Изменение уголовно-процессуального кодекса рф с 8 декабря 2023 года

Изменение Уголовно-процессуального кодекса РФ с 8 декабря 2022 года © Известия/Константин Кокошкин

В Госдуме РФ одобрили введение уголовного наказания за распространение фейковой информации о работе любых государственных органов страны за границей. Ответственность за это будет такой же, как за фейки о вооруженных силах России.

Соответствующий Закон включает в себя расширение списка органов, распространение заведомо ложной информации о которых будет преследоваться законом.

Например, речь идет о посольствах, прокуратуре, Росгвардии, Министерстве по чрезвычайным ситуациям России и так далее.

Данные изменения внесут в недавно принятые статьи Уголовного кодекса РФ, предусматривающие ответственность за дискредитацию ВС РФ и фейки о них.

Ранее в УК РФ была внесена статья 207.3, которая называется «Публичное распространение заведомо ложной информации об использовании Вооруженных сил РФ». Она предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет либо Штраф до 1,5 миллиона рублей.

При этом уточняется, что если данное нарушение было совершено при использовании служебного положения, из корысти, по политическим, идеологическим мотивам, а также из-за расовой, национальной или религиозной ненависти, то наказание предусматривает срок в тюрьме до десяти лет или штраф до пяти миллионов рублей. Если же распространение фейка повлечет за собой тяжкие последствия, то срок лишения свободы составит от 10 до 15 лет.

(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }()); (function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }()); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid2: '229103', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_954260', params: params }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); }

Президент подписал закон, регулирующий проведение допроса, очной ставки и опознания посредством ВКС

Владимир Путин подписал изменения в УПК РФ (Федеральный закон от 30 декабря 2021 г. № 501-ФЗ), который определяет порядок проведения допроса, очной ставки и опознания посредством видео-конференц-связи (законопроект № 1184595-7). Напомним, что на стадии рассмотрения проекта в Госдуме предусматривалось закрепление в УПК порядка проведения только онлайн-допросов.

В Госдуму вновь внесен законопроект об онлайн-допросахАвторы поправок доработали проект закона, расширив круг допрашиваемых лиц и уточнив условия, при которых онлайн-допрос невозможен

Закон определяет полномочия следователя и дознавателя давать, соответственно, следователю, дознавателю или органу дознания в порядке, предусмотренном ст. 189.1 УПК, обязательное для исполнения письменное поручение об организации участия в следственном действии лица, чье участие признано необходимым.

В частности, в УПК внесена ст. 189.1, согласно ч. 1 которой следователь или дознаватель вправе провести допрос, очную ставку, опознание путем использования ВКС государственных органов, осуществляющих предварительное расследование, при наличии технической возможности по правилам ст. 164 и гл. 26 УПК с учетом особенностей, установленных ст. 189.1 Кодекса.

Так, в случае необходимости проведения допроса, очной ставки, опознания по ВКС следователь или дознаватель, которым поручено производство расследования, направляет следователю, дознавателю или в орган дознания по месту нахождения лица, участие которого необходимо, письменное поручение об организации его участия в следственном действии.

Протокол составляется с соблюдением требований УПК с учетом особенностей его подписания, установленных ст. 189.1 Кодекса, следователем или дознавателем, которым поручено производство расследования.

В протоколе указываются дата, время и место производства следственного действия по месту как составления протокола, так и нахождения лица, указанного в ч. 2 ст. 189.1 УПК.

Записи о разъяснении участникам следственного действия, находящимся вне места производства расследования, их прав, обязанностей, ответственности и порядка производства следственного действия, а также об оглашении им протокола удостоверяются подписями участников следственного действия, о чем у них берется подписка.

Отмечается, что в ходе следственных действий обязательно применение видеозаписи, материалы которой приобщаются к протоколу следственного действия.

При этом проведение допроса, очной ставки, опознания путем использования систем ВКС не допускается в случае возможности разглашения государственной или иной охраняемой федеральным законом тайны либо данных о лице, в отношении которого приняты меры безопасности.

В комментарии «АГ» управляющий партнер, адвокат АБ Criminal Defense Firm Алексей Новиков заметил, что изначально в законопроекте отсутствовало указание на полномочия должностного лица, уполномоченного в соответствии с УПК инициировать проведение допроса, очной ставки, опознания по ВКС, – т.е.

фактически этими полномочиями следователь и дознаватель наделялись исключительно в ст. 189.1 УПК. Однако ни в ст. 38 Кодекса, которая регламентирует полномочия следователя, ни в ст. 41, раскрывающей компетенцию дознавателя, о таких полномочиях не упоминалось, что вело к правовой неопределенности.

В данный момент эти пробелы устранены, заметил Эксперт.

Что касается эффективности нового инструмента, здесь больше вопросов нежели ответов, считает Алексей Новиков: видео-конференц-связь уже не первый год используется при рассмотрении уголовных дел по существу, а также при продлении сроков содержания под стражей.

«Полученный опыт позволяет заключить, что технические средства связи, которые при этом используются, оставляют желать лучшего: постоянные обрывы, плохая слышимость и иные сопутствующие технические сбои вряд ли способствуют проведению того или иного следственного действия в нормальных условиях без потери качества», – пояснил он.

«Каким образом дистанционно будет предъявляться в соответствии со ст.

193 УПК для опознания документ или подпись в нем? Как опознающий будет определять опознаваемого по мельчайшим чертам лица или голосу? Способны ли технические средства, на приобретение которых потребуются существенные бюджетные вливания, обеспечить надлежащее качество? Думаю, нет. Современную аппаратуру можно встретить исключительно в центральных ведомствах, да и то не у каждого следователя или дознавателя», – отметил Алексей Новиков.

По его мнению, помимо перечисленных проблем наиболее остро стоит вопрос о соблюдении прав участников следственных действий с использованием ВКС. «Как усматривается из закона, обязательна только запись видеосвязи, т.е.

то, что происходит за объективами камер, будет скрыто от остальных участников следственного действия. В моей практике встречались случаи, когда Свидетель обвинения давал правдивые, но невыгодные обвинению показания. В этот момент видео-конференц-связь прерывалась якобы по техническим причинам.

Уже на следующее заседание свидетель приходил “подготовленный”: четко и последовательно рассказывал исключительно то, что нужно гособвинителю, а вопросы стороны защиты отказывался даже понимать.

Будем надеяться на порядочность правоприменителей, однако уповать исключительно на нее, полагаю, не стоит – необходимо уже сейчас разрабатывать контрмеры для противодействия возможному нарушению прав доверителей», – полагает он.

Юрист АБ «ЗКС» Олег Востряков отметил, что редакция законопроекта, внесенного в Госдуму, наделяла дознавателя и следователя полномочиями на проведение с использованием ВКС только одного следственного действия – допроса и только из ограниченного числа участников уголовного судопроизводства: потерпевшего, свидетеля, специалиста, эксперта. Принятый закон позволяет дознавателю и следователю проводить не только допрос, но и очную ставку, и опознание, при этом указанные должностные лица не ограничены конкретным перечнем участников судопроизводства.

Читайте также:  Оплата в праздничные дни при сменном графике 2023

Кроме того, изменены особенности подписания протоколов следственных действий, проведенных с использованием ВКС: если ранее законодателем предлагалось наделить обязанностью составления и подписания протокола следственного действия следователя и дознавателя – исполнителя поручения, то в принятых поправках в УПК на исполнителя возложена обязанность удостоверить личность участника следственного действия, находящегося вне места производства предварительного расследования, разъяснить ему его права и обязанности, а после проведения следственного действия взять подписку, в то время как на инициатора поручения возложены основные функции – составление и оглашение протокола.

«Стоит отметить, что теперь следователь уполномочен давать обязательное для исполнения письменное поручение дознавателю, чего ранее нормами УПК не предусматривалось.

Кроме того, при проведении очной ставки с использованием ВКС исключается одна из основных целей указанного следственного действия – изучение взаимоотношений между допрашиваемыми лицами, поскольку при использовании ВКС лица не находятся в одном помещении, в связи с чем в ходе очной ставки могут скрыть свое эмоциональное состояние.

Также следователь или дознаватель не могут оценить психологическое состояние допрашиваемого лица и, как следствие, правдивость его показаний», – считает Олег Востряков.

Эксперт полагает, что проведение следователем или дознавателем следственных действий с применением ВКС может значительно уменьшить финансовые и временные затраты участников уголовного судопроизводства, поскольку последним не придется преодолевать значительные расстояния для участия в следственных действиях. Вместе с тем принятые изменения позволяют сократить сроки расследования лишь по некоторым составам преступления, поскольку для установления всех обстоятельств уголовного дела необходимо проведение комплекса ОРМ, следственных действий и ряда судебных экспертиз, что требует значительных временных затрат.

Проект федерального закона "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный Кодекс Российской Федерации в связи с введением института установления объективной истины по уголовному делу"

В Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации депутатом-единороссом Александром Ремезковым внесен законопроект (№ 440058-6), в разработке которого Следственный комитет Российской Федерации принимал самое активное участие, направленный на реформирование основ российского уголовного процесса для  обеспечения его справедливости. Законопроект предусматривает положения, обязывающие следователя, прокурора, а также суд в процессе доказывания по уголовному делу принимать меры к установлению истины, то есть к выяснению обстоятельств преступления такими, какими они были  в действительности.  

Необходимо напомнить, что российское уголовное судопроизводство справедливость правосудия традиционно связывало  с истиной, поскольку нельзя  вынести справедливый приговор, основываясь на недостоверных  или неполных данных.  

Этот правовой институт, целью которого является всестороннее и объективное исследование всех обстоятельств дела, имеющих значение для правильного его  разрешения, был указан в Уставе уголовного судопроизводства  Российской империи 1864 года, УПК РСФСР 1922 года, УПК РСФСР 1960 года. Однако из УПК РФ 2002 года он был неоправданно исключен. 

Необходимо отметить, что в качестве цели доказывания истина определена, например,  в Уголовно-процессуальном кодексе Федеративной Республики Германия (абзац 2 параграфа 244), а также Уголовно-процессуальном кодексе Франции (статья 310) как базовая ценность  романо-германского уголовного процесса, к которому традиционно тяготеет российское уголовное судопроизводство. 

Между тем в начале 2002 года в России была реализована  англо-американская модель чистой состязательности.

В соответствии с этой моделью судья не должен проявлять активность в сборе доказательств, а стоит как бы над сторонами, наблюдая за их процессуальным спором, после чего выносит решение на основании позиции той стороны, чьи аргументы были сильнее.

Таким образом, априори  истина его не интересует. И именно поэтому в этих странах так высоко оплачивается труд адвоката, работа которого нередко  предрешает оправдательный приговор несмотря на то, что лицо виновно. 

В СМИ уже появилась информация оппонентов о том, что законопроект противоречит Конституции Российской Федерации, якобы  ограничивая состязательность,  презумпцию невиновности и другие базовые принципы демократического уголовного процесса.  

На самом деле это не так.  

Никто не собирается отменять состязательность. Предлагается только модернизировать этот принцип с учетом российских традиций уголовного судопроизводства, в соответствии с  которыми приговор по уголовному делу назначается с учетом действительных (истинных) обстоятельств совершенного преступления, а не ораторского мастерства сторон.  

Взамен состязательности с пассивной ролью суда законопроектом предлагается модель так называемой сбалансированной состязательности, когда судья в случае недостаточности имеющихся доказательств будет проявлять активность для выяснения подлинных обстоятельств дела именно для того, чтобы вынести справедливое итоговое решение. Это даст судье возможность при недостатке предъявляемых сторонами сведений, не поступаясь совестью, получить все необходимые доказательства дляформирования собственного внутреннего убеждения и вынести обоснованный приговор. Он может быть как обвинительным, так и оправдательным.  В этом и есть конституционный смысл роли судьи в обеспечении справедливости правосудия, что так важно для российского гражданского общества и конституционного принципа независимости судебной власти.    

Оппоненты говорят о том, что в результате этого выиграет только сторона обвинения, ошибки которой будут исправляться судом.  

Это тоже далеко не так. В силу особенностей российского уголовного судопроизводства сторона обвинения на судебной стадии изначально ставится в более выгодное положение по сравнению со стороной защиты, так как она обладает всей полнотой доказательственной базы, собранной на стадии предварительного расследования.

Сторона же защиты на этом этапе только начинает искать оправдательные доказательства.

  Если подсудимому назначен бесплатный адвокат, не проявляющий, как правило, активности, а сам Подсудимый не обладает юридическими знаниями, то обеспечить надлежащую защиту и собрать доказательства своей невиновности ему практически невозможно.

Предлагаемый законопроект предусматривает в этой ситуации необходимую  систему противовесов, когда судья, установив неполноту доказательств, которые могут свидетельствовать о невиновности подсудимого, устранит ее. Поэтому новый порядок будет ограждать подсудимого от несправедливого обвинения.    

Не посягает законопроект и на презумпцию невиновности. Он вообще ее никак не коснется. В соответствии с частью 3 статьи 14 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.

 Как сейчас, так и в случае принятия законопроекта неустранимые с учетом всех принятых мер сомнения будут толковаться в пользу обвиняемого. Закон лишь уточнит, что исчерпывающие меры, принимаемые следователем, прокурором и судом, должны быть направлены именно на поиск истины.

 

Читайте также:  Какие пособия и социальные выплаты увеличатся с 1 февраля 2023 года

Это позволит отойти от обвинительного уклона, создать правовые условия, при которых следователь становится не «преследователем», а «исследователем» в целях установления обстоятельств происшедшего события, в связи с которым производится расследование.

На следователя в законодательном порядке акцентировано будет возложена обязанность тщательно собирать не только обвинительные, но и оправдательные доказательства.

 Всё это будет на пользу нашим гражданам, представление о справедливом правосудии которых традиционно связывалось с поиском «правды» в суде, повысит их доверие к следственным органам и к судебной власти.  

Мы отлично понимаем, что для преодоления обвинительного уклона понадобится изменение не только закона, но и правосознания должностных лиц, применяющих его.

Однако без создания соответствующих законодательных правовых основ, без указания в законе на истинные ориентиры процесса доказывания добиться этого  будет   невозможно. Законопроект как раз и направлен на выработку таких фундаментальных основ.

Его принятие может стать первым шагом на пути реформы отечественного уголовного процесса для обеспечения справедливости правосудия и повышения роли судьи как независимого вершителя правосудия.   

  • Хотелось бы надеяться на то, что этот важный шаг будет правильно понят и поддержан общественностью.  
  • Пояснительная записка к проекту федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с введением института установления объективной истины по уголовному делу»
  • Проект
  • РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ
  • ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН
  • О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СВЯЗИ С ВВЕДЕНИЕМ
  • ИНСТИТУТА УСТАНОВЛЕНИЯ ОБЪЕКТИВНОЙ ИСТИНЫ ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ
  • Статья 1

Внести в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 2001, N 52, ст. 4921; 2002, N 22, ст. 2027; N 30, ст. 3015, 3020, 3029; N 44, ст. 4298; 2003, N 27, ст. 2700, 2706; N 50, ст. 4847; 2004, N 27, ст. 2711; 2005, N 1, ст.

13; N 23, ст. 2200; 2006, N 28, ст. 2975, 2976; N 31, ст. 3452; 2007, N 1, ст. 46; N 16, ст. 1827; N 24, ст. 2830, 2833; N 49, ст. 6033; N 50, ст. 6248; 2008, N 49, ст. 5724; N 52, ст. 6226; 2009, N 1, ст. 29; N 11, ст. 1267; N 44, ст. 5170; N 52, ст. 6422, 6453; 2010, N 1, ст.

4; N 8, ст. 780; N 15, ст. 1756; N 19, ст. 2284; N 21, ст. 2525; N 27, ст. 3428, 3431; N 30, ст. 3986; N 31, ст. 4164, 4193; N 49, ст. 6412; 2011, N 1, ст. 16, 45; N 13, ст. 1687; N 15, ст. 2039; N 23, ст. 3259; N 30, ст. 4598, 4601, 4605; N 45, ст.

6322, 6334) следующие изменения:

  1. 1) статью 5 дополнить пунктом 22.1 следующего содержания:
  2. «22.1) объективная истина – соответствие действительности установленных по уголовному делу обстоятельств, имеющих значение для его разрешения;»;
  3. 2) часть третью статьи 15 изложить в следующей редакции:

«3.

Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает условия для всестороннего, полного и объективного исследования всех обстоятельств уголовного дела, исполнения сторонами их процессуальных обязанностей, а также осуществления предоставленных им прав.»;

3) дополнить статьей 16.1 следующего содержания:

«Статья 16.1. Установление объективной истины по уголовному делу

1. Суд, Прокурор, руководитель следственного органа, следователь, а также орган дознания, начальник подразделения дознания и дознаватель обязаны принять все предусмотренные настоящим Кодексом меры к всестороннему, полному и объективному выяснению обстоятельств, подлежащих доказыванию для установления объективной истины по уголовному делу.

2. Суд не связан мнением сторон. При наличии сомнений в истинности мнения сторон суд принимает все необходимые меры к установлению действительных фактических обстоятельств уголовного дела в целях обеспечения отправления справедливого правосудия.»;

4) часть первую статьи 17 изложить в следующей редакции:

«1. Судья, присяжные заседатели, а также прокурор, руководитель следственного органа, следователь и дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств уголовного дела в их совокупности, руководствуясь при этом законом и совестью.»;

5) статью 21 дополнить частью 1.1 следующего содержания:

«1.1.

При осуществлении уголовного преследования прокурор, руководитель следственного органа, следователь, а также начальник подразделения дознания и дознаватель обязаны сохранять объективность и беспристрастность, не допуская обвинительного уклона в доказывании.

Обстоятельства, оправдывающие обвиняемого (подозреваемого) или смягчающие его наказание, подлежат тщательному и всестороннему исследованию и оцениваются наравне с обстоятельствами, изобличающими обвиняемого (подозреваемого) или отягчающими его наказание.»;

  • 6) в статье 119 слова «обеспечения прав и законных интересов лица, заявившего ходатайство,» заменить словами «обеспечения всесторонности, полноты и объективности предварительного расследования или судебного разбирательства, прав и законных интересов лица, заявившего ходатайство,»;
  • 7) в статье 237:
  • часть первую:
  • а) после слова «Судья» дополнить словами «в ходе предварительного слушания или судебного разбирательства»;
  • б) дополнить пунктом 5.1 следующего содержания:

«5.1) в ходе досудебного производства были допущены иные существенные нарушения закона, повлекшие нарушение прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, которые не могут быть устранены в ходе судебного заседания, если такие нарушения не связаны с восполнением неполноты проведенного дознания или предварительного следствия.»;

в) дополнить частью 1.1. следующего содержания:

«1.1.

Уголовное дело возвращается прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом только по ходатайству стороны в случаях:

  1. 1) неполноты предварительного следствия или дознания, которая не может быть восполнена в судебном заседании, в том числе, если такая неполнота возникла в результате признания доказательства недопустимым и исключения его из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве;
  2. 2) наличия оснований для предъявления обвиняемому нового обвинения, связанного с ранее предъявленным, либо для изменения обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, содержащегося в обвинительном заключении или обвинительном акте.»;
  3. 8) статью 238 дополнить частью 1.1 следующего содержания:

«1.1.

В случаях, предусмотренных пунктами 1, 2 и 4 части первой настоящей статьи, судья приостанавливает производство по уголовному делу в отношении обвиняемого, участие которого в судебном разбирательстве невозможно, если раздельное судебное разбирательство не воспрепятствует установлению объективной истины по уголовному делу. В случаях, когда раздельное судебное разбирательство воспрепятствует установлению объективной истины по уголовному делу, приостанавливается все производство по уголовному делу.»;

9) часть первую статьи 243 изложить в следующей редакции:

«1. Председательствующий руководит судебным заседанием, принимая необходимые меры к всестороннему, полному и объективному выяснению всех обстоятельств уголовного дела, а также обеспечивая состязательность и равноправие сторон.»;

10) статью 247 дополнить частью 5.1 следующего содержания:

«5.1. В случаях, предусмотренных частями четвертой и пятой настоящей статьи, судебное разбирательство в отсутствие подсудимого может быть проведено, если это не воспрепятствует установлению объективной истины по уголовному делу.»;

Читайте также:  Статус «ветеран боевых действий»: условия и правила получения звания, порядок оформления, необходимые документы, законы

11) статью 252 дополнить частью третьей следующего содержания:

«3.

Суд по ходатайству сторон или по собственной инициативе восполняет неполноту доказательств в той мере, в какой это возможно в ходе судебного разбирательства, сохраняя при этом объективность и беспристрастность и не выступая на стороне обвинения или стороне защиты. При отсутствии возможности устранить неполноту доказательств в судебном разбирательстве суд в порядке, установленном пунктом 1 части 1.1 настоящего Кодекса возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению.»;

12) часть четвертую статьи 275 после слов «по ходатайству сторон или по инициативе суда» дополнить словами «если это необходимо в интересах установления объективной истины по уголовному делу»;

13) часть первую статьи 369 дополнить пунктом 1.1 следующего содержания:

«1.1) односторонность или неполнота судебного следствия – в случаях, предусмотренных статьей 380.1 настоящего Кодекса;»;

  • 14) часть первую статьи 379 дополнить пунктом 1.1 следующего содержания:
  • «1.1) односторонность или неполнота судебного следствия;»;
  • 15) дополнить статьей 380.1 следующего содержания:

«Статья 380.1. Односторонность или неполнота судебного следствия

1. Проведенным односторонне или неполно признается судебное следствие, в ходе которого остались невыясненными обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда и установление объективной истины по уголовному делу.

  1. 2. Судебное следствие во всяком случае признается односторонним или неполным, когда по уголовному делу:
  2. 1) не была проведена судебная Экспертиза, производство которой в соответствии с настоящим Кодексом является обязательным;
  3. 2) не были допрошены лица, показания которых могут иметь значение для установления объективной истины по уголовному делу;
  4. 3) не были изъяты документы или вещественные доказательства, имеющие значение для установления объективной истины по уголовному делу.»;

16) статью 389.15 дополнить пунктом 1.1 следующего содержания:

«1.1) односторонность или неполнота судебного следствия;»;

17) дополнить статьей 389.16.1 следующего содержания:

«Статья 389.16.1. Односторонность или неполнота судебного следствия

1. Проведенным односторонне или неполно признается судебное следствие, в ходе которого остались невыясненными обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда и установление объективной истины по уголовному делу.

  • 2. Судебное следствие во всяком случае признается односторонним или неполным, когда по уголовному делу:
  • 1) не была проведена судебная экспертиза, производство которой в соответствии с настоящим Кодексом является обязательным;
  • 2) не были допрошены лица, чьи показания могли быть использованы для установления объективной истины по уголовному делу;

3) не были изъяты документы или вещественные доказательства, имеющие значение для установления объективной истины по уголовному делу.».

  1. Статья 2
  2. Настоящий Федеральный закон вступает в силу со дня его официального опубликования.
  3. Президент Российской Федерации

Уголовно-процессуальный кодекс больше не дадут править чаще раза в год

  • Заместитель председателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Елена Мизулина предлагает внести поправки в уголовно-процессуальное законодательство РФ. 
  • — Мы предлагаем подготовить законопроект, устанавливающий особый порядок внесения изменений в Уголовно-процессуальный кодекс, предусмотрев в том числе периодичность принятия таких законов не более одного в год с установлением единой даты его вступления в силу, внесение изменений в УПК РФ на основании отдельного закона и запрет включения положений об изменении кодекса в тексты федеральных законов, изменяющих другие Законодательные акты Российской Федерации, — рассказала сенатор.
  • Вопрос о законопроекте будет обсуждаться 22 апреля в Совете Федерации, где Елена Мизулина проведет парламентские слушания на тему «Уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации: состояние и перспективы».

В мероприятии примут участие представители федеральных и региональных органов государственной власти, Министерства внутренних дел РФ, Генеральной прокуратуры РФ, Гильдии российских адвокатов, общественных организаций и учебных заведений. Участники слушаний рассмотрят актуальные вопросы совершенствования уголовно-процессуального законодательства РФ.

— В декабре 2016 года исполняется 15 лет со дня принятия действующего УПК РФ, рассказала инициатор слушаний сенатор Елена Мизулина. — Поэтому вполне резонно, что мы должны подвести некие итоги. Понять, к каким результатам привела та процессуальная реформа уголовного правосудия, которая была запущена в начале 2000-х.

По словам сенатора, 15-летний опыт применения УПК РФ позволяет начать обсуждение дальнейших перспектив развития процессуальной реформы 2001 года.

В проекте рекомендаций парламентских слушаний (есть в распоряжении «Известий») говорится о том, что анализ судебной практики позволяет сделать вывод: от обвинительного уклона в сфере уголовного правосудия так и не удалось избавиться. Доля оправдательных приговоров остается невысокой. Если в 2002 году доля оправданных составляла 1% от общего числа подсудимых, то в 2014 году даже эта малая цифра снизилась вдвое и составила 0,5%.

Одновременно обращает на себя внимание тот факт, что почти каждое четвертое дело в 2014–2015 годах было прекращено судом. Более половины дел рассмотрено судом в особом порядке, то есть без проведения судебного разбирательства. Принятие судом решений в ходе досудебного производства нередко носит формальный характер.

Так, по данным 2014 года, суды отказали в удовлетворении ходатайства о контроле и записи телефонных переговоров лишь в 0,08% случаев. Удовлетворяется 98% ходатайств о продлении срока содержания под стражей. Как и 10 лет назад, удовлетворяется более 90% ходатайств об избрании в виде меры пресечения заключения под стражу.

Сегодня, признает сенатор Мизулина, в первую очередь страдает доверие к правосудию.

— Мы имеем дело с парадоксальной ситуацией. Доверие к судам, как и ко всей машине уголовного правосудия: следствию, прокуратуре — основано на вере людей в законность, обоснованность, справедливость судебных решений. Число обращений в суды за последнее время выросло в разы.

А это — один из показателей того, что люди верят в то, что с помощью суда можно добиться справедливости. При этом жалоб на решения судов тоже меньше не становится. В начале 1990-х годов примерно половина обращений в мою депутатскую приемную касалась жалоб на деятельность следственных и судебных органов. Это было объяснимо. Что вы хотите — 1990-е, нестабильность, неразбериха.

Беда в том, что и сегодня число подобных обращений сохранилось на том же уровне! — сетует сенатор.

— Обращает на себя внимание нестабильность отдельных положений процессуального закона, — продолжает Елена Мизулина. — С момента введения в действие Уголовно-процессуального кодекса принят 191 федеральный закон о внесении изменений в УПК РФ. 40% из них связаны с внесением изменений в правила о подсудности и подследственности уголовных дел.

Динамика вносимых изменений в отдельные годы (например, в 2013, 2014 годах) доходит до 2–3 законов в месяц. Необходимо отметить, что эти изменения не всегда обоснованы. Иногда они приводят к нарушению внутренней логики кодекса, вносят терминологическую неопределенность и путаницу.

Складывается впечатление, что поправки являются не результатом согласованной позиции всех основных участников уголовного судопроизводства, а обусловлены исключительно пробивными способностями отдельных представителей ведомств, проталкивающих те изменения, которые удобны именно данному ведомству без учета их последствий для решения задач уголовного правосудия в целом.

Такая нестабильность основного процессуального закона отрицательно сказывается на правоприменительной практике.

Адвокат Генрих Падва согласен с тем, что в российском Уголовно-процессуальном кодексе очень много огрехов, которые нужно исправить.

— В уголовно-процессуальном законодательстве всё должно быть более подвижным, —считает он, — А вообще в Уголовно-процессуальном кодексе много огрехов, нужно еще раз внести все изменения в эту систему и не трогать ее годами, а не так, как у нас обычно бывает.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *