Кризис 2023: статьи, новости и другие полезные материалы — ППТ

Кризис 2022: статьи, новости и другие полезные материалы - ППТ

Возникает устойчивое ощущение, что нам снова врут, а Кремль и Запад катают договорняк, пишет Жуковский. Место и роль Набиуллиной, перспективы дефицита и голода, печатный станок и гиперинфляция, обвал рубля и другие злободневные темы.

Кризис 2022: статьи, новости и другие полезные материалы - ППТ

По мнению источника “Ъ” на нефтесервисном рынке, компании действуют в соответствии с санкциями, которые запрещают новые инвестиции в РФ. При этом работа по текущим проектам может быть продолжена.

Кризис 2022: статьи, новости и другие полезные материалы - ППТ

Отсутствие легального ввоза значимой продукции из недружественных вовсе не исключает ее появления в России. Возможная легализация параллельного импорта может стать ответом на зарубежные санкции.

Кризис 2022: статьи, новости и другие полезные материалы - ППТ

Расходы на здоровье, похоже, попали под массовый секвестр семейных бюджетов. По данным «ФедералПресс», проводящего собственный мониторинг цен, подорожали все продукты из списка «борщевого набора».

Кризис 2022: статьи, новости и другие полезные материалы - ППТ

Подавляющее большинство поставщиков пока не столкнулись со значительным снижением уровня расчетов клиентов, но 76% ожидают ухудшения платежной дисциплины уже в ближайшем будущем и переходят на отгрузки по факту оплаты.

Кризис 2022: статьи, новости и другие полезные материалы - ППТ

Удивительно, что настолько жесткая, «непозитивная» тема вышла на ОТР. Как отразились санкции и массовый уход западных компаний на российском рынке труда? Что делать бизнесу и населению?

Кризис 2022: статьи, новости и другие полезные материалы - ППТ

Подборка последних видео известного экономиста Владислава Жуковского. О бешеном курсе доллара и евро на валютном рынке, ценах на нефть после частичного эмбарго на поставки из РФ, о мерах правительства и ЦБ и о том, что нас всех ждет.

Кризис 2022: статьи, новости и другие полезные материалы - ППТ

Сегодня решения нужны НЕТРИВИАЛЬНЫЕ, а не популистские. Реально работающие. Тогда есть шанс, что экономика страны действительно станет восстанавливаться. И решения эти должны быть и смелыми, и оперативными.

Кризис 2022: статьи, новости и другие полезные материалы - ППТ

Предприниматель Дмитрий Потапенко ответил на острые и злободневные вопросы аудитории в прямом эфире. Как долго продлится кризис, к чему готовиться простым россиянам и бизнесу, как изменится наша жизнь.

Кризис 2022: статьи, новости и другие полезные материалы - ППТ

Какое именно событие в итоге станет тем, которое обрушит систему, не скажет никто, но маленькие «лебеди» будут появляться все чаще и все большего размера.

«Спад усилится к середине 2022 года»: Россию ждет сильнейший экономический кризис с 1994 года | Капитал страны

22 Марта 2022 15485 7 Экономика

Кризис 2022: статьи, новости и другие полезные материалы - ППТ

Россию ждет сильнейший с 1994 года экономический кризис – экономика сократится на 10-12%, прогнозируют эксперты. Больше она падала только после распада СССР в 1992 году – на 14,5%. При этом если санкции останутся, ситуация лишь продолжит ухудшаться. Дефицит от электроники и компонентов до упаковки для молока и писчей бумаги приведет к разгону цен и падению потребления россиян.

Свои оценки падения экономики России в 2022 году дали эксперты двух крупных банков – британского Barclays и американского Goldman Sachs. В Barclays прогнозируют потерю 12,4% ВВП в этом году и еще 3,5% в следующем. В Goldman ждут снижения на 10% в 2022 году.

Сильнее Россия падала только сразу после распада СССР в 1992 году – на 14,5% и в 1994 году – на 12,6%.

В период мирового финансового кризиса экономика России сокращалась на 7,8%, но она не была исключена из международного товарооборота и зарабатывала сверхдоходы от высоких цен на нефть.

В 2014 году после присоединения Крыма экономика сократилась всего на 2%, хотя многие россияне ощутили на себе кризис.

Теперь ситуация принципиально иная: золотовалютные резервы России заморожены, крупнейшие транспортные компании отказались доставлять грузы в страну, более 400 иностранных компаний заявили о приостановке работы или уходе из страны, а от российской нефти отказываются покупатели. Меньше чем за месяц военной операции на Украине наметился дефицит электроники, компонентов для производств и даже бумаги для упаковки товаров первой необходимости и писчей бумаги.

Это первые последствия кризиса, которые будут нарастать в режиме снежного кома.

«Спад усилится к середине 2022 года, по мере того как эффект санкций будет распространяться на экономику в целом», – прогнозирует экономист Barclays Брахим Разгалла.

К июню иностранные компании перестанут платить своим сотрудникам зарплаты, что оставит без работы и заработка более 200 тыс. россиян. По цепочке контрагентов без работы и доходов могут остаться более 1 млн человек.

Россия потеряет 20% экспорта нефти и будет вынуждена сокращать еще доступный ей импорт, говорит экономист Goldman Sachs Клеменс Граф. По его мнению, денег от продажи нефти хватит на финансирование расходов бюджета, хотя российская нефть продается со скидкой почти в 30 долларов к текущим котировкам.

Согласно опросу Центробанка РФ от 9 марта, российские эксперты ждут падения экономики на 8% и инфляции в 20%. Но некоторые из отечественных аналитиков более пессимистичны и прогнозируют падение на 23% ВВП, чего никогда не было в истории России.

В этой ситуации у правительства остается единственная возможность удержать ситуацию под контролем – перейти к мобилизационной экономике и госплану. Однако, по словам директора Центра исследований экономической политики экономфака МГУ Олега Буклемишева, на это у чиновников может не хватить компетенций.

«Механизм окончательно рухнет», – предсказывает он последствия попытки перехода к госплану.

Спасибо, что читаете «Капитал страны»! Получайте первыми самые важные новости в нашем Telegram-канале или Вступайте в группу в «Одноклассниках»

Что будет с бизнесом в 2022 году в России после санкций — мнение экспертов

В условиях, когда наша страна столкнулась с колоссальным санкционным давлением, в бизнес-сфере на территории Российской Федерации отсутствует стабильность. В данной статье мы разберем возможности и риски для бизнеса в 2022 году в России. А также расскажем, почему не стоит паниковать в ситуации новых санкций.

Узнать более подробно о нынешней экономической ситуации на территории Российской Федерации вы можете в нашем телеграм канале.

Возможности для бизнеса в 2022 году в России после санкций

  1. Увеличится численность производственных компаний по конструированию запчастей, по изготовлению одежды, продуктов пищевой промышленности и прочих товаров, ушедших с рынка Российской Федерации.
  2. Увеличится спрос различных сервисов, связанных с ремонтом бытовой техники, мобильных устройств, одежды, обуви и так далее.

  3. В сфере туризма возрастет спрос на жилье низкого и среднего ценового сегмента, например на мини-отели современного типа. Так, например, Карелия располагает достаточным количеством подходящих предложений.
  4. Продолжится процесс миграции в регионы из городов.

    На фоне данной ситуации появляется востребованность в постройке недорогих частных домов.

  5. В связи с невысокой стоимостью электроэнергии, выполнять поставки местной произведенной продукции будет довольно выгодно.
  6. Появится большой спрос на компетентных мастеров в автомобильной сфере.

  7. Большое развитие будет происходить сфере криптовалют. Компании по обмене криптовалюты будут действовать и пользоваться спросом независимо от легальности данного бизнеса. 
  8. Увеличится спрос на самогонные аппараты, а также мини пивоварни.

  9. С большой долей вероятностью возрастет успех бизнеса, который базируется на продажах через Авито, Юлу и прочие сторонние ресурсы.
  10. На неопределенный срок времени увеличится спрос на Услуги психологов и прочих психологических сервисов.

  11. Внушительное количество предпринимателей произведут открытие своих компании за рубежом, вследствие чего превратят свой локальный бизнес в международный.

Риски для бизнеса в 2022 году в России после санкций

  1. Цены на Недвижимость в городах будут значительно снижаться, особенно это отразится на реализации офисной недвижимости и дорогостоящего жилья.
  2. Частные IT-проекты, которые ориентированы на местный рынок, прекратят свою рабочую деятельность — их заменят проекты с государственным участием.

  3. Все существующие стартапы будут перенесены на зарубежный рынок. Восстановление венчурного рынка начнется через 3-5 лет.
  4. Влияние государственных структур на предпринимательскую деятельность значительно увеличится.
  5. Охват рекламного бизнеса уменьшится в два и более раз.

  6. Заказная разработка для клиентов, проживающих на территории Российской Федерации, потеряет свой смысл, но редким исключением будет являться рабочая деятельность на государственный заказ с соответствующими рисками.
  7. Произойдет закрытие мини-производств крафтовой продукции.

  8. Большая часть рабочих сервисов Москвы, целевой аудиторией которых являлись представители среднего класса, будут вынуждены переориентироваться либо на более дешевый, либо на более дорогой сегмент. Данный феномен затронет салоны красоты, детские сады, частные школы, обучение танцевальным искусствам, тренажерные залы и прочие учреждения.

  9. По отношению к образовательным проектам, включая крупных игроков, будут проведены консолидации, то есть все, кто хоть как-то продолжает свою деятельность, будут числиться в компании «Skillbox»
  10. Инфобизнес продолжит свою деятельность, но в значительно узких направленностях.

  11. Ценность услуг по контент-мейкингу в русскоязычном сегменте сократится примерно в два раза на ближайшие пару лет. Большое количество блоггеров по большей части станут ориентироваться на англоязычную аудиторию, используя в работе различные сервисы для перевода.

  12. Значительная часть рейтингов и ассоциаций, за исключением государственных, потеряют свой смысл, что приведет их к прекращению работы или смене фокуса.

В каком состоянии российский малый бизнес

По данным Федеральной налоговой службы, на февраль 2022 года на территории Российской Федерации зафиксировано около 5,9 млн малых и средних предприятий. Из этого числа подавляющее большинство составляют микропредприятия (5 669 млн), 212 тыс. малых предприятий и всего 17 тыс. средних.

Больше всего субъектов малых и средних предприятий расположено в Центральном федеральном округе — 1860 млн, около половины из которых находятся в Москве. На втором месте — Приволжский федеральный округ (1040 млн субъектов малых и средних предприятий, сопоставимо с ЦФО за исключением Москвы), меньше всего — в Северо-Кавказском федеральном округе (206 тыс.).

Почему не стоит паниковать в ситуации новых санкций

ААлександр Чепуренко – заслуженный профессор (2019), член Ученого совета НИУ ВШЭ

Однако, Алексей Порошин, делает акцент на том, что за последние несколько лет именно сфера услуг и розничной торговли и так столкнулась с множеством проблем в связи с пандемией на фоне заболевания Covid-19.

Пробит ли потолок цен на «вторичку» в 2021 году

ААлексей Порошин, член генерального совета «Деловой России»

Также он замечает, что в условиях ограничений на посещение Европы и США большинство россиян перестанут покидать Российскую Федерацию и будут чаще пользоваться сферой услуг, предложенной в РФ.

ННаталья Органова, член высшего совета «Сильной России»

Наталья Органова отмечает, что важно найти возможность, которая позволит предпринимателям сохранить имеющийся бизнес: по максимуму сократить статью расходов, также при необходимости, возможно, всеми усилиями оптимизировать работу штата. Более того, Наталья Органова призывает фиксировать ущерб и убытки, если они связаны с нынешней ситуацией, так как это может быть потенциальным поводом для исков по возмещению ущерба.

Заключение

В данной статье мы рассмотрели предположительные исходы событий касаемо бизнеса на территории Российской Федерации. Дать какого-то конкретного ответа о том, как сложится ситуация в ближайшее время, нельзя, так как изменения происходят ежедневно и спрогнозировать дальнейшие события просто-напросто невозможно.

ТОП 45 книг про бизнес и саморазвитие для начинающих и продвинутых

Кризис 2022: статьи, новости и другие полезные материалы - ППТ

Хуже, чем в 90-е, но с «цифрой»: каким будет кризис 2022-го

Рукотворный, неестественный, никому не нужный, кроме политиков, экономический кризис стартовал в России очень мощно. Только в первые две недели случились: 

  • обвал рубля минимум на 50 %; 
  • грандиозное обрушение курсов акций российских компаний; 
  • фактический крах отрасли пассажирских авиаперевозок; 
  • уход с российского рынка 230 мировых брендов; 
  • закрытие или приостановка работы десятков независимых СМИ; 
  • коррозия рынка интернет-рекламы; 
  • скачкообразный рост цен на компьютеры, комплектующие и бытовую электронику…

Перечислять можно долго и при этом не охватить и половины уже понесенных экономических потерь. Впереди – еще более серьезные события.

Какими они будут, предсказать чрезвычайно сложно, потому что текущий кризис – это классический  «Черный лебедь» по Нассиму Талебу. Его почти не с чем сравнивать в новейшей истории планеты.

Однако у кризиса есть некоторые вполне очевидные черты, позволяющие экономистам строить предварительные прогнозы.

Например, крупный российский  специалист в области социально-экономического развития регионов, профессор кафедры экономической и социальной географии России МГУ им. Ломоносова Наталья Зубаревич  сообщила, что в ближайшее время ожидается значительное падение платежеспособного спроса на услуги и непродовольственные товары (далее почти дословная цитата – прим. автора):

«Общероссийский тренд – обеднение. То, что девальвация рубля приведет к снижению доходов всех россиян, – это “медицинский” факт. Цены будут расти на все, включая российское продовольствие.

Жестко проседают регионы автопрома. Очень сильный удар – по крупным городам. В них есть дилеры, автосалоны. Про них забыли и заплакали.

Все, что связано в РФ с авиацией, будет очень сильно сжиматься – с потерей людьми работы. С теми, кто трудится в туризме, произойдет то же самое. Столько туристических агентств больше не нужно…

Люди устроены очень просто. Первое, на что они тратят деньги, – это еда. Если денег есть чуть больше – на непродовольственные товары. С этим возникнет большая проблема, потому что предложение будет уменьшаться… Введен прямой запрет на ввоз в Россию высокотехнологичной продукции. Цены на нее повысятся, и ничего с этим сделать нельзя…

А прежде всего люди экономят на услугах. Занятые в сфере услуг столкнутся со снижением платежеспособного спроса. Обеднение всегда приводит к резкому упрощению структуры потребления.

Обычно оно сильнее всего бьет по тем, кто имеет чуть большие доходы, – это квазисредний класс крупных российских городов. Кстати, он уже более чем наполовину состоит из бюджетников. Но второй удар придется вообще по всем. Немного позже этот затронет большую часть россиян…

Будет плохо – в этом никто не сомневается. Но уровень “плохости” мы сможем померить лишь в начале лета. Самое разумное сейчас – понять, что будет худо. Но чтобы корректно, экспертно это измерить, понадобится несколько месяцев…»

Ампутация «культурного» потребления

В ближайшее время в России будет срезан тонкий жирок европейского по духу, урбанизированного потребления, который нарос в последние 20 лет.

Городскому жителю, чьи заработки по покупательской способности стремительно откатываются на уровень начала 2000-х, а то и 90-х годов, уже через месяц-два станет не до фитнеса, «ноготочков», посещения ресторанов, кино, поездок на такси и т. п.

Наталья Зубаревич и многие другие именитые экономисты предсказывают очередное вынужденное и очень сильное «затягивание поясов».

К сожалению, упрощение горожанами структуры своего потребления парадоксальным образом начнет подкашивать их самих. Ведь миллионы людей в последние годы фактически оказывали услуги друг другу. Теперь у одних не окажется денег, чтобы за них платить, а другие этих денег не заработают.

Очень несладко придется мелкому бизнесу и четырехмиллионной армии самозанятых,  большинство из которых таксуют, оказывают услуги по ремонту, заняты в маркетинге и доставке товаров. Крупно пострадает весь мелкий бизнес, обеспечивающий людям «необязательное», «избыточное» потребление.

Приоритетами среднего россиянина надолго станут еда, оплата жилищно-коммунальных услуг, хозтовары, одежда, обувь и дешевые лекарства. Все, что сверх того смогут позволить себе люди, потянет лишь на эконом-класс. Наступает время расчехлять пошлые призывы в стиле «антикризисное предложение».

Взгляд российского бизнеса на кризис 2022 года: «Это безграничные возможности»

 Bfm.ru НовосибирскBfm.ru Новосибирск

– Введенные в 2014 году санкции придали толчок развитию некоторых отраслей производства в России. Можно ли ожидать подобных решений в 2022 году, на волне новых масштабных ограничений, и какие отрасли в связи с этим выглядят наиболее перспективными?

Кира ДОЛГОВА – основатель и генеральный директор сети аппаратной косметологии LaserLove

Предприниматели всегда говорили и будут говорить, что любой кризис – это развитие и новые возможности. Конечно, сейчас всем тяжело. Но я рада, что однажды встала на путь предпринимательства.

Бизнесмены ежедневно сталкиваются с микрокризисами – конечно, не в таких масштабах, как сегодня. Но чтобы иметь бизнес в России, надо быть рисковым и гибким к изменениям человеком. И ко всем переменам мы уже выработали иммунитет.

Также спасибо пандемии, которая нас закалила и сделала любые потрясения нормой.

Поэтому в данной ситуации я вижу только плюсы. Прекращая свою деятельность в нашей стране, зарубежные компании тем самым не вводят против нас санкции, а дают возможность создать собственный отечественный продукт. Все, что необходимо сделать – это занять любую освободившуюся нишу. Требуется быстро и оперативно реагировать на изменения. Я очень горжусь продукцией с хэштегом #сделано_в_России.

Наталья ЧЕРВОВА – вице-президент промышленно-строительного концерна «Сибирь»

Начиная с 2014 года под воздействием внешних факторов правительство России планомерно предоставляло бизнесу новые возможности для открытия и расширения производств.

Далеко не все было идеально со стороны государственных органов – налоговое давление на бизнес порой оказывалось чрезмерным, работа правоохранительных органов тоже вызывала ряд вопросов в бизнес-сообществе.

Органы власти в этот период в основном сосредоточились на стратегических отраслях российской экономики, а также на модернизации армии.

Сегодня ситуация складывается таким образом, что появляются новые возможности в различных отраслях экономики.

Для выявления наиболее перспективных достаточно просто открыть список уходящих с рынка зарубежных компаний – новым компаниям предстоит стать им полноценной заменой.

Устойчивый спрос потребителей на товары и услуги уже сформирован, потребности понятны, основная часть работы проведена, а самое главное – уходящие компании оставляют после себя обученных специалистов, что является основным плюсом в сложившейся обстановке.

Сейчас наступает время действительно амбициозных людей – тех, кто не испугается ответственности, будет готов вдохновлять и заряжать энергией. Личные качества руководителей выходят на одно из первых мест, и эта особенность начинает проявляться как никогда прежде.

Для наших органов власти наступил момент, когда необходимо выключать в себе бюрократов, прикрывающихся регламентами и формулярами. Все чиновники в рамках страны, региона, города должны развивать свои направления, видеть возможности и по-настоящему помогать предпринимателям в это нелегкое время.

Первый вопрос, который обязан задавать каждый власть имущий всем, кто придет к нему на прием, будь то администрация района или правительство России, – «Что я могу для вас сделать?» Только в этом случае мы действительно сможем достичь успеха. Только синергия власти и предпринимателей позволит нам пройти этот непростой путь с минимальными потерями.

Юлия СВИТКОВСКАЯ – основатель и директор консалтинговой компании HR-trend

На мой взгляд, санкции 2014 года были репетицией, подготовкой к большим процессам, которые начинаются только сейчас. Наступает абсолютно новая реальность, и как мы с ней справимся – покажет будущее.

Правительство уже сделало шаги для поддержки IT-отрасли, чтобы страну не покинули таланты. При реализации всех заявленных мер будет оказано сильное влияние на рынок.

Иностранные производства сообщают о приостановлении деятельности. Подчеркну – пока лишь о приостановлении. В этой ситуации рабочие кадры точно не останутся без работы, так как в стране высокий дефицит. Среди топ-менеджеров и руководителей среднего звена ситуация станет хуже – конкуренция на одно вакантное место за неделю выросла в несколько раз.

Одним из решений видится приобретение закрывшихся заводов российскими предпринимателями. Производство будет продолжено, рабочие места – сохранены. Но для всего этого нужно время.

Умеренный кризис без уверенного выхода

Первые и пока основанные на предварительных оценках прогнозы макроэкономической динамики на 2022 и последующие годы постепенно сближаются. Предварительная оценка ЦМАКП делает акцент на проблемах рынка труда — росте безработицы с пиком предположительно до 7–8% по МОТ.

Спада ВВП в 2022 году большинство экспертов ожидают сейчас на уровне 8%, прогнозы по инфляции — порядка 20% годовых.

Основная неопределенность — не столько мировые санкции в ответ на военную операцию РФ на Украине, сколько риски изменения экономической политики внутри России: все расчеты аналитиков строятся на предположении о ее стабильности при постоянном санкционном давлении на нынешнем уровне.

Постепенно появляются первые, пока очень предварительные прогнозы динамики основных макропоказателей на 2022 и последующие годы.

Напомним, до последнего дня главной оценкой были результаты опроса Банком России независимых аналитических структур, собранные до 9 марта,— в них не было прогнозов динамики безработицы.

В свою очередь, представители МВФ 14 марта отказались от обнародования предварительного прогноза по РФ. Возможны публикации отдельных оценок Банка России 18 марта, когда пройдет заседание совета директоров ЦБ по ключевой ставке.

Оценки Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогноза (ЦМАКП) в аналитической записке «О некоторых параметрах среднесрочного прогноза: адаптация к условиям санкций» (.

pdf) также пока предварительны, но важны попыткой реалистичного прогноза потерь в торговом балансе, с одной стороны, и изменений на рынке труда и динамики безработицы — с другой.

Сценарии ЦМАКП предполагают существенные ограничения российского импорта товаров (70–80% инвесттоваров из стран—инициаторов санкций, 50% по комплектующим, 25% по потребтоварам с компенсацией на 10% поставками из стран АТР) и услуг (70–80%) при относительно умеренном сокращении экспорта (но ограниченных возможностях получения прибыли резидентами РФ при росте цен на экспортные commodities). Как подтверждают в ЦМАКП, по их расчетам, сальдо торгового баланса в перспективе первых трех лет и более будет сильноположительным ($290–300 млрд в 2022 году, $120–140 млрд в 2024 году), предельные оценки оттока по капитальному счету в 2022 году — $200 млрд.

В ЦМАКП предполагают, что при сохранении существующей денежно-кредитной политики (ДКП) после инфляционного шока (20–23% в 2022 году) произойдет быстрая стабилизация: снижение инфляции к 7,7–8% в 2023 году и 5,5–6% в 2024 году, это примерно соответствует некомплексным оценкам ЦР ВШЭ и экспертной панели ЦБ.

Сбои в критически важном импорте промежуточных товаров и оборудования, полагают экономисты, без решения проблемы продолжат спад ВВП в 2023 году на уровне 2,0–2,3% и в 2024 году 0,3–0,5% — это основное отличие этого прогноза от прогноза панели ЦБ. Чуть хуже, чем у экспертов Банка России, оценки спада реальных зарплат (4%, 2022 год), есть оценка спада реальных располагаемых доходов: 7–7,2% в 2022 году.

На первом плане, полагают эксперты, проблемы рынка труда — они не могут решиться быстро.

В ЦМАКП предварительно предполагают рост безработицы в 2022 году до 7–7,3% по МОТ с последующим движением в область 8%: режим «сверхзанятости» в РФ исчезает, возникает проблема «новой бедности» в пока неоцениваемых масштабах, поэтому неизвестно, способно ли государство смягчить потери доходов части населения социальными выплатами.

Как и другие прогнозы, анализ ЦМАКП предполагает и долгосрочность санкций, неизменность модели ДКП ЦБ и умеренный отход от комплементарной к ней бюджетной политики Минфина (лишь временный отказ от бюджетного правила в 2022 году, финансирование дефицита бюджета из ФНБ и внутреннего госдолга на уровне плюс 10% к текущим планам).

Возможность другой конструкции ДКП обсуждать рано, говорят экономисты, подчеркивая, что решение об обязательной продаже 80% валютной выручки сильно облегчает реализацию нынешней ДКП.

Отметим, что вопросы о ДКП и состоянии рынка труда хотя и не прямо, но связаны на политическом уровне.

Краткосрочные риски здесь не столько в масштабах начавшегося экономического кризиса (и ЦМАКП, и другие эксперты пока говорят о локально умеренном и неразрушительном спаде ВВП), а в прочности текущей бюджетной и экономической политики на ближнем горизонте: полное отсутствие попыток ее изменить при уже существующем тренде на усиление внутриполитической реакции выглядело бы необъяснимо.

Дмитрий Бутрин

Продовольственный кризис неизбежен. Кто пострадает больше всех

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ

Насколько Украина и Россия вместе важны для «сытости мира», многим только предстоит узнать, пишет Advance. В мире уже понимают, что происходящее сегодня будет иметь далеко идущие последствия, а самого важного для всех ресурса — продовольствия — на всех не хватит, отмечает автор статьи. Больше всех пострадают страны, зависящие от импорта.

На этой неделе МВФ опубликовал доклад, в котором говорится, что конфликт на Украине может «фундаментально изменить мировой экономический порядок». Все уже понимают, что эта ситуация будет иметь далеко идущие последствия. Но давайте сконцентрируемся на деталях.

В докладе говорится, что мировой экономический рост замедлится, а инфляция продолжит расти. Также там ожидаемо сказано, что растет неопределенность в сфере инвестиций, а это может привести к отливу капитала с так называемых развивающихся рынков.

В переводе это означает, что бедные страны пострадают больше всех.

«Этот конфликт наносит серьезный удар по глобальной экономике, который остановит рост и повысит цены», — говорится в докладе.

Также там отмечается, что наиболее сильный удар придется на страны, которые больше других страдают в финансовом и торговом плане от нынешнего конфликта.

То есть имеются в виду те государства, которые очень зависимы от экспорта/импорта из России и Украины, например, в области продовольствия… Говорится в докладе и о том, что велик риск новых конфликтов в таких регионах, как Африка, Латинская Америка, Кавказ и Средняя Азия.

Самая большая опасность, разумеется, угрожает странам, которые больше всех закупают продовольствия в двух конфликтующих странах. Скажем, серьезного кризиса стоит ожидать Египту, так как он импортирует до 80% пшеницы из России и Украины.

В долгосрочной перспективе, как сказано в докладе, «война может кардинально изменить мировой экономический и геополитический порядок, если изменятся торговля энергоносителями и цепочки поставок, а существующие связи фрагментируются и страны перераспределят валютные резервы».

Прогнозируется глубока рецессия на Украине и в России, тогда как всей Европе грозит прекращение поставок газа.

https://www.youtube.com/watch?v=TIdLsb1cpDw

Но что будет с самым важным для всех ресурсом — продовольствием?

Почти треть мировой пшеницы производят Россия и Украина. Порты закрыты, инфраструктура — в хаосе, а значит, нужно искать другие источники этой жизненно важной пищевой культуры. Учитывая, что фермеры на Украине не могут возделывать свои поля, маячит перспектива дефицита пшеницы, который нам только предстоит ощутить в полной мере.

В настоящий момент поиск разных поставщиков влечет за собой рост цен, и стоимость пшеницы уже достигла рекорда. Более 50 стран зависят от двух стран и их урожая пшеницы, и на этот основной продукт приходится около 20% мирового потребления калорий и белков.

Некоторые из крупнейших импортеров пшеницы из этого региона находятся в Северной и Западной Африке, включая Нигерию, одну из беднейших стран мира. Кстати, она одновременно и самая густонаселенная страна Африки! Конечно, стоит напомнить, что в финансовом плане эти страны также ослаблены пандемией.

Дефицит пшеницы или рост расходов на нее повлияют на основные продукты питания, такие как хлеб, макароны и крупы.

Кроме того, на Россию и Украину приходится от 70 до 80% мирового экспорта подсолнечного масла (собственно подсолнух является национальным цветком Украины). ЕС импортирует около 200 тысяч тонн украинского подсолнечного масла в месяц.

Посевная продолжается с апреля по май, и, вероятно, конфликт повлияет на нее. Из-за призыва или бегства из страны недосчитаются работников на полях. Маловероятно, чтобы в скором времени ситуация улучшилась. Только если этот конфликт вскоре не закончится. Но и в таком случае серьезные последствия неотвратимы. Если же он продолжится весной и захватит лето, можно ожидать острого дефицита.

Супермаркеты в Испании и Италии уже начали ограничивать продажу подсолнечного масла после того, как из-за военной спецоперации на Украине люди бросились в панике скупать его. Но масло покупают не только потребители для личного пользования. Подсолнечное масло часто используется для приготовления жареных закусок вроде чипсов, поэтому компании могут поднять цены на эту категорию товаров.

Кукуруза — еще один основной продукт, который обычно выращивают на Украине и в России. Они стоят на четвертом и пятом месте по экспорту кукурузы, и на них приходится около 20% в общем мировом экспорте этой культуры.

В этом году ожидалось, что Украина вырастит самый большой урожай кукурузы в своей истории и экспортирует почти 80% того, что произведет. Поскольку порты закрыты на пике экспортного сезона для этого продукта, маловероятно, что кукурузе вообще удастся взойти.

У кукурузы тоже много сфер применения, и дело не только в том, что ее будет не хватать как готового продукта для человека. Ее дефицит ощутят, в том числе, производители мяса, ведь кукурузой кормят животных во многих странах мира, а рост цен может привести к увеличению стоимости мяса.

Как мы видим, продовольственный круг замкнут, и если возникает проблема с доступом к одной основной культуре, проблемы немедленно возникают и с другими продуктами. Насколько Украина и Россия вместе важны для «сытости мира», многим только предстоит узнать.

Я напомню также о серьезной проблеме, связанной с поставками удобрений. Они необходимы аграриям для достижения поставленных целей. Удобрения еще никогда не были такими дорогими, так как экспорт из России остановлен. Их производство в Европе тоже остановлено из-за растущих цен на природный газ, ключевой ингредиент азотных удобрений, таких как мочевина.

Но даже до начала конфликта на Украине мировая система продовольственных поставок хромала. Сложные цепочки поставок и непредсказуемые условия, которые нередко являются следствием климатических изменений, уже подняли цены на продовольствие до максимума за последние десять лет. Для миллионов людей, кого пандемия оставила без работы, покупка еды уже проблематична.

Количество людей, живущих на грани голода, выросло с 27 миллионов в 2019 году до 44 миллионов. Об этом говорят данные, обнародованные в этом месяце Всемирной продовольственной программой ООН.

Ситуацию, несомненно, ухудшит бум потребительской паники. В некоторых регионах люди уже бросились в магазины, и зачастую фотографии с пустыми полками говорят намного больше, чем какие-то рыночные исследования!

Паническая скупка продовольствия может очень осложнить ситуацию, по крайней мере вначале, и такое уже случалось. Вспомните только, как люди закупались туалетной бумагой в начале пандемии.

В итоге острого дефицита не возникло, но цепочка поставок подверглась серьезному давлению. Конечно, в итоге кто-то очень выиграет от всего этого.

Я не удивлюсь, если некоторые лобби даже заинтересованы в как можно большей панике.

Можно ожидать, что в кризисный момент страны «замкнутся в себе», чтобы накормить только собственное население. Значит, рынки могут закрыться из-за блокады экспорта. Сами граждане могут настоять на этом, что вполне разумно, но подобные шаги неминуемо приведут к голоду в странах (выше я упомянул некоторые), которые, к сожалению, слишком зависимы от импорта.

К сожалению, продовольственная самодостаточность для многих государств просто невозможна, особенно если требуется быстро перестроиться.

Поскольку возникла угроза дефицита, а расходы на жизнь растут, ограничение напрасного расходования продовольствия выходит на первый план.

По некоторым данным, до 20% всего продовольствия, произведенного в Европе, выбрасывается на помойку, а это 88 миллионов тонн продуктов каждый год. Поразительно и ужасно.

Известно, кто больше всех пострадает в данной ситуации: конечно, не те, кто выбрасывает еду, а те, кто бережнее других к ней относится…

Учитывая, что проблема уже есть и что она может еще больше обостриться, крайне необходимо как можно скорее остановить конфликт на Украине.

«Опомниться не успели, как вступили в новый кризис». На какую господдержку рассчитывает бизнес — Газета.Ru

Новые антироссийские санкции серьезно осложнили положение бизнеса. Его зависимость от импорта оказалась еще серьезнее, чем предполагалось. Об этом 14 марта на пресс-конференции заявил уполномоченный при президенте России по защите прав предпринимателей Борис Титов. «Газета.Ru» ознакомилась с результатами проведенного мониторинга.

«Этот кризис по-настоящему тяжелый, беспрецедентный.

Если старыми санкциями, введенными до 24 февраля, до начала спецоперации на Украине, было затронуто 26,4% компаний, то сейчас уже 84,1%», — отметил Титов, выступая на пресс-конференции ТАСС.

Он сослался на итоги мониторинга «Оценка бизнесом текущего положения компаний и влияния санкций» (18 февраля – 7 марта). В рамках исследования было опрошено 6 тыс. компаний в 85 регионах России.

Курс рубля и разрыв цепочек поставок товаров — самые тяжелые моменты текущего кризиса, уточнил бизнес-омбудсмен. Из мониторинга следует, что ослабление рубля затронуло деятельность 60,9% компаний. Разрыв цепочек поставок негативно повлиял на 39,6% организаций. Блокировка ряда цифровых платформ создала реальные проблемы для 14,1% предпринимателей.

Несмотря на то, что прямым ввозом занимается меньшая часть компаний, импортную составляющую больше 10% имеет 73,2 % компаний, отметил бизнес-омбудсмен. «Еще 36,3% зависят от ввоза больше, чем наполовину, а у 36,9% импортная составляющая в бизнесе — 10%-50%», — сказал Титов.

По его оценке, 56% российских предпринимателей так и не вышли из прошлого кризиса. «Опомниться не успели, как вступили в новый кризис», — отметил Титов.

Сейчас нужны не косметические, а масштабные меры государственной поддержки бизнеса, считает омбудсмен. Тем более, что по итогам прошлого года антикризисными мерами «смогли воспользоваться далеко не все».

Пытались воспользоваться, но не смогли

В 2020-2021 годах только 38,5% представителей бизнеса смогли воспользоваться антикризисными мерами правительства. 31% компаний не смогли получить помощь, хотя пытались это сделать. 30,5% предпринимателей даже не пытались ее получить.

«Господдержкой должно быть охвачено 90% бизнеса», — уверен Титов. Как следует из мониторинга, предприниматели назвали почти полтора десятка мер господдержки, которые должны стать первоочередными.

Начать необходимо со снижения ставки страховых взносов. «Ставка единого страхового налога (ЕСН) должна быть 12% или хотя бы 15%. Причем снижение ставки не ведет к снижению доходов страховых фондов, так как после снижения ставки часть бизнеса начинает делать взносы», — подчеркнул Титов.

Вторая проблема, с которой необходимо разобраться правительству — высокая закредитованность бизнеса. «Нужно ввести мораторий на выплату основного долга, тела кредита, разрешить платить только по процентам. Это было бы системное решение», — считает Титов.

Третья мера (за нее высказался каждый пятый предприниматель) — прямые выплаты, субсидии на поддержание занятости. Власти могли бы, по опыту борьбы с пандемией, дать бизнесу субсидии в размере МРОТ и льготные кредиты с условием сохранения занятости в течение года.

Кроме того, бизнес заинтересован сейчас в том, чтобы были заморожены тарифы естественных монополий.

Амнистия по экономическим статьям

Титов также предложил провести амнистию бизнеса, осужденного по уголовным делам. «Количество уголовных дел по экономическим статьям растет. В 2021 году рост по сравнению с 2020-м составил 7,7%.

Сейчас 2300 предпринимателей находятся в СИЗО и в колониях по статьям о незаконном предпринимательстве, уклонению от уплаты налогов, по статье за мошенничество.

Их всех надо освободить», — предложил бизнес-омбудсмен.

Прозвучала и мера, которая не потребует расходов от правительства. Это снятие противоковидных ограничений. По данным Титова, 46 регионов сняли ограничения (кроме масочного режима и санитайзеров). «Надо снять везде. Самые жесткие и несоответствующие уровню заболевания ограничения остаются в Хабаровском крае, в Липецкой области, в республиках Саха-Якутия, Тыва, Ингушетия», — отметил Титов.

С 15 марта в Москве указом мэра отменяется ношение защитных масок и антиковидные меры на предприятиях – в целях поддержки граждан и бизнеса.

У бизнеса есть дополнительные предложения по мерам господдержки. Например, владелица сети семейных кафе «Андерсон» и омбудсмен по защите малого и среднего бизнеса Анастасия Татулова выступила против введения обязательной маркировки большинства товаров.

«До 2023 года, как предполагается, будет приостановлен проект по введению маркировки продукции. Но этот проект в принципе вреден, неприемлем для бизнеса, не несет никакой пользы, одни только расходы. Приостановить — это полумера, это не устраивает», — пояснила Татулова «Газете.Ru».

Если государство хочет через маркировку контролировать бизнес, собирать статистику – «оно полностью должно субсидировать эти расходы». По ее словам, прежде чем распространять маркировку на все сферы, необходимо, чтобы государство отчиталось перед налогоплательщиками о результатах этой кампании.

Она называла итоги маркировки нулевыми: «черный рынок» как работал, так и работает, а добросовестные предприятия при этом несут расходы на маркировку. «Маркетплейсы забиты «черным» товаром. Российский производитель замучен бесконечными нововведениями, а ввозить и продавать по-прежнему можно все, что угодно. В нынешнем своем виде маркировка непродуктивна», — заключила Татулова.

«Маркировку нужно сохранять только на то, в чем есть реальная польза для людей: на шубы, лекарства, подакцизные товары, на табак», — уверена Татулова.

Во время подготовки материала «Газеты.Ru» руководитель департамента системы цифровой маркировки товаров и легализации оборота продукции Минпромторга Екатерина Приезжева заявила, что маркировка для новых категорий товаров вводиться не будет, однако уже начатые эксперименты в этой сфере продлят.

По словам Татуловой, сейчас в стране есть накопленные проблемы, они только усугубляются. «Проблема не только в том, что очередной кризис пришел, и все стало плохо. Бизнес неоднократно ставил вопросы перед правительством. В том числе все проблемы были обозначены в докладе бизнес-уполномоченного еще за прошлый год. Реализовано — 6% из предложенного», — говорит Татулова.

Она считает, что никаких новых особенных мер господдержки выдумывать сейчас не надо.

«Нужно просто взять и реализовать то, что ранее предлагалось бизнесом, а не выдумывать какие-то новые интересные меры. Реализуйте. За месяц», — подчеркнула Татулова.

Она не берется прогнозировать, какие из предложенных бизнесом мер власти реально начнут реализовывать. «Главное, не наказывать бизнес, а учить. Предотвращать конфликтные ситуации.

Контролирующие органы должны получать премии за обучение бизнеса, а не как сейчас, за найденные нарушения выписывать штрафы. Сейчас им выгодно кошмарить бизнес.

Но это же не способ пополнения бюджета, не должно так быть», — заключает Татулова.

В марте правительство ввело несколько мер господдержки бизнеса и готовит новые. В частности, до конца года вводится мораторий на проверки предпринимателей.

Представители малого и среднего бизнеса смогут воспользоваться кредитными каникулами или уменьшить размер платежей по займу. Также правительство выделило 500 млн руб.

для компенсации расходов за использование системы быстрых платежей. Идет запуск программы льготного кредитования МСП.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *