Граждане и бизнес заплатят за мусорную реформу

Конфликты между региональными операторами и предпринимателями превратились в постоянный очаг напряженности, сопровождающий «мусорную» реформу в Татарстане.

Споры о справедливости начисления платежей ведутся в Казани, Набережных Челнах, Нижнекамске и других городах республики.

О моральном издевательстве над бизнесом и неравенстве материальных условий в своем блоге рассуждает депутат Госсовета РТ, блогер Николай Атласов.

Граждане и бизнес заплатят за мусорную реформу Николай Атласов: «Федеральный закон требует, чтобы договоры с региональными операторами на вывоз отходов заключали все юридические лица (за некоторым  исключением)»

Основные претензии бизнеса сводятся к завышенным нормативам накопления ТКО, утвержденным постановлением правительства Татарстана 2016 года, т. к. эти нормативы приводят к многократному удорожанию платежей. Есть и другие претензии.

Глава Торгово-промышленной палаты Набережных Челнов Фарид Башаров приводит пример  одной из организаций, которая должна была заключить  договор с региональным оператором на вывоз ежемесячно 16 «кубов» отходов, исходя из утвержденного законодательством норматива накопления отходов. А фактически вывозится лишь 4 «куба»  — по одному в неделю: именно столько мусора реально образуется у организации. У владельцев торговых центров возникают вопросы по поводу отсутствия в вышеуказанном постановлении правительства РТ такой категории, как «торговый центр», поэтому нормативы накопления ТКО по их объектам проходят в категории «супермаркеты (универсальные магазины).

Существует проблема у арендаторов торговой или офисной площади. Федеральный закон требует, чтобы договоры с региональными операторами на вывоз отходов заключали все юридические лица (за некоторым небольшим исключением). В результате возникает ситуация, когда за одну и ту же площадь заплатят и собственник помещения, и арендатор.

Есть также проблема неравенства условий оплаты за оказанные услуги, когда предприниматели платят региональному оператору по завышенным нормативам накопления ТКО, а сам региональный оператор оплачивает транспортным компаниям и полигонам по фактическому объему.

Претензии региональных операторов к бизнесу в основном сводятся к тому, что предприниматели предоставляют некорректную информацию о своих объектах, размерах их площадей и характере использования.

И это не позволяет просчитать адекватный, с точки зрения регионального оператора, объем образуемых отходов.

К тому же многие предприниматели в нарушение федерального закона избегают заключения договоров с региональным оператором.

Следует также отметить, что острота конфликта подогревается последствиями коронавирусной пандемии, в результате чего многие предприниматели понесли серьезные потери.

При этом федеральное правительство оказало региональным операторам по обращению с ТКО крупную финансовую поддержку, в то время как помощь большинству предпринимателям оказалась чисто символической.

Неравенство условий, очевидно, обостряет конфликт.

При этом со стороны  региональных операторов в ответ на обвинения предпринимателей постоянно звучит тезис, что они (регоператоры) тоже бизнес, тем самым регоператоры обосновывают свою бескомпромиссную позицию при заключении договоров.

Однако при этом не упоминается, что региональные операторы — это не рядовой бизнес, а бизнес-монополии, хоть и выбранные на условиях конкурсного отбора, каждой из которых определена территория для работы. Ссылка региональных операторов на то, что нормативы накопления ТКО утверждаются государством, расценивается предпринимательским сообществом как моральное издевательство.

И это является одним из ключевых факторов, предопределивших неравенство во взаимоотношениях между региональным оператором и рядовыми предпринимателями.

Нельзя сказать, что этот конфликт остается вне сферы внимания со стороны государства. В свое время попытки найти компромиссное решение предпринимались на уровне уполномоченного при президенте РТ по защите прав предпринимателей.

Сейчас относительно активную роль играют структуры Торгово-промышленной палаты.

Но пока складывается устойчивое ощущение, что все эти механизмы неэффективны и поэтому воспринимается бизнес сообществом как стравливание пара недовольства со стороны предпринимателей без принятия каких-либо шагов навстречу.

Эти механизмы носят рекомендательный характер, потому что модераторы данных переговорных площадок не имеют полномочий вырабатывать компромиссное решение. А потому все эти встречи предпринимателей с региональными операторами безрезультатны — стороны поговорили и разошлись, оставшись при своем. А конфликт продолжает сохраняться до следующей фазы обострения.

Граждане и бизнес заплатят за мусорную реформу «Следует понимать, что главная причина конфликта вытекает из федерального законодательства, породившего институт региональных операторов с монопольным положением на рынке»

На мой взгляд, государство все-таки должно взять на себя ответственность в разрешении конфликта между предпринимателями и региональными операторами.

И эта ответственность подразумевает создание официальной переговорной площадки (что-то вроде согласительной комиссии) с наделением ее официальными полномочиями.

В состав такой комиссии следует включить представителей профильных министерств, депутатов Государственного Совета РТ, представителей        Торгово-промышленной палаты, руководителей региональных операторов в сфере обращения с ТКО, руководителей крупнейших бизнес-ассоциаций.

Теперь о варианте решения проблемы. Для начала следует понимать, что главная причина конфликта вытекает из федерального законодательства, породившего институт региональных операторов с монопольным положением на рынке.

И повлиять на это практически невозможно до тех пор, пока на федеральном уровне не возникнет понимание, что мусорная реформа в том виде, в котором она реализуется, — это провальное дело. По крайней мере с точки зрения официально декларируемых целей, т. е.

той самой пустой риторики о создании современной инфраструктуры в сфере обращения с ТКО и развития переработки отходов.

Тем не менее на республиканском уровне можно выработать компромиссное решение. И оно подразумевает пересмотр утвержденных нормативов накопления ТКО в сторону их значительного снижения.

Это тот вариант, который позволит предпринимателям вздохнуть свободнее, если государство не на словах, а на деле заинтересовано в поддержке бизнеса.

И это настоящий компромисс, если исходить из того, что сама «мусорная» реформа, породившая региональных операторов, поставила предпринимателей в крайне неравноправные условия. В данном случае суть компромисса сводится к ослаблению и без того мощного пресса на бизнес.

И если это произойдет, государство окажется только в выигрыше. В том числе и в политической плоскости, если вспомнить, что через несколько месяцев нас ожидают выборы в Государственную Думу.           

Депутат Государственного Совета РТ

Николай Атласов

«Это впечатляет». Кому выгодно подвешенное состояние мусорной реформы в России?

Граждане и бизнес заплатят за мусорную реформу

cherinfo.ru

Ни тех, ни других не очень волнует продолжение реформы, которая без решения задач сокращения объёмов ТКО и переработки вторсырья грозит превратиться в фикцию с печальными для страны экологическими последствиями.

Между тем, следующий шаг мусорной реформы — реализация новая концепция расширенной ответственности производителей и импортеров товаров пока увязает в спорах между заинтересованными сторонами: Минприроды, Минэкономики, Российским экологическим оператором (ППК РЭО) и бизнесом.

Чиновники Минприроды, похоже, всецело поглощены захватывающим предвыборным процессом. Во всяком случае, именно так выглядит состоявший в минувшие выходные визит заместителя главы Минприроды Константина Цыганова в Череповец.

В городе-участнике федерального проекта «Чистый воздух» федеральный чиновник покатался на новом трамвае, полученном в обмен на обещания «Северстали» и «Апатита», снизить выбросы. И даже понюхал череповецкий воздух, заметив, что «сильного запаха или выбросов практически нет»: «Это впечатляет».

Если судить по публикациям местных СМИ, визит замминистра стал не более, чем ещё одной красивой рамкой для предвыборных трюизмов кандидатов в депутаты от «Единой России».

Пока руководители Минприроды разъезжают по стране: министр на Дальневосточный экономический форум, его зам — в Череповец, министерство проваливает согласование очередного варианта перезапуска института расширенной ответственности производителей за отходы (РОП).

Именно он, по мысли вице-премьера Виктории Абрамченко, должен стать основной преградой на пути промышленного и бытового мусора к уже сейчас переполненным полигонам. Против сырого законопроекта выступил бизнес — он воспринял документ как план по дополнительному налогообложению производителей.

А Минэкономики его поддержало, посчитав, что введение РОП увеличит конечные цены в РФ и разгонит без того галопирующую инфляцию.

Методика же расчёта ставок экосбора, которую Минприроды отправило на согласование в Минэкономики и Минпромторг, не столько прояснила, сколько запутала ситуацию.

Эксперты утверждают, что её можно применить только к отдельному предприятию, но не к целой отрасли, ни тем более к экономике в целом.

Использовать же отраслевые справочники наилучших доступных технологий, которые могли стать бенчмарком для разработки рабочей методики, Минприроды, похоже, поленилось.

В результате, видимо, пока никто не в состоянии качественно оценить влияние 100-процентного норматива РОП (в том числе с учетом 100-процентной надбавки за его неисполнение) на отпускные цены.

В ответ на критику бизнеса и явное раздражение со стороны коллег из Минэкономики Минприроды пока способно производить лишь риторические заявления, выдержанные в модном сегодня духе экологической катастрофы.

«Объем образования ТКО ежегодно растёт, это провоцирует риски мусорных коллапсов и ухудшения экологической обстановки. Без оперативного запуска реформы плата за возрастающий объем отходов ляжет на граждан, против чего неоднократно выступало правительство и президент страны», — говорится в релизе ведомства.

А его руководитель Александр Козлов предпочитает пугать губернаторов грядущим переполнением свалок и тем, что «если эта проблема захлестнет города, мало никому не покажется».

Самоё печальное, что в этих словах и заявления всё — правда. И про рост объёма ТКО, и про риск мусорных коллапсов, и про то, что губернаторам «мало не покажется».

Вот только авторы этих сильных высказываний помимо них, к сожалению, так и не произвели на свет никакого рабочего документа, способного реально отвести хотя бы часть экологической угрозы без ущерба для реальной экономики страны и благосостояния граждан.

Последние, надо сказать, сейчас как раз отдыхают от двух лет суматошной и в общем довольно бестолковой мусорной реформы, которой занимались все, кому не лень, включая прокуроров. А оплачивали этот спектакль рядовые россияне, обалдевавшие от роста тарифов на вывоз мусора.

Теперь, когда эти тарифы удалось как-то «утоптать» до относительно приемлемого размера, граждане несколько успокоились.

Не особо задумываясь, куда каждый день увозят их отходы региональные операторы — пока что главные выгодополучатели от «подвешенного» состояния реформы. Их доходы напрямую зависят от объёмов вывозимого мусора.

И судьба реформы, призванной уменьшить объемы образования ТКО, в том числе за счёт выделения из мусора вторсырья, волнует их в самую последнюю очередь.

Читайте также:  5 вариантов оплаты труда за сокращенный рабочий день 22 февраля

Что же касается конфликта вокруг законопроекта о РОП, то он, скорее всего, будет решаться в режиме ручного согласования на основании поручений Виктории Абрамченко отраслевым министерствам. Дело это не быстрое, так что вряд ли удастся запустить систему, как планировалось, со следующего января. Дай бог успеть к середине следующего года…

Сергей МихайловСамолётЪ

  • Поделиться
  • Отправить

Деньги на мусор. Россияне заплатят 180 млрд рублей в год за вывоз отходов?

Самые большие расходы в результате «мусорной» реформы будут в Подмосковье: согласно результатам исследования Finexpertiza, каждый житель заплатит более трех тысяч рублей в год

Граждане и бизнес заплатят за мусорную реформу Донат Сорокин/ТАСС

Россияне будут платить за вывоз мусора в результате реформы 180 млрд рублей в год, подсчитали аналитики международной аудиторско-консалтинговой сети Finexpertiza. В среднем это 1225 рублей с человека.

Дороже всего мусор обойдется жителям Подмосковья, где самая большая норма накопления твердых коммунальных отходов (ТКО): каждый житель заплатит около трех тысяч рублей. Самая низкая стоимость в Амурской области — 45 рублей на человека в год. Правда, до этого региона мусорная реформа, стартовавшая в России с 2019 года, пока не дошла.

Исследование комментирует руководитель пресс-службы Finexpertiza Андрей Данилов.

Андрей Данилов руководитель пресс-службы Finexpertiza

Раньше россияне платили только за вывоз отходов, теперь еще и за сортировку и переработку. С января сбором, утилизацией и переработкой мусора занимается отдельный оператор, выигравший конкурс. Раньше тариф на вывоз мусора включался в «Содержание помещения», сейчас это отдельная строка в платежке.

Реформа заработала в 70 субъектах. Оставшиеся регионы подключатся к программе до конца года.

Удешевить процесс мог бы раздельный сбор мусора, с которым в России пока проблемы, рассуждает руководитель направления по взаимодействию с органами власти экологического движения «Раздельный сбор» Анна Гаркуша.

Анна Гаркуша руководитель направления по взаимодействию с органами власти экологического движения «Раздельный сбор»

Подобные расчеты, согласно которым россияне будут платить 180 млрд рублей в год за мусор, — происки противников реформы, убежден директор ассоциации операторов отрасли обращения с отходами «Чистая страна» Руслан Губайдуллин.

Во-первых, по его мнению, сравнивать регионы между собой некорректно: даже в одном субъекте есть города и села, где в разной степени развита соответствующая инфраструктура.

Во-вторых, «мусорные» деньги в квитанциях за ЖКУ сейчас составляют не более 3%, говорит Губайдуллин.

Руслан Губайдуллин директор ассоциации операторов отрасли обращения с отходами «Чистая страна»

Владимир Путин в послании Федеральному собранию потребовал избавиться от «мутных» структур в сфере переработки мусора и не допустить необоснованного роста тарифов. Ранее по России прокатилась волна митингов против «мусорной» реформы. Протестовали жители более 20 регионов.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

«Мусорная реформа» в России: вопросы финансирования

  • Одной из основных целей начавшейся в 2019 году так называемой «мусорной реформы» является создание достаточных производственных мощностей для обработки и утилизации твердых бытовых (коммунальных) отходов (далее – «ТКО»).
  • Помимо организационных и административных мероприятий, важнейшую роль в достижении заявленной цели играет финансовое обеспечение реализации реформы.
  • В настоящей статье будут рассмотрены существующие источники и формы финансирования проектов, а также недавно анонсированные дополнительные меры поддержки.

Данная статья является продолжением серии наших материалов по теме «мусорной реформы». Ссылки на предыдущие публикации смотрите ниже.

Основные источники финансирования «мусорной реформы»

По разным оценкам, на момент старта реформы доля направленных на обработку ТКО составляла не более 3 % в общем объеме образованных ТКО. Остальные отходы оставались необработанными и вывозились для захоронения на полигоны. В ходе реформы планируется повысить указанную долю обрабатываемых ТКО до 60 % к 2024 году.

Другим целевым показателем «мусорной реформы» является введение в эксплуатацию 37,1 млн тонн мощностей по обработке ТКО к 2024 году.

По данным публично-правовой компании «Российский экологический оператор», специально созданной в 2019 году для координации и обеспечения реализации мер в области обращения с ТКО (далее – «Российский экологический оператор»), создание необходимой инфраструктуры по обращению с ТКО потребует более 400 млрд рублей.

Согласно отчету министра природных ресурсов и экологии, за 2019 год в России было построено 55 объектов переработки ТКО мощностью 6,4 млн тонн в год в 33 регионах страны. При этом общая сумма инвестиций составила 28 млрд рублей.

Можно выделить несколько составляющих финансового обеспечения реализации реформы и достижения вышеуказанных целей:

  • бюджетные инвестиции на федеральном и региональном уровнях;
  • тарифы, уплачиваемые населением и юридическими лицами;
  • экологический сбор, взимаемый с производителей и импортеров товаров в рамках существующей системы расширенной ответственности производителя (далее – «РОП»);
  • частные инвестиции, в том числе в различных формах совместного с государством участия в проектах.

Несмотря на наличие нескольких возможных источников финансирования, можно в целом говорить о его недостаточности на текущем этапе реализации реформы, что ставит под угрозу достижение заявленных целей.

Так, например, в результате резкого роста тарифов на старте реформы снизилась их собираемость.

По данным Российского экологического оператора, к весне 2020 года общая сумма задолженности перед региональными операторами по всей стране достигла 50 млрд рублей.

По сути, фактические поступления от тарифов лишь покрывают (и то частично) текущую деятельность операторов. Очевидно, что в такой ситуации ни о каком инвестировании в создание новых производственных мощностей говорить не приходится.

Неэффективно работает и система РОП. Так, общий размер средств, собранных в рамках РОП в России в 2018–2019 годах, не превысил 3 млрд рублей (хотя по прогнозам объем экологического сбора должен был составлять около 30 млрд рублей). Этой суммы также недостаточно для реализации необходимых проектов.

Основным источником финансирования проектов создания инфраструктуры по обработке и утилизации ТКО по-прежнему остается федеральный бюджет.

Однако и в нем не предусмотрено полное финансирование, а, наоборот, предлагается активнее привлекать частных инвесторов с постепенным снижением доли участия государства.

Более того, даже заложенные в федеральном бюджете на 2019–2020 годы инвестиционные средства остаются неосвоенными либо направляются на поддержку региональных операторов в период пандемии.

Таким образом, остро стоит вопрос привлечения частных инвестиций в создание объектов для обработки и утилизации ТКО с возможностью последующего обустройства на их базе экотехнопарков. Еще одним направлением является инвестирование в строительство мусоросжигательных заводов.

Существующие формы финансирования

Федеральный уровень

Как было сказано выше, на данный момент предусмотрено, что основным источником финансирования являются федеральные субсидии. Субсидии предоставляются из федерального бюджета в виде имущественного взноса Российской Федерации в имущество Российского экологического оператора.

Далее, финансирование проектов осуществляется Российским экологическим оператором в следующих формах:

  • участие в уставных капиталах инвесторов;
  • эмиссия облигаций, приобретение указанных ценных бумаг и распоряжение ими;
  • предоставление гарантий и поручительств по кредитам, займам и другим обязательствам инвесторов;
  • участие в концессионных соглашениях, соглашениях о государственно-частном или муниципально-частном партнерстве.

Условием предоставления финансирования является соответствие инвестора следующим требованиям:

  • инвестор не имеет неисполненной обязанности по уплате налогов, сборов, страховых взносов, пеней, штрафов, процентов и иных обязательных платежей;
  • инвестор не имеет просроченной задолженности по возврату в федеральный бюджет субсидий, бюджетных инвестиций и иной просроченной задолженности перед федеральным бюджетом;
  • инвестор не находится в процессе реорганизации, ликвидации, банкротства;
  • инвестор не получает средства из федерального бюджета на основании иных нормативных правовых актов на цели, касающиеся обработки и утилизации отходов.

Показателем результативности финансирования является достижение соотношения между размером привлеченных частных инвестиций (в том числе в виде собственных и заемных (кредитных) средств инвестора) и размером предоставленной субсидии на уровне не менее 2,46 рубля частных инвестиций к 1 рублю субсидии.

Однако, как отмечается в отчете Счетной палаты Российской Федерации, ни одна из вышеуказанных возможных форм финансирования проектов со стороны Российского экологического оператора не востребована инвесторами.

На данный момент ни о каких инвестициях Российского экологического оператора в проекты по обращению с ТКО также неизвестно. Объявленные в середине июля 2020 года планы по инвестированию 2,5 млрд рублей в три проекта по сортировке мусора в Подмосковье так и не были реализованы.

При этом для привлечения инвесторов Российский экологический оператор планирует разработать пакетные предложения для вложений в отрасль обращения с отходами, а также выпустить так называемые «зеленые» облигации.

Существуют иные меры поддержки инвесторов на федеральном уровне в виде сохранения ставки платы за негативное воздействие на окружающую среду на уровне 2018 года, освобождения региональных операторов от уплаты НДС, а также предоставления возможности использования объектов размещения ТКО, введенных в эксплуатацию до 1 января 2019 года и не имеющих документации, необходимой в соответствии с действующим законодательством. Однако ни одна из этих мер не является достаточно эффективной. Например, сохранение размера платы за негативное воздействие на окружающую среду на прежнем уровне не может компенсировать высокие расходы инвесторов на создание инфраструктуры, а освобождение региональных операторов от уплаты НДС не позволяет им учитывать при этом суммы, уплаченные ими за товары, работы и услуги своих поставщиков и субподрядчиков.

Читайте также:  Единовременная выплата накопительной части пенсии: кому положена и условия получения в 2020 году, последние новости и изменения

Региональный уровень

В некоторых субъектах Российской Федерации приняты региональные программы в области обращения с отходами, в том числе с ТКО, в которых предусмотрены в качестве мер поддержки инвестиционные программы региональных операторов по обращению с ТКО. Например, такие инвестиционные программы утверждены в Кемеровской области и Республике Калмыкия в отношении поддержки соответствующих региональных операторов.

Очевидно, однако, что такой вид поддержки инвестиционной деятельности нельзя назвать универсальным и эффективным, поскольку он направлен на конкретных участников рынка (региональных операторов), а объем предоставляемой им поддержки во многом зависит от финансового состояния и благополучия соответствующего региона в конкретный период времени.

Частные инвестиции

На фоне общей неэффективности государственного финансирования проектов можно наблюдать определенный интерес к отрасли у «полугосударственных» структур (например, РФПИ, Сбербанк, ГК «Росатом», ВЭБ.РФ).

В качестве примера можно привести заключение между РФПИ, Сбербанком и иностранным инвестором соглашения о вложении инвестиций в строительство комплекса по сортировке и размещению отходов в Калининградской области посредством приобретения долей в уставном капитале соответствующей компании, заключившей концессионное соглашение с правительством региона сроком на 25 лет.

Другой пример – инвестиционная компания «РТ-Инвест», уже строящая 5 мусоросжигательных заводов в Подмосковье и Казани общей стоимостью более 150 млрд рублей и в мае 2020 года договорившаяся с ГК «Росатом», а также синдикатом банков с участием ВЭБ.РФ о строительстве еще 25 таких заводов по всей стране. Стоимость этого нового проекта оценивается в 600 млрд рублей, из них 200 млрд рублей предоставит ВЭБ.РФ.

Всего, по данным Минприроды, заключено уже 72 концессионных соглашения на сумму 51 млрд рублей. По прогнозам ведомства, до конца 2020 года должно быть подписано еще 10 соглашений на 10 млрд рублей.

Таким образом, вследствие низкой эффективности существующих мер государственной поддержки на данный момент инвестиционные проекты в области обращения с ТКО реализуются в основном посредством привлечения банков, государственных корпораций и инвестиционных фондов в качестве соинвесторов.

Новые меры поддержки

В сентябре 2020 года Правительство Российской Федерации анонсировало расширение полномочий Российского экологического оператора для финансирования проектов по обработке и утилизации ТКО. Минфину России и Минприроды России совместно с Российским экологическим оператором было поручено разработать меры по поддержке инвестиционных проектов в данной сфере.

Планируемые новые меры поддержки представляют собой наделение Российского экологического оператора следующими дополнительными полномочиями:

  • приобретение облигаций со ставкой в размере 50 % от ключевой ставки Банка России и предоставление займов инвесторам;
  • компенсация затрат, понесенных на строительство и реконструкцию объектов инфраструктуры, а также лизинг основного технологического оборудования, и частично – процентной ставки по кредитам, направленным на создание инфраструктуры;
  • предоставление субсидий труднодоступным и малонаселенным территориям на создание объектов обработки ТКО.

Кроме того, опубликован проект поправок в налоговое законодательство, согласно которому предлагается предоставить следующие налоговые льготы региональным операторам по обращению с ТКО:

  • c 2021 года ввести нулевую ставку НДС на услуги региональных операторов, предоставляемые гражданам (как было отмечено выше, существующее сейчас освобождение от уплаты НДС неэффективно);
  • освободить от уплаты налога на прибыль передачу выбранного ими вторсырья (это должно также снизить стоимость и повысить конкурентоспособность продукции из вторсырья);
  • освободить мусоровозы от транспортного налога (в настоящее время стоимость перевозки ТКО составляет до 70 % затрат операторов);
  • установить на 5 лет после ввода в эксплуатацию нулевую ставку по налогу на имущество на объекты обработки и утилизации ТКО и пониженные социальные страховые взносы.
  1. Участники рынка оценивают предлагаемые новые меры поддержки положительно, при этом отмечая, что необходимо также проработать тарифы по обращению с ТКО, поскольку основной доход (и возвратность инвестиций) будет поступать за счет них.
  2. Заключение
  3. Одной из ключевых проблем в реализации «мусорной реформы» является ее недостаточное финансирование, причем как со стороны государства, так и со стороны частных инвесторов.

В случае с государственной поддержкой можно говорить скорее о проблемах администрирования выделяемых средств и несогласованности между их распорядителями на фоне отсутствия единого подхода к выбору приоритетных проектов для такой поддержки. Частных же инвесторов отпугивает негарантированность получения доходов и возврата вложенных средств из-за ограничения возможности повышения существующих тарифов.

  • При этом потребность в реализации проектов в области обработки и утилизации ТКО по-прежнему высока, прежде всего в отношении создания мусоросортировочных и мусороперерабатывающих комплексов и сопутствующей инфраструктуры, а также поставки и установки необходимого оборудования.
  • В этой связи особое значение приобретает привлечение к участию в проектах надежного публично-правового партнера и финансирующей организации, в том числе путем заключения соответствующих концессионных соглашений либо соглашений о государственно-частном или муниципально-частном партнерстве, условия которых, с одной стороны, позволяют обеспечить устойчивое финансирование проектов, а с другой – гарантировать определенный уровень доходности.
  • Для получения дополнительной информации свяжитесь, пожалуйста, с экспертами CMS Russia Д-ром Томасом ХайдеманномДмитрием Богдановым или вашим постоянным контактом в CMS Russia.

Мусорный налог на бизнес – последствия для населения

Суть мусорной реформы

Мусорная реформа, с помощью которой власти нам декларировали кардинальное решение проблем с переполненными мусорными полигонами, которые грозят вскоре просто завалить обжитую полезную территорию, оборачивается сомнительными результатами именно в вопросе решения основной задачи – мусоропереработки.

Строительство мусоросжигательного завода в Татарстане вызвало бурю возмущения среди населения, вылившуюся в целое серьезное протестное общественное движение против экологической угрозы.

Казалось бы, учитывая цели введения нового порядка обращения с ТКО (твердыми коммунальными отходами) под руководством одного оператора, наделенного полномочиями сбора оплаты по тарифам, которые приобрели характер обязательных коммунальных платежей, должны открыть возможность создания единой системы коммуникаций в этой сфере и аккумулировать денежные средства для решения этого вопроса.

Конкретное применение закона о мусорной реформе

Но что же мы видим? После того как нам объявили о том, что тарифы для населения ниже, чем во многих других регионах, от бизнеса начали поступать гневные отклики.

Оказалось, что для предпринимателей он вырос в 3–5, 10 раз, а одна владелица торгового центра заявила, что вместо 5000 руб. в месяц ей выставили 200 00.

Разумеется, все это, в конечном счете, будет переложено на плечи населения.

Конкретное применение закона о мусорной реформе

И тут ко мне недавно приехали предприниматели из Нижнекамска с материалами о том, что владельцу торговых центров вместо 46 000 в год за вывоз мусора выставили счет 42 миллиона рублей. Суд взыскал уже 3 с лишним миллиона, и в производстве Арбитражного суда РТ находится дело о взыскании с предпринимателя свыше 10 миллионов рублей после уменьшения исковых требований.

Причем денежные суммы, которые уже взысканы и которые подлежат взысканию, взимались, по словам предпринимателя, за услуги, которые не оказывались, и частично за помещения, которые ему не принадлежат. Кроме того, эти же платежи взыскивались еще и с его арендаторов.

Читайте также:  Пенсия в туле и тульской области в 2020 году: размер выплат и доплаты, правила и порядок получения, особенности получения, адреса отделений пф рф

Обсуждение мусорной реформы – своеобразный налог

Я решил привлечь внимание общественности к данной проблеме и при содействии Сообщества молодых граждан Республики Татарстан организовал на базе их серии «Деловых завтраков» очередное социально-информативное мероприятие, куда пригласил представителей регионального оператора «Гринта», юристов и общественников в этой сфере, а также журналистов. Куда они все явились, включая пресс-секретаря и начальника юротдела ООО «Гринта», юриста – бывшего начальника юридического отдела Комитета по тарифам Республики Татарстан Садыковой Эльмиры, а также одного предпринимателя, общественных активистов и журналистов. Не явились только сами предприниматели из Нижнекамска, которые, сами являясь инициаторами и инвесторами этого общественного мероприятия, вдруг в самый последний момент отказались на него являться.

Тем не менее возникшие проблемы была полная возможность обсудить, и ООО «Гринта» дала нам некоторые пояснения по возникшим вопросам. Они сразу поставили акценты на том, что они не устанавливают тарифы.

Предприниматели сами имеют полную возможность к ним обратиться и урегулировать способы учета ТКО и их оплаты на договорной основе из двух предусмотренных способов, нормативно или по контейнерам, но опять же это не может выйти за рамки установленных тарифов, что мало меняет для предпринимателя.

Обязанность по оплате ТКО лежит не на собственнике недвижимого имущества, а на собственнике ТКО, что и дало возможность взыскания одних и тех же платежей и с собственника ТЦ и арендаторов, как в случае с предпринимателя-инициатором, но что противоречит самой сути, потому как и те и те не мог являться одновременно собственниками одних и тех же ТКО.

Фактически сам по себе факт владения или пользования на каком-либо праве помещением уже накладывает на правообладателя бремя расходов по ТКО, как их потенциального собственника. При этом это никак не зависит от объема реально производимых отходов. Как же пояснила бухгалтер одного из предпринимателя на мероприятии, они за нотариальную контору платят в месяц как за полтора контейнера, но физически у них во много раз меньше.

Это подтверждается звонками других предпринимателей мне из Казани, которые говорят о том, что платить готовы, но за то, что реально они выкидывают, а берут суммы гораздо большие. То есть оплата никак не привязана к фактически оказываемым услугам. Получается своеобразный налог, которым бизнес обложили так, что для многих это просто катастрофа.

Особенно если это касается больших площадей, не связанных с каким-то производством, как например торговые или офисные центры. Сами понимаете, что разница между 46 000 в месяц и 13 миллионами, которые с сейчас взыскали и взыскивают с одного предпринимателя, грандиозна.

Что, соответственно должно привести к увеличению стоимости аренды, и в свою очередь увеличить стоимость продаваемых товаров и услуг.

Экологическая реализация мусорной реформы

Более того, как нам пояснили представители регионального оператора, несмотря на то что целью мусорной реформы являлось именно избавление от его излишков путем развития системы его сортировки и переработки, в структуру тарифа не заложены на это деньги. То есть соответствующая территориальная схема в Республике принята, но финансирования ее нет.

Как следует из представленных ими пояснительных документов, из всего тарифа после оплаты транспортировщиков, полигонов, мусоросортировочных комплексов, платы за воздействие на окружающую среду, НДС, самому региональному оператору остается только три рубля, из которых еще они оплачивают услуги Единого расчетного центра и закупку контейнеров. Поэтому в целях, финансирования мероприятий организации системы раздельного сбора мусора, сортировки и переработки они представили в Кабинет министров РТ соответствующий инвестиционный проект.

Вовлечение общественности в решение проблем мусорной реформы

То есть получается, что с одной стороны на бизнес было наложено серьезное, а порой непосильное финансовое бремя, в зависимости от площадей, которые ему принадлежат и рода деятельности, что, в конечном счете, отразится на населении, а с другой стороны все равно денег не хватает и надо просить из бюджета. В этом свете строительство мусоросжигательного завода с многомиллиардным финансированием выглядит достаточно спорно в соотношении с отраслью переработки и экологией Республики.

Как решить этот вопрос? В этом русле дала надежду бывший начальник юридического отдела Комитета по тарифам Республики Татарстан Садыкова Эльмира, указав, что их комитет открыт для общения с населением, и каждый предприниматель может обратиться в его правление с экономически обоснованным предложением относительно ценовой и тарифной политики в сфере ТКО. Сейчас для формирования подобных предложений нами, общественным движением «За справедливый суд и против судебного произвола», а также Сообществом молодых граждан Республики Татарстан планируется проведение конференции в этой сфере, поэтому заинтересованных лиц прошу обращаться.

Алексей Златкин, Казань

(сначала про раздельный сбор мусора, потом про открытость Комитета по тарифам и возможность предпринимателям туда обращаться с предложениями)

В госдуме возмутились из-за предложения перенести реформу по утилизации отходов

Перенос реформы по утилизации товаров и упаковки с 2022-го на 2024 год невыгоден практически никому. Кроме того, не прозвучало ни одного аргумента за подобное решение, сказал Лайфу председатель Комитета Госдумы по экологии и защите окружающей среды Владимир Бурматов.

«Есть поручение президента реализовать в России принцип «загрязнитель платит», этот принцип и есть та самая расширенная ответственность производителя, которую, с моей точки зрения, надо срочно принимать.

Потому что, во-первых, президент сказал сделать, а во-вторых, он уже неоднократно этот вопрос поднимал.

Надо ждать, когда он это ещё раз актуализирует? Мне кажется, что мы готовы к этому [принятию реформы]«, — пояснил Бурматов.

Он заметил, что реальных аргументов в пользу переноса сроков проведения реформы предоставлено не было. Если же к этому не готовы производители, то они будут всегда говорить подобные вещи, потому что им эта реформа невыгодна, заметил наш собеседник. А откладывание расширенной ответственности производителя невыгодно вообще никому, кроме всех, кто «нас заваливает мусором».

Минэк предложил перенести на два года реформу по утилизации отходов

Бурматов также рассказал, что в России покупатель платит за все стадии производства и переработки товаров и их упаковки. Так, при покупке воды в бутылке мы платим за себестоимость и воды, и тары, за транспортные и складские расходы, а также за зарплату сотрудников магазинов.

После того как бутылка была выброшена в урну, покупатель платит за то, чтобы её вывезли на свалку, потом в качестве оплаты пойдёт здоровье, ведь эта бутылка будет гнить на полигоне много сотен лет или гореть, из-за чего мы вынуждены будем идти в больницу и тратить деньги на устранение последствий загрязнённого воздуха.

А в четвёртый раз граждане заплатят за рекультивацию этого мусорного полигона, уверен парламентарий.

«Слушайте, хорошо устроились! Конечно, они будут всегда говорить, что они не готовы, Россия для них — это, как говорил один персонаж, «зона свободной охоты». Они здесь сверхприбыли получают и зарабатывают.

Это же всё транснациональные корпорации в основном, они в других странах как миленькие платят, либо перерабатывать эту всю гадость, либо платят за переработку. И это всё прозрачно. Я считаю, что мы должны исполнять поручения президента. Всё! Вот здесь другого нет.

И уже есть и концепция этой расширенной ответственности производителя, принятая правительством, и в Думу несколько законов внесено на эту тематику. Я не услышал ни одного аргумента, почему это надо откладывать», — заключил Бурматов.

В Минпромторге развеяли опасения об опустении полок в магазинах

А ранее Минприроды представило список 28 товаров из пластика, которые могут запретить. Так, из оборота могут исчезнуть пластиковые трубочки, одноразовая посуда, пакеты — словом, всё, что трудно поддаётся переработке и вредит экологии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *