализованных критериев признания имущества налогоплательщика (движимого и недвижимого) в качестве соответствующих объектов основных средств. Объекты классифицируют по ОКОФ.

По нему оборудование формирует самостоятельную группу ОС. Исключение: объект считают неотъемлемой частью зданий и включают в их состав. Классификатор прямо устанавливает такие случаи (коммуникации внутри зданий, оборудование встроенных котельных и др.).

Следовательно, по общему правилу понятие «движимое имущество» применимо к машинам и оборудованию, выступавшим движимым имуществом при их приобретении и правомерно принятым на учёт в качестве отдельных инвентарных объектов, а не составных частей капитальных сооружений и зданий.

В этом случае платить налог на имущество не нужно.

Во-вторых, прочная связь с землёй. ВС РФ пояснил, почему нельзя отнести объект к недвижимости только по той причине, что он связан с землёй и его нельзя переместить без разрушения или повреждения.

Сами по себе критерии прочной связи вещи с землёй, невозможности раздела вещи в натуре без разрушения, повреждения вещи или изменения её назначения, а также соединения вещей для использования по общему назначению в сложную вещь, используемые гражданским законодательством (п.1. ст. 130, п.1 ст. 133, ст. 134 ГК РФ), не позволяют однозначно решить вопрос о праве налогоплательщиков на применение рассматриваемой льготы, поскольку эти критерии не позволяют разграничить инвестиции в обновление производственного оборудования и создание некапитальных сооружений от инвестиций в создание (улучшение) объектов недвижимости — зданий и капитальных сооружений. В обоих случаях до приобретения и монтажа объекты не имеют связи с землёй, а после начала эксплуатации могут образовать сложную вещь с недвижимостью.

 В-третьих, наличие сведений в ЕГРН. По мнению ВС РФ, критерий, который часто используют, — наличие либо отсутствие сведений об объекте в ЕГРН можно применять как доказательство в споре. Однако оценить право на льготу только на основании такого критерия нельзя.

Наличие (отсутствие) сведений об объекте основных средств в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним в силу п. 6 ст. 8.1 ГК РФ имеет доказательное значение для целей применения пп. 8 п. 4 ст. 374 и п. 25 ст.

381 НК РФ, но также не может использоваться в качестве безусловного критерия для оценки правомерности применения льготы. Это объясняется тем, что вещь является недвижимой либо в силу своих природных свойств (абз. 1 п. 1 ст.

130 ГК РФ) либо в силу прямого указания закона, что такой объект подчинён режиму недвижимых вещей (абз. 2 п. 1 ст. 130 ГК РФ).

Государственная регистрация права на вещь устанавливается в целях обеспечения стабильности гражданского оборота и не является обязательным условием для признания её объектом недвижимости. На это ВС РФ указывал ещё в 2015 году.

Таким образом, Верховный Суд данным Определением сделал очередной шаг на пути разграничения движимого и недвижимого имущества. Полагаем, что теперь к указанным разъяснениям прислушаются, в том числе и фискальные органы.

Так, в Письме № БС-4-21/7027@ ФНС не только привела основные положения решения ВС РФ, но и распорядилась довести представленные сведения до должностных лиц, которые осуществляют мероприятия налогового контроля, рассматривают налоговые споры, касающиеся исчисления имущественного налога.

Подводя итог, можно сделать следующий вывод.

Несмотря на наличие в законодательстве правового понятия «недвижимое имущество» и многовековую историю применения данного определения, в настоящее время всё ещё имеется целый ряд прочно связанных с землей объектов, распространение на которые правового режима, свойственного недвижимости, носит спорный характер. Так как разграничить законом все сопредельные виды имущества в силу их многообразия не представляется возможным, именно сформулированные Верховным Судом критерии должны сыграть в данном случае определяющую роль.

  1. Ранее мы сообщали о том, что Верховный Суд РФ сформулировал подход к разграничению движимого и недвижимого имущества в целях налогообложения.
  2. Подробнее о налоге на имущество и других актуальных для бухгалтера вопросах вы можете узнать на нашем семинаре.
  3. Михаил Виноградский, старший юрист-консультант «Что делать Консалт»

Часть V. Деление имущества на движимое и недвижимое: позиция судов, позиция налоговой

Как бы ни казалось очевидным, что налог на недвижимость распространяется на недвижимое имущество, на практике налогоплательщики, представители налоговых органов и суды сталкиваются с большими трудностями в определении этого самого недвижимого имущества.

Дискуссия о делении имущества на движимое и недвижимое имеет многовековой характер, однако в последнее время стала особенно актуальной из-за исключения в 2019 году из состава объектов налога на имущество организаций движимого имущества. Определение недвижимости стало решающим.

Дело в том, что НК РФ не раскрывает понятие «недвижимое имущество» для целей налогообложения, поэтому в статье 11 отсылает нас к другому законодательству – гражданскому.  Так, согласно статье 130 ГК РФ к недвижимости относятся:

  • земельные участки;
  • участки недр;
  • все прочно связанные с землей объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения и ОКС.

При этом законодатель отдельно называет воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, помещения и машино-места и уточняет, что законом недвижимым может быть признано и иное имущество.

В настоящее время в силу прямого указания в законе недвижимостью являются единые недвижимые комплексы, линии связи[1] и космические объекты[2].

Кроме того, статья 131 ГК закрепляет необходимость государственной регистрации прав на недвижимое имущество.

Как мы видим, понятие недвижимого имущества толком не определено: оно раскрывается только методом перечисления конкретных объектов, а из качественных характеристик приводится только связь с землей и государственная регистрация (запись в ЕГРН). При этом, движимое имущество определяется остаточным методом: все, что не относится к недвижимости, признается движимым.

В результате решение вопроса об отнесении конкретного имущества к движимому и недвижимому часто осуществляется в судебном порядке в спорах между налогоплательщиками и налоговыми органами. А наиболее спорными уже традиционно являются промышленные объекты, производственное оборудование, линейные объекты и площадки.

 

Позиция ФНС России об отнесении имущества к недвижимости

Хоть Федеральная налоговая служба РФ и не является законодательным органом власти, но кто сможет ее упрекнуть в нежелании позаниматься нормотворчеством в налоговой сфере? Вопрос про недвижимость налоговая тоже не обошла стороной.

В своих информационных письмах[3] налоговые органы ссылаются на ГК РФ, Федеральный закон от 30.12.2009 № 384-ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений», Общероссийский классификатор основных фондов ОК 013-2014 (далее- ОКОФ ОК 013-2014) и отмечают следующие признаки недвижимого имущества:

  • Государственная регистрация прав на недвижимое имущество в ЕГРН.

Однако это не является обязательным и исключительным условием для признания объекта недвижимым. На это особое внимание обратил ВС РФ в пункте 38 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.

2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», указав, что по общему смыслу статьи 130 ГК РФ объект относится к недвижимости в силу прямого указания в законе или благодаря своим природным свойствам.

Следовательно, приоритет отдается природным и функциональным признакам объекта, а не факту регистрации, как государственному признанию объекта недвижимости в качество такового.

В обратной ситуации, когда объект не является недвижимостью, но зарегистрирован и поставлен на государственный кадастровый учет, все сложнее.

Так, есть примеры, когда суды используют нормативисткий подход и ставят во главу угла именно регистрацию объекта, а не его природные характеристики. Отказ в снятии «ошибочных» объектов с кадастрового учета обосновывается тем, что в Федеральном законе от 13.07.

2015 № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» подобный случай не признается ошибкой и не указан в качестве основания для снятия объекта с учета и прекращения регистрации прав[4].

С другой стороны, есть примеры, когда суды удовлетворяют требования о признании права собственности отсутствующим на объекты, которые не обладают природными и функциональными признаками недвижимости, несмотря на их регистрацию в качестве таковых[5], или поднимают вопрос о законности такой регистрации[6].

  • Объект является недвижимостью или входит в состав недвижимости согласно ОКОФ ОК 013-2014 (например, внутренние коммуникации здания, встроенные котельни) и ч. 2 ст. 2 Федерального закона от 30.12.2009 № 384-ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений».
  • Объект входит в состав имущественного комплекса, функционирование которого невозможно без него.
  • Объект создан в установленном законом порядке как недвижимость, то есть имеются все проектные, технические и разрешительные документы, которые доказывают его прочную связь с землей и невозможность перемещения без несоразмерного ущерба[7].
  • Объект сконструирован таким образом, что последующая разборка, перемещение и сборка на новом месте не предполагается;
  • Объект обладает самостоятельными экономически полезными свойствами независимо от земельного участка и других объектов недвижимости.
  • Объект расположен на монолитном железобетонном фундаменте или специально созданных для него эстакадах.
  • Объект связан с другими объектами недвижимости подземными коммуникациями.
Читайте также:  Как подтвердить доход самозанятому – образец справки 2021

 

Судебная практика

Теперь о том, что по рассматриваемой теме думает власть судебная. Решения по конкретным делам в нашей правовой действительности не являются источником права, как и информационные письма ФНС, но на деле, как мы знаем, в большинстве случаев аналогичные дела = аналогичные решения.

Вышеперечисленные критерии недвижимого имущества уже основаны на судебной практике, проанализированной и принятой ко вниманию ФНС России. И учитывая, что суды всегда рассматривают конкретные споры по поводу конкретных объектов, недвижимым имуществом уже были признаны следующие спорные объекты:

  • трубопроводы и газоходы[8];
  • неотделимые улучшения арендованного имущества (капитальные вложения: достройка, техническое перевооружение, реконструкция)[9];
  • котельное оборудование[10];
  • трансформаторные подстанции[11];
  • накопительные емкости (канализационные септики) как инженерные сооружения системы водоотведения[12];
  • палубные краны буровой установки[13].

Как бы ни было, судебная практика не отличается определенностью, роль судейского усмотрения велика, так как некоторые признаки недвижимости в одних делах не учитываются, а в одних они становятся решающими, один и тот же объект может быть движимым и недвижимым (ЛЭП, трансформаторная подстанция).

Более того, имеются достаточно уникальные и казусные случаи, навсегда «вошедшие в историю». Например, дело теплохода-ресторана в 2015 году, которое не осталось без внимания Р. С. Бевзенко[14], П. В. Хлюстова[15] и многих других юристов.

Этот спор поднял вопрос, а является недвижимостью речное судно (как мы помним: это недвижимость по закону!), которое было поставлено на берег на фундамент и переоборудовано в ресторан.

При этом объект был поставлен на государственный кадастровый учет как трехэтажное нежилое здание, на него было зарегистрировано право собственности (формальный признак недвижимости).

Дело разрешилось уже в ВС РФ: решения судов первой и апелляционной инстанции были оставлены в силе, а решение кассационной инстанции отменено, так как суд не уделил должного внимания физическим и природным свойствам объекта при признании его недвижимым[16].

В итоге получилась достаточно абсурдная ситуация: когда теплоход был в движении, то он признается недвижимостью, а когда он изъят из водной среды и поставлен на фундамент, то становится движимым. 

Надо сказать, что это дело носит гражданско-правовой характер и не связано с налогом на имущество, однако оно показывает важность определения объекта движимым или недвижимым.

Объективно, целью собственника теплохода была приватизация арендованного земельного участка под ним, а, признав отсутствие право собственности на теплоход как на недвижимость, суд пресек такую попытку захвата публичной земли.

Хотелось бы обратить внимание еще на одно интересное и значимое дело, известное как «дело Лесозавода 25» (относительно оборудования производственного цеха)[17]. Оно вызвало большой резонанс, так как многие вышеупомянутые признаки недвижимости были поставлены под сомнение. Примечательно, что ВС РФ направил его на новое рассмотрение, при этом, так и не определив прямо статус объектов.

По итогу налоговый орган проиграл спор, а ранее рассматриваемое недвижимым имуществом деревообрабатывающее оборудование было признано движимым и не попадающим под налог на имущество организаций. Рассмотрим это дело немного подробнее, так как оно может стать весомым ориентиром при разграничении движимого и недвижимого имущества.

В «деле Лесозавода 25» суд впервые сказал, что квалификация объекта как недвижимого должна основываться на правилах бухгалтерского учета, а именно, Положении по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01 и ОКОФ ОК 013-2014, ведь в статье 374 НК РФ речь идет не просто о недвижимом имуществе, а о том, что учитывается на балансе как основное средство в порядке бухгалтерского учета. Следовательно, приоритет должны иметь нормы налогового права: в то время как в гражданском праве нет четких положений о разграничении движимого и недвижимого, правила бухгалтерского учета, по мнению суда, содержат соответствующие формальные критерии[18].

Позиция суда строится на том, что оборудование и машины являются самостоятельными классификационными объектами согласно ОКОФ ОК 013-2014 и не относятся к зданиям и сооружениям (несомненным объектам недвижимости), кроме указанных в классификаторе случаев, когда они являются частью здания или сооружения (встроенные котельни, внутренние коммуникации). Подобная позиция как самостоятельная классификация объекта как основного средства прослеживалась и в более ранних спорах[19], однако не уделялось столько внимания именно разграничению движимого и недвижимого имущества.

Предполагается возможным признать оборудование частью здания (следовательно, недвижимым имуществом), если оно предназначено для его обслуживания (например, система отопления), а не для изготовления продукции. Ссылки на монтаж оборудования в специально построенном здании на фундаменте и необходимость частичной ликвидации здания для перемещения объекта не свидетельствуют о его обслуживающем назначении.

При новом рассмотрении дела позиция ВС РФ была принята на вооружение: спорные объекты (оборудования линии по производству древесных гранул, транспортеры, система защиты от пожаров и пылевых взрывов «Firefly») были признаны оборудованием, то есть движимым имуществом[20].

Доводы налогового органа об отнесении этого оборудования к сооружениям были отвергнуты, так как суд назвал отличием производственного оборудования от сооружения возможность воздействовать на предмет труда (древесные гранулы) при выполнении технических функций. Сооружение может обладать своим оборудованием, которое не входит в его состав и классифицируются отдельно при бухгалтерском учете, как машины и оборудование.

Таким образом, отсутствие определенных критериев разграничения движимого и недвижимого имущества приводит к тому, что нужные ответы возможно получить только в суде.

Да, имеется устоявшаяся практика, когда суды признают движимым имуществом такие объекты как ограждения и заборы, рекламные щиты, спортивные и заасфальтированные площадки.

Правда, в большинстве случаев это происходит при разрешении гражданских, а не налоговых споров, когда субъекты стремятся к признанию объекта недвижимым и дальнейшей приватизации земельного участка под ним (такая практика захвата публичной земли была очень распространена 15-20 лет назад).

При хорошем поиске и анализе материалов для многих спорных объектов, особенно производственных, возможно найти взаимоисключающую судебную практику, что только усугубляет ситуацию.

Рассмотренная тенденция к разграничению движимого и недвижимого имущества по правилам бухгалтерского учета, переходу от признака технологической связи с недвижимым объектом к признаку самостоятельного обсуживающего предназначения при определении недвижимости ставит во главу угла момент учета на балансе самостоятельных инвентарных объектов основных средств со своим предназначением. Важно отметить, что ВС РФ допустил злоупотребление налогоплательщиками подобной конструкции в виде «искусственного разделения», поэтому аналогичные споры с налоговыми органами не исключаются.

Можно говорить о том, что из зоны «неопределенности» исключаются производственные объекты, предназначенные для изготовления какой-либо продукции. Признание таких объектов движимым имуществом снижает налоговую нагрузку в части налога на имущество организаций и стимулирует инвестирование в соответствующие основные средства как производственную мощность организации.

В заключение отметим еще один важный аспект относительно регистрации недвижимого объекта. Федеральный закон от 03.07.

2016 № 237-ФЗ «О государственной кадастровой оценке» уделяет ей особое внимание: ГКО подлежат объекты, сведения о которых есть в ЕГРН.

Теперь вспомним, что все объекты налога на имущества физических лиц облагаются по кадастровой стоимости, а юридических лиц — только некоторые (торговые, офисные центры и другие).

Анализируя последние поправки о ГКО[21], можно утверждать, что планируется распространение кадастровой стоимости на все объекты недвижимости физических и юридических лиц.

Так, в 2023 году все субъекты РФ должны определить кадастровую стоимость зданий, строений, сооружений, объектов незавершенного строительства и мащино-мест, то есть всех объектов недвижимости.

Следовательно, всё должно быть зарегистрировано.

  • В этом разрезе такой формальный критерий как государственная регистрация приобретает огромное значение, ведь если объект не числится как недвижимость в ЕГРН, то невозможно определить кадастровую стоимость, из чего следует, что налог на имущество в данном случае не может взыматься.
  • Следите за нашими публикациями в этом блоге или на сайте нашей компании «Митсан Консалтинг». 
  • Источники

[1] Федеральный закон от 07.07.2003 № 126-ФЗ «О связи».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *