Моральный вред и его компенсация — судебная практика в 2023 году

В судебной практике случаи связанные с моральным вредом считаются самыми интересными и в то же время, самыми сложными. Доказать, что необходима та или иная сумма достаточно сложно, ведь это должно быть обосновано многими аспектами. Сложность процесса заключается в том, что в законодательстве нет денежным сумм на которые можно опираться, при этом не указан даже минимум или максимум, потому все зависит от истца. Но на практике, когда Истец в заявлении пишет определенную сумму, опираясь исключительно на собственные мерки, суд или урезает цену до половины или вообще не удовлетворяет Иск. Конечно же, это недоработки законов, но если детально разобраться в вопросе, есть шанс избежать отклонения своего заявления и получить необходимую сумму денег. К 2021 году сформировалась обширная практика по возмещению морального вреда. Прежде всего это зависит от характера страданий, в рамках уголовного или гражданского дела взыскивается вред, а также от самого судьи.

Моральный вред и его компенсация — судебная практика в 2021 году

Какие есть виды морального вреда?

Не смотря на все недостатки закона относительно морально возмещения вреда, все же гражданский Кодекс РФ определил категории по которым можно требовать возмещения морального вреда:

  1. Унижения разного рода, нанесенные физическому лицу. А также унижение профессионализма и достоинства в рабочей среде, если это касается юридического лица.
  2. Моральные страдания, которые испытывал человек из-за повреждения его имущества.
  3. Моральные страдания, которые возникли у человека из-за оскорбления его, близких людей, членов семьи, родственников.
  4. Как физические, так и душевные страдания, которые испытывает человек из-за нанесения увечий его телу, здоровью, душевному состоянию.

Моральный вред и его компенсация — судебная практика в 2021 году

Как определить размер морального ущерба

Конечно же, определить сумму выплаты морального ущерба будет не просто. Зачастую специалисты рекомендуют отправиться к психологу, чтоб получить заключение о состоянии своего душевного здоровья. Психолог может подробно описать насколько сильно та или иная ситуация навредила его пациенту и определить, как случившиеся изменить его жизнь в будущем.

В суде можно попросить специалиста, который работает с пострадавшими и который сможет помочь определить какую сумму взыскания необходимо получить его пациенту. После получения заключения, Юрист, опираясь на законы РФ сможет определить необходимую сумму и составить иск, который суд действительно рассмотрит и примет к сведению.

Кроме того, российский ученый запатентовал специальную методику, благодаря которой подобные вопросы решаются довольно легко.

Он определил, что если моральный ущерб необходим из-за того, что пострадало человеческое здоровье, значит ответчик должен заплатить, как минимум 720 минимальных зарплат, дабы обеспечить пострадавшего всем необходимым на ближайшие 10 лет.

Долгое время суд действительно опирался на подобную методику, но, к сожалению, 2016 году данную методику исключили из официального реестра. Некоторые адвокаты до сих пор просят своих клиентов воспользоваться методом, как одним из вариантов, чтоб достичь в суде желаемого ответа.

Суд в обязательном порядке просит документальные подтверждения того, что Моральный вред был нанесен. Это могут быть фото или видео факты, записки и другие возможные доказательства. Нужно понимать, что одних слов будет мало.

Юристы рекомендуют указывать максимально высокую сумму морального вреда, учитывая, что суд может срезать ее до половины и того больше.

Кроме того, что судья рассматривает доказательства, он еще и оценивает насколько сильно пострадал истец.

Учитываются также и правонарушения, заданные ответчиком, были ли заданы физические страдания или же только душевные, насколько сильно в дальнейшем истец пострадает из-за нанесенного ему морального вреда.

Моральный вред и его компенсация — судебная практика в 2021 году

Что необходимо доказать для взыскания морального вреда

Как уже стало понятно, определенного алгоритма действий для получения возмещения морального вреда, не существует. Но все же, согласно последним изменениям в законах 2021 года указаны обстоятельства, которые нужно доказать в обязательном порядке.

  1. Моральный вред. Необходим факт того, что он действительно был нанесен.
  2. Должно быть доказано, что ответчик действительно поступал неправомерно. Особую роль в сумме возмещения играет факт, поступал обвиняемый специально или же, произошла доля случая.
  3. Причинно-следственная связь.
  4. Вину человека, который нанес моральные страдания.

Моральный вред и его компенсация — судебная практика в 2021 году

Дтп и моральный ущерб

Наиболее часто моральный ущерб взыскивает после ДТП. Суды знают массу случаев, когда суммы морального взыскания были слишком завышены и в судебном порядке их уменьшали до 90%.

При ДТП учитывается масса нюансов. К примеру, если происшествие произошло с пешеходом, учитывается в каком месте он переходил дорогу и в каком состоянии при этом находился. Если следствием было установлено, что пешеход перебегал дорогу в неположном месте или в пьяном состоянии, сумма морального вреда будет минимальной, но при этом все равно будет назначена.

Если ДТП произошло между двумя автомобилями, учитывается адекватность водителей, которые находились за рулем, причины по которым были нарушены правила дорожного движения и травмы, как моральные, так и физические, которые были нанесены. В таких случаях суммы возмещения могут быть достаточно высокими, вплоть до содержания пострадавшего на протяжении многих лет.

Моральный вред и его компенсация — судебная практика в 2021 году

Как возмещается моральный вред

Моральный вред может подвергаться взысканию по уголовному кодексу и тогда истцу необходимо обращаться к следователю, ведущему дело. Именно следователь сможет в суде разъяснить по каким причинам моральный вред необходим именно в указанной сумме. Или же, взыскание происходит по гражданскому кодексу и тогда истец полагается исключительно на свои силы или же, может задействовать адвоката.

В случаях самостоятельно сбора доказательств необходимо привлечь свидетелей. Ими могут быть как родственники, так и коллеги или же соседи, а также очевидцы случившегося. Кроме того, необходимы заключения или психолога, или психотерапевта.

Также нужно помнить, что если дело морального возмещения проходит по уголовному кодексу, то государственная пошлина не оплачивается.

Но, если возмещение морального ущерба проходит по гражданскому кодексу, то из указанной или выигранной суммы необходимо будет оплатить процент в казну.

На практике юристы пытаются доказать, что оплата госпошлины за не имущественное возмещение не должна изыматься, но подобных выигранных дел в РФ не было еще ни разу.

Единственное дело по которому не происходит оплата государственного сбора, так это нарушение прав потребителей.

Моральный вред и его компенсация — судебная практика в 2021 году

Сроки выплаты морального вреда

В данном пункте законодательства также есть дыра и при особых обстоятельствах суд может дать ответчику рассрочку или отсрочить компенсацию выплат на срок до 1 года. В случаях, если человеку были нанесены увечья или же он погиб и семья нуждается в выплатах, чтоб иметь возможность существовать, суд заставит ответчика выплатить всю сумму в течение месяца.

Что касается порядка выплат, то решение суда вступает в силу через 5 дней после его заключения. Истец получает на руки исковое письмо и направляет его в исполнительную службу дабы ускорить процесс решения вопроса.

Также истец и ответчик могут прийти к устному соглашению по выплатам ущерба и договориться каким именно образом будут происходить выплаты. Естественно мировой Договор должен быть зарегистрирован в суде, поэтому договор нужно заключить до судебного решения и приложить его к делу.

Кроме того, необходимо помнить, что если возмещение морального вреда не происходит в срок, можно подать еще один иск и попросить компенсацию. Конечно же, процесс будет долгим и утомительным, но каждый человек имеет на это право.

Изменения в законах 2021 года

Так как случаи возмещения морального вреда учащаются, а точных законов не существует, было принято решение изменить и дополнить пункты в законе РФ, которые помогут облегчить доказательства или же помогут защитить себя в суде.

На сегодняшний день известно, что до конца года правительство хочет создать специальную комиссию и экспертов, которые будут заниматься именно делами морального взыскания.

Эксперты в этой области помогут определять действительно необходимые денежные суммы, рассматривая ситуацию объективно. Юристы поддерживают данную инициативу правительства, так как опираясь на законы доказать правоту своего клиента станет намного легче.

Остается лишь ожидать подобных изменений и надеется на то, что в 2021 году взыскать моральный ущерб станет намного легче.

Записаться на консультацию

Вс напомнил, как определять размер компенсации морального вреда при отсутствии вины причинителя вреда

Верховный Суд опубликовал Определение № 5-КГ21-94-К2 от 11 октября, в котором рассмотрел вопрос о компенсации морального вреда близким родственникам погибшего пешехода, который переходил дорогу в неположенном месте и находился в состоянии опьянения.

20 марта 2018 г. Ибрагим Халилов, находясь за рулем автомобиля, совершил наезд на пешехода Дмитрия Забродина, который впоследствии через несколько дней скончался от полученных травм в больнице.

Постановлением следователя от 15 декабря 2018 г. уголовное дело в отношении Ибрагима Халилова было прекращено в связи с отсутствием события преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ.

В ходе следствия было установлено, что Дмитрий Забродин находился в состоянии алкогольного опьянения и в темное время суток в условиях недостаточной видимости вне населенного пункта, без предметов со светоотражающими элементами стал переходить проезжую часть вне пешеходного перехода.

Также было выяснено, что пешеход не убедился в безопасности перехода проезжей части и не обратил внимания на приближающийся автомобиль, вследствие чего на него был совершен наезд транспортного средства под управлением Ибрагима Халилова.

Читайте также:  Гаражная амнистия — что она принесет россиянам?

В июне 2019 г. члены семьи Дмитрия Забродина – его родители, супруга и сын обратились в суд с иском к Ибрагиму Халилову о компенсации морального вреда в размере 500 тыс. руб. каждому из истцов, а также о взыскании расходов на погребение в общей сумме 104 тыс. руб. Обосновывая свои требования, истцы указали, что смерть их родственника причинила им физические и нравственные страдания.

В письменных возражениях на иск Ибрагим Халилов, ссылаясь на п. 3 ст. 1083 ГК РФ, просил суд уменьшить размер компенсации морального вреда, поскольку он находится в тяжелом имущественном положении.

Он также указывал на то, что Дмитрий Забродин с 2005 г.

проживал с истцами раздельно, виделся с ними крайне редко, доказательств тесных семейных взаимоотношений и поддержки родственниками друг друга не представлено.

Решением Кузьминского районного суда г. Москвы от 8 октября 2019 г. исковые требования были удовлетворены частично.

Суд пришел к выводу о наличии правовых оснований для удовлетворения исковых требований истцов, при этом взыскал в пользу родителей и сына компенсацию морального вреда больше, чем в пользу супруги, указав на то, что она длительное время не интересовалась отсутствием супруга после произошедшего ДТП.

Суд взыскал с Ибрагима Халилова в пользу родственников умершего компенсацию морального вреда в общей сумме 950 тыс. руб., расходы на погребение в размере 100 тыс. руб., а также расходы на оплату услуг представителя – 20 тыс. руб. В удовлетворении остальной части исковых требований было отказано.

Апелляционным определением Московского городского суда от 6 августа 2020 г. решение оставлено без изменения.

Апелляция согласилась с выводами первой инстанции и отклонила доводы апелляционной жалобы Ибрагима Халилова о снижении взысканной с него суммы компенсации с учетом его имущественного положения и действий пешехода, послуживших причиной ДТП, отметив, что оснований для изменения данной суммы не усматривается.

Второй кассационный суд общей юрисдикции в определении от 8 декабря 2020 г. согласился с доводами нижестоящих инстанций, не установив нарушения либо неправильного применения ими норм материального права или норм процессуального права.

Впоследствии Ибрагим Халилов подал кассационную жалобу в Верховный Суд РФ, в которой просил отменить состоявшиеся по делу судебные постановления судов как незаконные.

Изучив материалы дела, Суд напомнил, что если гражданину причинен моральный вред действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Ссылаясь на ст. 151 ГК РФ, ВС указал, что при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС отметила, что суду при определении размера компенсации морального вреда членам семьи потерпевшего в случае его смерти необходимо в совокупности оценить конкретные действия причинителя вреда, соотнести их с тяжестью причиненных именно этим лицам физических или нравственных страданий.

Обращаясь к п. 32 Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г.

№ 1, Суд указал, что важно учесть заслуживающие внимания фактические обстоятельства дела, а также требования разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения прав как основополагающие принципы, предполагающие установление судом баланса интересов сторон.

ВС: Взыскание одинаковой компенсации морального вреда за смерть мужа и отца должно быть обоснованноСуд указал, что при взыскании компенсации морального вреда суд не может ограничиться лишь ссылкой на общие принципы определения его размера, закрепленные в ГК, не применив их к спорным отношениям

Суд обратил внимание, что если при причинении вреда жизни или здоровью гражданина имела место грубая неосторожность потерпевшего и отсутствовала вина причинителя вреда, в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, то размер возмещения должен быть уменьшен (п. 2 и 3 ст. 1083 ГК РФ).

ВС также обратил внимание, что вина потерпевшего не учитывается при возмещении дополнительных расходов, при возмещении вреда в связи со смертью кормильца, а также при возмещении расходов на погребение.

«Вопрос о том, является ли допущенная потерпевшим неосторожность грубой, в каждом случае должен решаться судом с учетом фактических обстоятельств дела. Размер возмещения вреда также может быть уменьшен судом с учетом имущественного положения причинителя вреда (гражданина).

При этом соответствующие мотивы о размере компенсации морального вреда должны быть приведены в судебном постановлении во избежание произвольного завышения или занижения судом суммы компенсации», – отмечено в определении.

Верховный Суд указал, что суды первой и апелляционной инстанций, устанавливая размер компенсации морального вреда, не приняли во внимание нормативные положения п. 2 и 3 ст.

1083 ГК и разъяснения постановления Пленума ВС РФ об учете при определении размера компенсации морального вреда грубой неосторожности потерпевшего при отсутствии вины владельца источника повышенной опасности (причинителя вреда) и его имущественного положения.

Суд подчеркнул, что нижестоящие инстанции, указывая о прекращении уголовного дела в отношении Ибрагима Халилова, не дали правовую оценку важным обстоятельствам.

Так, ВС отметил: суды не учли, что Потерпевший в момент ДТП находился в состоянии алкогольного опьянения, что он переходил проезжую часть в неположенном месте в темное время суток, не обращая внимания на приближающийся автомобиль, вследствие чего на него был совершен наезд.

Тем самым суды нарушили право Ибрагима Халилова на справедливую, компетентную, полную и эффективную судебную защиту, добавил Суд.

Кроме того, ВС обратил внимание, что судами первой и апелляционной инстанций в нарушение ч. 2 ст. 56 и ч. 1 ст.

196 ГК не устанавливались и на обсуждение сторон не выносились обстоятельства, касающиеся имущественного положения Ибрагима Халилова, которые просил принять во внимание его представитель: отсутствие у него дохода, проживание в сельском доме, наличие в собственности только старого автомобиля, ввиду чего взыскание с него денежных средств в значительной для него с учетом его имущественного положения сумме негативно отразится на уровне его жизни.

Судебная коллегия ВС указала, что суждение суда апелляционной инстанции о том, что доводы апелляционной жалобы Ибрагима Халилова об отсутствии достаточного дохода не могут повлечь снижение взысканных сумм компенсации, а могут быть указаны в заявлении о рассрочке или об отсрочке исполнения решения суда, свидетельствует об уклонении суда от рассмотрения названных доводов вопреки требованиям процессуального закона.

Кроме того, ВС установил, что суды первой и апелляционной инстанций, процитировав в судебных постановлениях нормы материального права о принципах и критериях определения размера компенсации морального вреда, не привели мотивы со ссылкой на какие-либо доказательства относительно того, какие конкретно обстоятельства дела повлияли на размер определенных к взысканию с Ибрагима Халилова в пользу истцов сумм компенсации морального вреда, что не отвечает предписаниям ст. 195 ГК о законности и обоснованности решения суда.

Таким образом, Верховный Суд посчитал выводы судов первой и апелляционной инстанций о наличии правовых оснований для взыскания с Ибрагима Халилова компенсации морального вреда в общей сумме 950 тыс. руб.

в пользу членов семьи неправомерными, поскольку они сделаны с нарушением норм права, регулирующих спорные отношения. Кассационный суд, проверяя законность судебных постановлений, допущенные ими нарушения не выявил и не устранил, указал ВС.

С учетом изложенного Судебная коллегия ВС отменила решения трех судебных инстанций, направив дело на новое рассмотрение в Суд первой инстанции в ином составе суда.

ВС не допустил взыскания убытков и компенсации морального вреда с лица, вина которого не доказанаСуд заметил, что первая инстанция удовлетворила иск, сославшись на доказательства, которых нет в материалах дела

Адвокат АБ «Андрей Городисский и партнеры» Дмитрий Якушев отметил, что ВС обратил внимание на то, что пешеход сам проявил грубую неосторожность и фактически вина водителя в случившемся отсутствует, что согласуется с прекращением в отношении него уголовного дела.

По его мнению, Верховый Суд исходил из того, что размер компенсации, с учетом отсутствия вины водителя и грубой неосторожности самого пешехода, является чрезмерным, и в связи с этим в качестве основания для его снижения указал на необходимость принятия во внимание материального положения водителя. «Иными словами, на мой взгляд, Верховый Суд РФ в этой ситуации пожалел водителя и фактически дал нижестоящим судам указание снизить размер компенсации и обосновать это тяжелым материальным положением водителя», – прокомментировал адвокат.

Адвокат АП Ханты-Мансийского автономного округа Елена Чуднова указала, что в целом она согласна с правовой позицией ВС.

По ее мнению, право помимо справедливости должно восстанавливать нарушенный материальный баланс и в любом случае прежде всего работать на предупреждение любых противоправных действий, в том числе причинения морального вреда.

«В данном конкретном случае право работало также на предупреждение причинения вреда потерпевшему путем запрещения перехода через проезжую часть в неположенном месте, без светоотражающих знаков, которое, к сожалению, он проигнорировал», – отметила адвокат.

Читайте также:  Изменят коды назначения платежа

Елена Чуднова подчеркнула, что главная задача правоприменителя состоит в том, чтобы исходить из степени вины причинителя вреда и оценки поведения потерпевшего, на что и указал ВС РФ.

Если вины ответчика нет, то вполне справедливо учитывать как его материальное положение, так и индивидуальные особенности – это подпадает под критерий «иных заслуживающих внимание обстоятельств», считает адвокат.

«Здесь право хотя и работает на предупреждение в будущем владельца источника повышенной опасности, но оно не может по умолчанию ставить лицо, обязанность возмещения вреда которого установлена законом независимо от наличия его вины, в бедственное материальное положение», – добавила Елена Чуднова.

По мнению адвоката, несмотря на то, что Верховный Суд указал на необходимость в данном случае учитывать интересы ответчика для снижения размера компенсации морального вреда, на главный вопрос «как определить пределы разумности и справедливости», сегодня ответа нет. В связи с чем Елена Чуднова полагает, что в таких случаях необходимо руководствоваться общими принципами бремени доказывания.

Адвокаты поддержали правовую позицию КС

28 октября 2021 г. 19:55

Адвокаты – о выводах КС о компенсации морального вреда потерпевшим от преступлений против собственности

Как уже сообщала «АГ», 26 октября Конституционный Суд вынес Постановление № 45-П, которым признал несоответствующей Конституции ч. 1 ст.

151 ГК в той мере, в какой она служит основанием для отказа в компенсации морального вреда, причиненного гражданину преступлением против собственности, в силу одного лишь факта квалификации данного деяния как посягающего на имущественные права потерпевшего.

Эксперты «АГ» проанализировали постановление Конституционного Суда, который призвал устанавливать, причинены ли потерпевшему от преступления физические или нравственные страдания вследствие нарушения его личных неимущественных прав либо посягательства на принадлежащие ему нематериальные блага.

В ФПА полагают, что постановление должно привести к изменению порочной практики согласно которой, если нарушены исключительно имущественные интересы, то моральные страдания понесены быть не могут.

Обращение в КС

Напомним, с жалобой в Конституционный Суд обратился Сергей Шиловский, которому санитар И. отказался выдать тело матери без дополнительной платы за оказанные Услуги в размере 6 тыс. руб.

Когда выяснилось, что никакие услуги оплачивать не надо было, а санитар забрал деньги себе, Сергей Шиловский написал заявление о преступлении. По его результатам было возбуждено уголовное дело.

Следствие длилось два года, по истечении которых дело поступило в Тимашевский районный суд Краснодарского края. Суд признал И. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 159 УК, и прекратил уголовное преследование по основаниям ст. 76.2 УК и ст. 25.

1 УПК в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в размере 50 тыс. руб. И. в суде перевел потерпевшему 6 тыс. руб.

Заявленный в рамках уголовного дела гражданский иск о взыскании компенсации морального вреда в размере 1 млн руб. первая инстанция оставила без рассмотрения, разъяснив потерпевшему право на обращение с иском в суд в порядке гражданского судопроизводства. Суд указал, что преступление относится к категории преступлений, направленных против собственности, т.е.

против его имущественных прав, и не затрагивает его неимущественные права, тогда как ни гражданское, ни иное законодательство РФ не содержит указаний на возможность компенсации морального вреда, причиненного преступлением против собственности. Краснодарский краевой суд исключил из резолютивной части постановления указание об оставлении без рассмотрения гражданского иска.

Кассационный суд оставил постановление без изменения.

25 сентября 2019 г. Тимашевский районный суд отказал в удовлетворении иска о компенсации морального вреда, причиненного преступлением. Суд мотивировал это тем, что в результате противоправных умышленных действий И. были нарушены имущественные права Сергея Шиловского.

Право на компенсацию морального вреда возникает при нарушении личных неимущественных прав гражданина или посягательстве на иные принадлежащие ему нематериальные блага, и только в случаях, прямо предусмотренных законом, такая компенсация может взыскиваться при нарушении имущественных прав гражданина.

В связи с этим преступления, в результате которых были нарушены только имущественные права потерпевшего, хотя и могут причинить нравственные страдания потерпевшему, но не влекут возникновение у него субъективного права на компенсацию морального вреда, а у лица, совершившего такое преступление, соответственно, не возникает гражданско-правовая обязанность возместить причиненный моральный вред.

Краснодарский краевой суд оставил решение без изменения. Четвертый кассационный суд общей юрисдикции также оставил жалобу без удовлетворения. Определением судьи Верховного Суда было отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения судебной коллегией ВС.

Сергей Шиловский обратился в Конституционный Суд. Сославшись на ст. 52 Конституции, которая предусматривает право потерпевших от преступлений на компенсацию причиненного ущерба, и на ч. 4 ст.

42 УПК, согласно которой по иску потерпевшего о возмещении в денежном выражении причиненного ему морального вреда размер возмещения определяется судом при рассмотрении уголовного дела или в порядке гражданского судопроизводства, заявитель попросил признать ст. 151 ГК неконституционной.

Заявитель посчитал, что спорная норма лишает граждан, потерпевших от преступлений, направленных против собственности, права на компенсацию морального вреда, причиненного преступлением.

Норма признана неконституционной в части

Рассмотрев жалобу, Конституционный Суд указал, что в деле заявителя вопрос об определении размера компенсации морального вреда, причиненного преступлением, не рассматривался, а потому ч. 2 ст.

151 ГК судами непосредственно не применялась, поэтому производство по делу в этой части было прекращено. Предметом рассмотрения КС стала ч. 1 ст.

151 ГК в той мере, в какой она служит основанием для решения вопроса о праве на компенсацию морального вреда, причиненного гражданину совершенным в отношении него преступлением против собственности.

«КоммерсантЪ»: КС РФ расширил право требовать компенсации морального вреда

КС отметил, что, осуществляя в рамках дискреционных полномочий регулирование отношений, связанных с реализацией конституционных гарантий прав лиц, потерпевших от преступлений, на доступ к правосудию и на компенсацию причиненного им ущерба, законодатель исходил из того, что для защиты прав и законных интересов указанных лиц в первую очередь предназначено уголовное судопроизводство (п. 1 ч. 1 ст. 6 УПК). Именно поэтому основным средством судебной защиты прав потерпевшего является рассмотрение в рамках уголовного судопроизводства предъявленного им гражданского иска в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом.

Суд сослался на ряд определений и указал, что по смыслу ч. 1 ст. 42 УПК статус лица в качестве потерпевшего устанавливается исходя из его фактического положения и лишь процессуально оформляется постановлением дознавателя, следователя или суда о признании потерпевшим, но не формируется им.

Это связано с тем, что обеспечение гарантируемых Конституцией прав и свобод в уголовном судопроизводстве обусловлено не формальным признанием лица тем или иным участником производства по уголовному делу, в частности потерпевшим, а наличием сущностных признаков, характеризующих фактическое положение этого лица как нуждающегося в обеспечении соответствующих прав.

Конституционный Суд отметил, что компенсация морального вреда как самостоятельный способ защиты гражданских прав, будучи одновременно и мерой гражданско-правовой ответственности, правовая природа которой является единой независимо от того, в какой сфере отношений – публично- или частноправовой – причиняется такой вред, не исключает возможности возложения судом на правонарушителя обязанности денежной компенсации морального вреда, причиненного действиями (бездействием), ущемляющими в том числе имущественные права гражданина, – в тех случаях и в тех пределах, в каких использование такого способа защиты гражданских прав вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения.

Соответственно, отметил КС, действующее правовое регулирование не предполагает безусловного отказа в компенсации морального вреда лицу, которому физические или нравственные страдания были причинены в результате преступления, в силу одного лишь факта квалификации данного деяния как посягающего на имущественные права.

Как заметил Конституционный Суд, Пленум ВС в Постановлении от 13 октября 2020 г.

№ 23 «О практике рассмотрения судами гражданского иска по уголовному делу», в частности, указал, что по общему правилу гражданский иск о компенсации морального вреда может быть предъявлен по уголовному делу в тех случаях, когда такой вред причинен потерпевшему преступными действиями, нарушающими его личные неимущественные права (например, права на неприкосновенность жилища, частной жизни, личную и семейную тайну, авторские и смежные права) либо посягающими на принадлежащие ему нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности и др.). В то же время исходя из положений ч. 1 ст. 44 УПК и ст. 151 и 1099 ГК в их взаимосвязи гражданский иск о компенсации морального вреда подлежит рассмотрению судами и в тех случаях, когда в результате преступления, посягающего на чужое имущество или другие материальные блага, вред причиняется также личным неимущественным правам либо принадлежащим потерпевшему нематериальным благам.

Тем самым Верховный Суд, отметил КС, хотя не исключил в принципиальном плане возможность компенсации морального вреда, причиненного преступлением, нарушающим имущественные права потерпевшего, но фактически адресовал ее применение лишь к случаям, которые фигурировали в качестве примеров и в которых само по себе преступное деяние непосредственно затрагивает и личные неимущественные права либо нематериальные блага.

Читайте также:  Расширенное банковское сопровождение контракта по 44 ФЗ в 2023 году

Такая возможность – применительно к гражданам, потерпевшим от отдельных преступлений, которыми нарушались их имущественные права, – признавалась Верховным Судом и ранее, обратил внимание КС.

В частности, когда он пришел к выводу о том, что владелец переносного персонального компьютера вправе защищать личные неимущественные права, нарушенные вследствие неправомерного доступа к размещенной на нем информации, путем требования компенсации морального вреда (п.

8 Обзора судебной практики Верховного Суда № 2 (2020), утвержденного Президиумом ВС 22 июля 2020 г.).

Однако и в указанном случае возможность компенсации морального вреда признана лишь применительно к потерпевшему от конкретного преступления, и при этом акцент сделан именно на статусе информации, хранившейся в ноутбуке и составляющей личную тайну.

Между тем, указал КС, ч. 1 ст.

151 ГК как таковая не исключает компенсацию морального вреда в случае совершения в отношении гражданина любого преступления против собственности, которое нарушает не только имущественные права данного лица, но и его личные неимущественные права или посягает на принадлежащие ему нематериальные блага (включая достоинство личности), если при этом такое преступление причиняет лицу физические или нравственные страдания.

Конституционный Суд отметил, что установленный действующим законодательством механизм защиты личных неимущественных прав и нематериальных благ, предоставляя гражданам возможность самостоятельно выбирать адекватные способы судебной защиты, не освобождает их, по общему правилу, от бремени доказывания самого факта причинения морального вреда и обоснования размера денежной компенсации. В то же время обстоятельства дела могут свидетельствовать о причинении физических или нравственных страданий потерпевшему от преступления против собственности, которое явным образом нарушает его личные неимущественные права либо посягает на принадлежащие ему нематериальные блага (например, при совершении преступления в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в тяжелой жизненной ситуации, обусловленной, в частности, утратой близкого человека). В таком случае факт причинения морального вреда потерпевшему от указанного преступления не может быть сам по себе поставлен под сомнение судом, что, в свою очередь, не может им не учитываться в ходе оценки представленных доказательств в их совокупности.

Суд признал ч. 1 ст.

151 ГК соответствующей Конституции, поскольку она сама по себе не исключает компенсацию морального вреда в случае совершения в отношении гражданина преступления против собственности, которое нарушает не только имущественные права данного лица, но и его личные неимущественные права или посягает на принадлежащие ему нематериальные блага (включая достоинство личности), если при этом такое преступление причиняет указанному лицу физические или нравственные страдания. В то же время КС признал ч. 1 ст. 151 ГК не соответствующей Конституции, поскольку она служит основанием для отказа в компенсации морального вреда, причиненного гражданину совершенным в отношении него преступлением против собственности, в силу одного лишь факта квалификации данного деяния как посягающего на имущественные права потерпевшего, без установления на основе исследования фактических обстоятельств дела того, причинены ли потерпевшему от указанного преступления физические или нравственные страдания вследствие нарушения его личных неимущественных прав либо посягательства на принадлежащие ему нематериальные блага. Судебные акты, вынесенные по делу Сергея Шиловского, КС постановил пересмотреть.

Эксперты поддержали правовую позицию КС

Вице-президент ФПА Елена Авакян назвала постановление ожидаемым. По ее мнению, это правильное, прогрессивное решение, которое должно привести к изменению порочной практики считать, что если нарушены исключительно имущественные интересы, то моральные страдания понесены быть не могут.

Елена Авакян заметила, что практически единственный Закон, где по материальным составам предусмотрено возмещение, – Закон о защите прав потребителей. «Конечно, размер компенсации взыскивается в очень смешных размерах, исходя из суммы покупки.

Но всегда нужно иметь в виду, что материальный ущерб может сопровождаться огромными моральными потрясениями.

Именно поэтому Конституционный Суд признал возможность исследовать полученные моральные страдания вследствие причиненного материального ущерба», – подчеркнула она.

Елена Авакян обратила внимание, что суды, даже когда это и возможно, очень странно оценивают моральные страдания. Как правило, смерть человека оценивается в 1 млн руб., а ущерб, причиненный незаконным медицинским вмешательством, – в 500-700 тыс. руб.

«Но что можно восстановить на такие деньги? Вернуть детородные функции после незаконного аборта? КС этот вопрос поднимает, но до конца не решает.

Поэтому только изменение психологического отношения к этому вопросу судей, которые будут подлинным образом оценивать глубину моральных страданий, может изменить практику», – посчитала адвокат.

Марина Нагорная

Подробная информация опубликована на advgazeta.ru

Верховный Суд Российской Федерации о добровольном возмещении имущественного ущерба и морального вреда

В четвёртом обзоре судебной практики за 2020 год Верховный Суд РФ по конкретному делу поднял вопрос о соразмерности действий, направленных на заглаживание причинённого потерпевшему вреда, характеру общественно опасных последствий, наступивших в результате совершения преступления.

«Положения пункта «к» части 1 статьи 61 УК РФ о признании смягчающим обстоятельством добровольного возмещения имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, применяются лишь в случае их возмещения в полном объеме. Суд вправе признать в качестве смягчающего наказание обстоятельства частичное возмещение причиненного преступлением вреда на основании части 2 статьи 61 УК РФ», — подчеркнул Верховный Суд РФ.

Пожалуй, указанные разъяснения высшей судебной инстанции страны выглядят, по меньшей мере, неожиданными.

Судебная практика на протяжении многих лет складывалась таким образом, что зачастую виновное в совершении преступления лицо возмещало причиненный вред лишь частично.

Похоже, это было связано, помимо прочего, с тем, что в пункте «к» части 1 статьи 61 УК РФ сказано о добровольном возмещении имущественного ущерба и морального вреда вообще, то есть без указания на то, о полном или частичном возмещении идет речь.

  • В результате, иногда размер возмещения выглядел по сравнению с реально причиненным ущербом просто издевательским, тем не менее суд был вынужден признавать «копеечное» возмещение вреда смягчающим вину обстоятельством в соответствии с пунктом «к» части 1 статьи 61 УК РФ.
  • Это, в свою очередь, означало, в частности, что суд был обязан при назначении наказания учитывать следующее положение части 1 статьи 62 УК РФ: «При наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» части 1 статьи 61 настоящего Кодекса, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса».
  • Подобная практика искажала саму суть правосудия, поэтому высшая судебная инстанция страны решила придать пункту «к» части 1 статьи 61 УК РФ совершенно конкретный смысл. 

Верховный Суд РФ прямо указал: «Действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему (оплата лечения, оказание какой-либо помощи потерпевшему, принесение извинений и др.

), как основание для признания их обстоятельством, смягчающим наказание, в любом случае должны быть соразмерны характеру общественно опасных последствий, наступивших в результате совершения преступления».

И, самое главное, установил, что пункт «к» части 1 статьи 61 УК РФ может применяться лишь при полном возмещении причиненного ущерба и морального вреда.

Однако в этой связи неизбежно возникает вопрос о том, что даже частичное возмещение причиненного материального ущерба и морального вреда все-таки должно определенным образом учитываться судом.

И надо заметить, что высшая судебная инстанция «изящно» разрешила этот вопрос, подчеркнув, что частичное возмещение вреда может быть признано смягчающим вину обстоятельством на основании части 2 статьи 61 УК РФ.

Вряд ли до этого в судебной практике частичное возмещение причиненного ущерба и морального вреда признавалось смягчающим вину обстоятельством не «напрямую» по пункту «к» части 1 статьи 61 УК РФ, а по ч. 2 статьи 61 УК РФ.

В настоящий момент это, безусловно, выход из положения. При этом в будущем, по нашему мнению, необходимо законодательное разрешение проблемы. Вариантов может быть несколько. Допустим, прямое указание в пункте «к» части 1 статьи 61 УК РФ на полное возмещение вреда. С другой стороны, частичное возмещение ущерба невозможно не учитывать.

Признание его смягчающим вину обстоятельством на основании части 2 статьи 61 УК РФ выглядит половинчатой мерой. Бывают случаи, когда виновное лицо считает своим долгом помочь потерпевшему, но не имеет возможности сделать это в полном объеме в силу сложного материального положения.

Разве это не повод для признания частичного возмещения вреда смягчающим вину обстоятельством равным полному возмещения вреда по пункту «к» части 1 статьи 61 УК РФ? К тому же в Уголовном кодексе РФ частичное возмещение вреда имеет серьезное значение.

К примеру, в статье 74 УК РФ частичное возмещение вреда является одним из оснований для отмены условного осуждения и снятия с осужденного судимости. В этой связи возможен вариант законодательного определения частичного возмещения вреда, установления некой градации, обозначения условий применения…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *