Пенсионный возраст, оплата ночной работы, безопасность на митингах и другие позиции Конституционного Суда

Пенсионный возраст, оплата ночной работы, безопасность на митингах и другие позиции Конституционного Суда

Евгений Егоров / Ведомости

Закон о митингах, обязывающий организаторов массовых мероприятий обеспечивать «в пределах своей компетенции» общественный порядок при их проведении, а также уведомлять власти о формах и методах его обеспечения, не противоречит Основному закону страны, об этом заявили сегодня в Конституционном суде представители президента, Госдумы и Совета Федерации. Нарушителями закона являются органы власти, использующие такое требование для «квазиотказа» в согласовании мероприятия, и суды, признающие законным такой отказ, заявил представитель Совета Федерации в КС Андрей Клишас. На самом деле обеспечение безопасности в ходе массового мероприятия полностью является обязанностью органов публичной власти. На это направлена и сама процедура уведомления – организатор массового мероприятия обязан лишь взаимодействовать с властями для обмена информацией, объяснил Клишас.

Закон не предусматривает возвращения уведомления без рассмотрения, это явное нарушение со стороны органов публичной власти, согласен представитель президента Михаил Кротов. Однако он считает, что власти вправе требовать от организаторов митинга, чтобы те отчитались о предусмотренных мерах безопасности, и даже выдвигать в отношении предложенных встречные требования.

Поводом для проверки закона о митингах стала жалоба иркутского пенсионера Валерия Тетерина.

Летом прошлого года он подал в администрацию Иркутска уведомление о намерении провести на площади возле памятника Александру III митинг на 350 участников и получил отказ со ссылкой на отсутствие в его уведомлении «сведений, позволяющих в полной мере установить формы и методы обеспечения общественного порядка». Из-за отсутствия таких данных поданное Тетериным уведомление не соответствует требованиям закона, «что исключает возможность его рассмотрения», сообщила администрация города. Такие требования не соответствуют конституционным принципам правовой определенности, поскольку закон не дает определения понятию «формы и методы обеспечения общественного порядка и организации медицинской помощи», настаивает заявитель.

Представитель президента объяснил отсутствие законодательно закрепленного перечня форм и методов обеспечения общественного порядка тем, что сформулировать его было бы затруднительно.

Оценка предлагаемых форм и методов на предмет их достаточности должна осуществляться в каждом конкретном случае исходя из существующих условий – таких, как характеристика личности организатора, наличие положительного опыта проведения таких мероприятий, места и времени проведения мероприятия, специфики социальных групп предполагаемых участников и погодные условия. «Иными словами, приемлемые в одном случае меры могут признаваться недостаточными в другом», – объяснил Кротов. По его словам, на практике организаторы мероприятий в разных случаях указывают различные сочетания таких мер, как назначение ответственного лица, взаимодействие с представителями органов внутренних дел, наличие аптечки скорой помощи, проведение инструктажа участников, проявление ими должной осмотрительности и осторожности, формирование из числа участников группы поддержания общественного порядка.

Отсутствие в законе перечня методов не свидетельствует о пробелах в нормативном регулировании или о том, что правоприменителю предоставлена избыточная дискреция, доказывал Кротов, ведь «широта усмотрения не освобождает его от изложения мотивов принятия решения». При этом следует исходить из уведомительного характера проведения мероприятия, уточнил он, запретить проведение мероприятия власти не могут, а могут лишь предложить изменение места и времени.

Позицию Кротова поддержали представители Генпрокуратуры, Минюста и МВД. Но заявителя они не убедили.

Если норма сама по себе сформулирована грамотно, она не может порождать столь противоречивую практику, настаивал Тетерин. Возможно, когда-то законодатель и предполагал что-то совсем иное.

Но теперь эта норма, как раковая клетка в организме, переродилась и ее невозможно исправить консервативными методами, уверен Тетерин.

На самом деле проблема именно в том, что закон оставляет пространство для произвола, согласен с ним член Совета по правам человека Илья Шаблинский.

Если верить представителю президента, закон не исключает возможности все новых требований и их список открыт, отметил он.

И если Конституционный суд не ограничит пространство для произвола, оно останется открытым и будет выхолощена сущность права собираться мирно и без оружия, предупредил Шаблинский.

Об Определении Конституционного суда по пенсионной реформе и его социально-экономических и политических контекстах

Изданное 3 апреля 2019 года Определение Конституционного суда РФ по запросу оппозиционных партий Госдумы о конституционности пенсионной реформы лишило граждан России последней возможности отменить реформу прямой юридической адресацией к Основному закону

ВК Telegram Twitter Youtube Дзен rss Пенсионный возраст, оплата ночной работы, безопасность на митингах и другие позиции Конституционного СудаЯн Стин. Расстроенное хозяйство. Около 1663–1664

Ян Стин. Расстроенное хозяйство. Около 1663–1664

3 апреля 2019 г. Конституционный суд РФ обнародовал свое принятое накануне официальное Определение по запросу оппозиционных фракций Госдумы о конституционности Закона № 350-ФЗ, принятого 3 октября 2018 г., посвященного повышению пенсионного возраста в России.

В краткой резюмирующей части этого 20-страничного документа фактически заявлено, что «Конституция Российской Федерации не исключает возможности повышения пенсионного возраста федеральным законом» и что «вопрос о целесообразности данной меры — как предполагающий по существу оценку ее социально-экономической обоснованности в контексте проводимой государственной политики, а также демографических и иных факторов» — выходит за пределы компетенции Конституционного суда.

Прекрасный — сжатый и содержательный — анализ этого документа привел, в частности, А. Малахов в своем видеоролике в YouTube. Есть в прессе и другие содержательные аналитические статьи, посвященные разбору данного Определения Конституционного суда. В дополнение к этой аналитике считаю необходимым отметить следующее.

В многословном «аналитическом разборе» вопроса, который составляет основную часть Определения Конституционного суда, не оказалось ни одного абзаца, посвященного изложению имеющейся доказательной аргументации противников пенсионной реформы. В то же время нам хорошо известно, что такая детально изложенная аргументация в Конституционный суд поступала до начала рассмотрения запроса.

Однако судьи Конституционного суда, оговорив, что верификация социально-экономических аспектов реформы вне компетенции Суда, все же подробно изложили аргументы власти «за реформу» и все-таки сделали свои выводы исключительно на основании этих аргументов. Особенно откровенно ангажированным при этом выглядит пассаж в конце п. 2 Определения Суда:

«Законодатель правомочен повысить пенсионный возраст, если такое повышение обусловлено социально-экономическими, демографическими, медико-биологическими и другими объективными факторами.

Иное поставило бы под вопрос надлежащее выполнение Россией как правовым социальным государством обязанности аккумулировать достаточные средства на выплату пенсий и на основе этого обеспечивать не ущемляющие достоинство личности условия для реализации гражданами своих пенсионных прав».

Конституционный суд суконным юридическим языком излагает ложь, приведенную правительством в обоснование решения о повышении пенсионного возраста. И обходит молчанием противоположный вывод, который с необходимостью следует из достоверной аргументации противников пенсионной реформы.

В том числе данные о том, что только лишь нераспределенные остатки средств на счетах правительства на конец 2018 года уже могут с лихвой восполнить дефициты Пенсионного фонда на много лет вперед.

В том числе многочисленные доклады статусных экономических институтов (включая РАНХиГС), показывающие, что реформа не улучшит, а ухудшит уровень жизни российских пенсионеров.

При этом нельзя не подчеркнуть, что Конституционный суд в своем Определении фактически признает право законодательной власти умалять конституционные права граждан по «социально-экономическим, демографическим, медико-биологическим и другим объективным» причинам, если государство — по любым причинам! — не сумело «аккумулировать достаточные средства на выплату пенсий».

Однако, как мы видим, наше государство — по разным причинам — не умеет аккумулировать достаточные средства и на многое другое. В результате «легализованная» Конституционным судом «странная» пенсионная реформа происходит на всё более тревожном фоне российской социально-экономической реальности и в обрамлении множества других, не менее «странных», законодательных новаций.

Какой же это фон реальности?

Здесь не место подробно разбирать все аспекты этой тревожной реальности. Перечислим лишь самое «болезненно важное»:

  • неуклонно снижающиеся уже шестой год подряд — что признает официальная статистика — реальные располагаемые доходы граждан России. За этот период они снизились примерно на 10%;
  • рост бедности: в феврале 2019 г. вице-премьер Татьяна Голикова публично объявила, что с 2012 г. численность бедных в России выросла почти на 4 млн чел., с 15,4 до 19,3 млн чел., то есть более чем до 13% населения. Но это лишь официальные цифры: по данным независимых исследований реальная бедность в стране затрагивает 36–38% населения;
  • рост кредитной задолженности граждан: за один только 2018 г. она выросла с 22% до 27% среднего годового дохода российской семьи. Причем главный компонент этой задолженности — долгосрочные ипотечные кредиты, то есть многолетняя долговая кабала должников;
  • всё более серьезные — что опять-таки признает даже официальная аналитика, — проблемы трудоустройства не только для граждан предпенсионного возраста, но и для большинства людей старше 40–45 лет;
  • катастрофическая безработица на селе, а также в малых «моногородах» и поселках — при экономической невозможности для бедных семей переехать в регион с благополучным рынком труда.
Читайте также:  Должностные обязанности маркетолога в организации в 2021 году

Каково создаваемое властью законодательное обрамление этой тревожной реальности?

Мы видим вал новых законов, штампуемых законодательной властью и всё более откровенно направленных на дальнейшее падение уровня и качества жизни рядовых граждан. Кроме пенсионной реформы, это:

  • уже не раз обсужденное нами повышение налога на добавленную стоимость (НДС) с 18% до 20%, больно бьющее не только по карманам большинства населения, но и по рентабельности малого и среднего бизнеса;
  • новации так называемой «мусорной реформы» (поправки и дополнения в закон «Об отходах производства и потребления»), фактически «нагружающие» граждан страны новыми непомерными налоговыми поборами;
  • «экспериментальный» налог на самозанятых, позволяющий бизнесу сокращать социальные выплаты в бюджет, но заодно выбрасывающий миллионы людей в существование без каких-либо социальных гарантий;
  • пакет законопроектов о допуске частных компаний к предоставлению гражданам государственных и муниципальных услуг в сферах образования, здравоохранения, социальной защиты, занятости населения, физической культуры, спорта и туризма. Который, по оценкам большинства профессиональных экономистов, создаст очередную частную «коррупционную прослойку» между бюджетным финансированием и населением, и в результате не только повысит стоимость качественных услуг во всех этих сферах, но и резко ухудшит доступный для малоимущих объем этих услуг;
  • неуклонные «дежурные» повышения тарифов ЖКХ, акцизов на топливо и т. д., которые столь же неуклонно ухудшают социально-экономическое положение широких российских масс.
  • В этих новациях мы видим отчетливое стремление законодателей освобождать государство (и, в частности, бюджет) от «обременений» социальными расходами и социальными обязательствами.
  • Налицо буквально вал законодательных подтверждений тенденции отказа нынешнего правительства и нынешнего Федерального Собрания от конституционного принципа социального государства.
  • В то же время высшие слои нынешнего российского общества — статусную государственную бюрократию и так называемую экономическую элиту — российские законодатели тщательно оберегают от каких-либо издержек, потрясений и потерь.
  • Законодательные шаги представленного в Госдуме большинства «Единой России» в этом направлении — также более чем показательны:
  • парламентское большинство нынешней Госдумы последовательно блокирует любые законопроекты, создающие реальную и строгую ответственность за коррупционные преступления. В том числе — конфискацию и обращение в пользу госбюджета незаконных доходов;
  • Госдума уверенно принимает законопроекты, освобождающие от уголовной ответственности бизнесменов, которые возместили нанесенный контрагентам или государству экономический ущерб;
  • Госдума старательно «декриминализует» отказ бизнеса от репатриации в Россию денежных средств, полученных в результате экспортных операций, а также другие валютные преступления;
  • Госдума отказывается принять законодательство, предоставляющее Прокуратуре полномочия проводить проверки Центробанка.

Одновременно Госдума принимает законы об ограничении права граждан на митинги и об ответственности «за распространение информации, оскорбляющей общество, государство, человеческое достоинство». Причем под «оскорблением государства и человеческого достоинства», судя по духу и букве документа, подразумевается, в том числе, и критика представителей власти в виде «неуважительных публикаций».

Еще одной новой — и очень тревожной — тенденцией нынешнего курса нашей власти становится всё более откровенный разговор власти и богатых с вневластными и бедными в интонациях и лексике полного пренебрежения интересами народных масс, то есть «социального фашизма».

В последнее время мы слишком часто слышим возмущенные или удивленные высказывания депутатов Госдумы и региональных органов власти из «Единой России» о недовольстве наших граждан пенсионной реформой и другими налоговыми новациями, усугубляющими и без того катастрофическую российскую бедность.

Среди этих депутатских высказываний всё больше «разъяснений» типа таких, что, мол, в блокадном Ленинграде люди питались гораздо хуже, чем нынешняя российская беднота, и при этом выживали, и что на нынешние минимальные зарплаты и пенсии «вполне можно прокормиться», и что пенсионеры ложатся в медицинские стационары только затем, «чтобы сэкономить деньги на продуктах и немного отдохнуть от домашних забот», и т. п.

Наиболее откровенные из таких депутатов-единороссов прямо заявляют, что, мол, несогласные с социально-экономическим курсом нынешней власти «просто с жиру бесятся».

Мы видим нарастающий социально-психологический раскол между властью и богатыми (права которых власть тщательно оберегает) и широкими социальными слоями малоимущих. Причем явно не за горами превращение этого раскола в социальную пропасть.

Изложенное выше заставляет очень многих социально-политических аналитиков допускать, что стратегия социального раскола и унижения вневластных и бедных, проводимая нынешним составом правительства и законодательной власти, вполне сознательно направлена на обострение социально-экономических и политических противоречий в России до «революционного» уровня.

Что делать?

Изданное 3 апреля 2019 года Определение Конституционного суда РФ по запросу оппозиционных партий Госдумы о конституционности пенсионной реформы лишило граждан России последней возможности отменить этот людоедский акт прямой юридической адресацией к Основному закону страны.

Это так потому, что дальнейшие заявления отдельных граждан в суды с исками против пенсионной реформы после стандартной процедуры их последовательного отклонения российским судами всех инстанций попадут в тот же Конституционный суд, который вряд ли будет отменять свое нынешнее Определение.

Единственной следующей инстанцией, которая, по нынешней Конституции РФ, правомочна рассматривать такие иски и оспаривать пенсионную реформу, является Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

Однако сам факт подачи исков в ЕСПЧ по такому вопросу, вне зависимости от возможных решений ЕСПЧ, станет и глубоким международным унижением России и дополнительным поводом для дальнейшей международной изоляции нашей страны.

В то же время формулировки Федерального закона о референдуме ставят перед организацией всенародного референдума об отмене «людоедских» законодательных новаций (в том числе и прежде всего пенсионной реформы) множество технологических, юридических и организационных барьеров. Причем эти барьеры практически непреодолимы без благожелательной заинтересованности исполнительной власти в регионах и на федеральном уровне. А на такую благожелательную заинтересованность сегодняшней власти рассчитывать не приходится.

Но и изменение закона о референдуме при нынешнем составе Думы, то есть при доминировании в ней «верхнего» антинародного социального слоя, не имеет перспектив.

То есть нам, видимо, приходится признать, что все законодательные методы социально-экономической борьбы граждан России за свои права оказываются заблокированы по крайней мере до следующих парламентских выборов в 2021 году. Представляется, что единственной — хотя и маловероятной — возможностью разблокировать эту ситуацию является инициатива референдума, которую заявит Президент России как гарант нашей Конституции. В то же время

нынешнее развитие кризисных тенденций в стране заставляет сильно сомневаться в том, что Россия сможет дожить до следующих парламентских выборов без катастрофических социально-политических потрясений.

Поэтому, как представляется, мы должны:

  • продолжать и развивать аналитическую работу по выявлению рисков и угроз социально-экономической и политической стабильности, связанных с продолжением нынешнего провального «реформаторского» курса, взятого нашей законодательной и исполнительной властью, и предъявлять эти риски и угрозы обществу;
  • блокировать всеми законными средствами любые очередные антинародные инициативы законодателей и правительства;
  • разрабатывать и детально обосновывать альтернативные варианты пенсионной реформы и сопутствующих законов, позволяющие стране выйти из сложившегося (уже критического) социально-экономического и политического тупика;
  • блокировать всеми законными средствами любые попытки использовать растущий социальный протест для незаконной смены власти в России методами «оранжевой революции»;
  • вести активную разъяснительную и пропагандистскую работу в широких гражданских массах с целью не допустить прохождения в парламент на следующих выборах лиц, не считающих себя ответственными за судьбы народа и страны.

Кс оправдал повышение пенсионного возраста в россии

2 апреля Конституционный Суд РФ вынес Определение № 854-О по запросу группы депутатов Госдумы, ссылающихся на неконституционность норм, повышающих пенсионный возраст россиян (ст. 4 и 7 Закона от 3 октября 2018 г. № 350-ФЗ).

Спорные поправки в пенсионное законодательство предусматривают с 1 января 2019 г. поэтапное повышение пенсионного возраста на 5 лет, по достижении которого назначаются государственные (предназначенные отдельным категориям граждан) и страховые (по старости и по случаю потери кормильца) пенсии. 

Приняты законы о повышении пенсионного возраста и об ответственности за нарушение трудовых прав предпенсионеровНеобоснованный отказ в приеме на работу либо необоснованное увольнение лиц предпенсионного возраста грозит работодателю уголовным наказанием в виде штрафа либо обязательных работ

В частности, оспариваемые поправки предусматривают повышение возраста (с 60 до 65 лет для мужчин и с 55 до 60 лет для женщин), по достижении которого назначается страховая пенсия по старости на общих основаниях.

На 5 лет увеличивается возраст для назначения социальной пенсии по старости гражданам, не имеющим права на получение страховой пенсии, а также возраст, необходимый для досрочного назначения страховой пенсии по старости гражданам, работавшим в районах Крайнего Севера и в приравненных к ним местностях. Для лиц некоторых профессий, которым страховая пенсия по старости устанавливается независимо от возраста (педагогов, врачей, артистов и т.п.), введен срок с момента приобретения ими необходимого для назначения страховой пенсии по старости стажа, по истечении которого возможно назначение им такой пенсии.

По мнению депутатов, повышение пенсионного возраста ухудшает конституционные права россиян и умаляет принципы социального государства, так как «не способствует обеспечению достойной жизни и свободному развитию российских граждан». Назначение социальной или страховой пенсии по старости с 5-летней задержкой также нарушает права нетрудоспособных граждан, лишая многих из них единственного источника существования или нанося им материальный и моральный ущерб.

Читайте также:  Образец справки для ФСС о неполучении пособия в 2022 году

Заявители ссылались на высокую вероятность наступления негативных социально-экономических и политических последствий вследствие проводимых реформ. По их мнению, спорные положения были приняты вне общенародного референдума и без поддержки большинства россиян, без проведения необходимых социально-экономических и демографических исследований.

Группа депутатов утверждала об отсутствии должного анализа влияния повышения пенсионного возраста на бюджет ПФР и о недоказанности предполагаемого профицита последнего, который мог пополняться за счет иных источников дохода.

Кроме того, авторы запроса отметили, что оспариваемые ими положения были приняты законодателем без учета большинства поправок, внесенных ко второму чтению депутатами оппозиционных фракций Госдумы и необоснованно отклоненных, по их мнению.

С учетом вышеизложенного заявители просили Конституционный Суд РФ признать оспариваемые нормы неконституционными. Однако тот отказался принимать к рассмотрению запрос депутатов.

Со ссылкой на ряд собственных правовых позиций КС указал, что законодатель располагает достаточно широкой свободой усмотрения при определении видов пенсий, правовых оснований и порядка их предоставления, правил назначения и перерасчета, а также формирования финансовой основы их выплаты.

Осуществляя свои полномочия в этой сфере, законодатель вправе не только устанавливать, но и изменять условия пенсионного обеспечения, в том числе повышать пенсионный возраст, если такое повышение обусловлено социально-экономическими, демографическими, медико-биологическими и другими объективными факторами.

Также Конституционный Суд сослался на практику других государств, которые повысили пенсионный возраст до 65 или 67 лет исходя из Конвенции Международной организации труда.

«Иное поставило бы под вопрос надлежащее выполнение Россией как правовым социальным государством обязанности аккумулировать достаточные средства на выплату пенсий и на основе этого обеспечивать не ущемляющие достоинство личности условия для реализации гражданами своих пенсионных прав», – указал КС.

Как пояснил Суд, при разработке оспариваемых норм законодатель учитывал не только рост продолжительности жизни по сравнению с прошлым историческим периодом, взятым в расчет до введения в силу поправок, но и существенное изменение структуры занятости, условий труда россиян, развитие медицины, здравоохранения и ряд иных факторов. При этом лицам, не достигшим пенсионного возраста, при заболеваниях или травмах, приводящих к полной или частичной утрате трудоспособности и инвалидности, гарантируется назначение пенсии по инвалидности. 

«Применение законодателем при установлении величины пенсионного возраста дифференцированного подхода в зависимости от вида пенсии (социальной или страховой) как таковое не может рассматриваться как не согласующееся с требованиями Конституции РФ.

Сохранение пятилетнего разрыва между возрастом назначения страховой и социальной пенсий по старости призвано отразить различие в правовом положении граждан, выполнивших все условия для назначения страховой пенсии, и граждан, которые эти условия не выполнили», – отмечено в тексте определения КС.

Также КС упомянул о сохранении гарантий увеличения размера страховой пенсии по старости на переходный период и льгот, предусмотренных для отдельных категорий граждан (в частности, бывших работников Крайнего Севера; педагогов, врачей, артистов).

Кроме того, Суд опроверг доводы депутатов о непроработанном характере поправок, ссылаясь на экспертно-аналитическую проработку спорных реформ. При этом КС подчеркнул, что положения о социальном государстве не предполагают установления количественных критериев или экономических показателей, которые создавали бы конституционно-правовой инструментарий оценки пенсионной реформы.

Комментируя определение КС, адвокат АП Томской области Ольга Аржанникова согласилась с тем, что законодатель повысил пенсионный возраст без широкой общественной поддержки (посредством общенародного референдума), без проведения подтверждающих необходимость повышения пенсионного возраста социально-экономических и демографических исследований, а также медико-биологических факторов.

Относительно ссылки КС на рекомендации МОТ и практику зарубежных государств эксперт подтвердила то, что в большинстве стран Европы пенсионный возраст установлен с 65 лет и более.

«С точки зрения целесообразности, как сказали бы многие экономисты, установление пенсионного возраста с 60 лет для женщин и с 65-ти для мужчин – это наиболее эффективный и продуктивный подход к использованию человеческого ресурса в экономике.

Однако такое утверждение нельзя признать полностью обоснованным и справедливым, поскольку вывод Конституционного Суда РФ был сделан без сравнения размера пенсий в европейских странах и в России и, соответственно, без учета той существенной разницы в социальных гарантиях, которые предоставлены россиянам и европейцам, и разрыва в уровне жизни наших и европейских пенсионеров», – полагает Ольга Аржанникова.

В свою очередь управляющий партнер АБ Ольги Башковой Ольга Башкова отметила ожидаемый характер выводов Конституционного Суда.

«Единицы граждан согласны с пенсионной реформой, но КС, будучи одной из высших судебных инстанций, не мог не поддержать законодательную власть, иначе возникли бы противоречия в действиях единой власти, представленной в ее трех ветвях.

Данное решение не имеет сугубо правоприменительного смысла, а больше похоже на политическое волеизъявление, дабы раз и навсегда прекратить все инакомыслия по данному вопросу», – заключила эксперт.

Итоги-2020: главные позиции Конституционного суда — новости Право.ру

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов В 2020 году Конституционный суд принял рекордное число постановлений – 50, уделив особое внимание процессуальным вопросам. Он разъяснил, когда представителю не нужно юробразование, и рассказал, что будет, если адвоката не пустят на обыск. Были и решения для бизнеса. Одно из них, к примеру, поможет сэкономить на налогах. Не прошли мимо суда также социальные гарантии и свобода собраний. Наконец, одной из резонансных тем года стала конституционная реформа. Решение КС оценили эксперты.

За три квартала 2020 года Конституционный суд получил 9802 обращения. Это меньше, чем за аналогичный период 2019-го и 2018-го, тогда их было 11 224 и 11 451 соответственно. При этом в уходящем году КС опубликовал рекордное количество постановлений – 50 (по данным на 30 декабря). В 2019-м их было 41, в 2018-м — 47. 

Реформа КС

В 2020 году прошла масштабная реформа конституционного правосудия: были приняты изменения в Основной закон, а следом за ними – поправки в ФКЗ о Конституционном суде. Одно из главных нововведений – сокращение численности судей с 19 до 11.

Суд может работать, если в его составе будет не менее восьми судей (до этого – 13). Впрочем, нововведение заработает только когда судей станет 11. Специально их сокращать не планируется. Просто не будут заменять тех судей, которые выбывают из суда по достижении предельного возраста (70 лет).

Сейчас в КС 12 судей.  Как ранее отмечала профессор кафедры конституционного и муниципального права МГЮА Светлана Нарутто, сокращение численности судей приведет к тому, что в КС будет не хватать специалистов в узких отраслях права. «Законодательство сейчас развивается быстро, и мы за этим не успеваем.

19 – это хорошее число, суд не должен быть карманным, управляемым», – подчеркивала Нарутто.

Практика В своей великой и несомненной мудрости: как исполняются решения КС

Среди других важных изменений – ужесточение требований к обращениям, которые могут быть рассмотрены КС. Отныне заявителю, прежде чем жаловаться на неконституционность нормы, примененной в его деле, придется исчерпать «все другие внутригосударственные средства судебной защиты», а именно дождаться решения самой высокой инстанции для данной категории разбирательства.

По мнению доцента кафедры конституционного права Российского государственного университета правосудия Ольги Кряжковой, заявители вряд ли будут жаловаться реже. По ее мнению, просто больше заявителей получат уведомления о несоответствии их обращений установленным требованиям (ст. 40 ФКЗ о Конституционном суде) и отказные определения.

Нагрузка на секретариат КС увеличится, и еще больше укрепится его роль как главного фильтра обращений.

Ольга Подоплелова, юрист фонда «Русь сидящая»

В свою очередь, член Общественной палаты Калининградской области Алексей Елаев уверен, что ужесточение требований к жалобам никак не скажется на загруженности судей. Число рассматриваемых по существу жалоб сократится, только если вслед за количеством судей сократят и аппарат суда, поясняет он.

Реформа также принесла Конституционному суду новые полномочия.

Теперь он может по инициативе президента проверять конституционность региональных законов, проектов ФЗ, принятых, но еще не подписанных законов, а также оценивать возможность исполнения решений иностранных и международных судов, если они противоречат публичному порядку. Такую оценку суд проводит по запросу президента, правительства или Верховного суда. Подобные обращения суд, вероятнее всего, будет рассматривать вне очереди, прогнозирует Кряжкова. 

В конце июля Конституционный суд разъяснил порядок взыскания компенсации за нарушение права на товарный знак. По мнению КС, действующая версия подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК об ответственности за незаконное использование товарного знака не позволяет суду самостоятельно установить размер компенсации, даже если она многократно превышает поддающийся исчислению реальный ущерб от правонарушения.

Читайте также:  Платить взносы с выплат из-за коронавируса не нужно

Норму предписали изменить, а пока поправки не примут, суды могут снизить размер компенсации по таким делам, но не более чем вдвое, то есть до стоимости законного пользования товарным знаком.

В октябре Минобрнауки опубликовало разработанные во исполнение этого постановления поправки.

 Ведомство предлагает дать судам право снижать компенсацию, но так, чтобы она была не меньше стоимости законного использования товарного знака или цены товара, на котором он размещен.

Постановление № 40-П от 27 июля 2020 года

Налог на торговые и деловые центры, как правило, больше,  чем на другую недвижимость, потому что рассчитывается он не по среднегодовой, а по кадастровой стоимости объектов (подп. 1 п. 4 ст. 378.2 НК). Но чтобы применить такой метод исчисления, нужно учитывать фактическое назначение зданий, следует из ноябрьского постановления КС.

Нельзя заставить компанию платить налог по кадастровой стоимости только потому, что недвижимость располагается на участке, который допускает размещение ТЦ и бизнес-центров. Нужно проверить, как на самом деле используется здание, указал суд. 

Постановление № 46-П от 12 ноября 2020 года

В апреле Конституционный суд опубликовал постановление, в котором признал п. 2 ч. 3 ст. 104 ФЗ о госзакупках противоречащей Конституции. Эта норма, по мнению суда, позволяет включать в реестр недобросовестных поставщиков информацию о бывших учредителях юрлица.

Такие граждане фактически не могут повлиять на работу компании, но все равно оказываются в реестре недобросовестных. Подобный подход не отвечает общим принципам юридической ответственности, подчеркнул КС и предписал законодателю изменить оспариваемую норму.  

Постановление № 16-П от 9 апреля 2020 года

Ст. 234 ГК позволяет получить имущество в собственность по давности владения. Для этого гражданин должен открыто, добросовестно и непрерывно владеть недвижимым имуществом как собственным 15 лет (движимым – 5 лет).

Практика Конституционный суд разъяснил приобретательную давность

Но статья не раскрывает критерии добросовестности, подчеркнул Конституционный суд. Проанализировав практику Верховного суда, он пришел к выводу, что добросовестность можно признать и в случаях, когда владелец понимал, что у него нет оснований для приобретения права собственности. Например, когда он купил недвижимость у лица, который не мог ею распоряжаться.

Теперь многочисленные владельцы недвижимости, которая была приватизирована с нарушениями, но получена без признаков хищения, могут требовать признания права собственности по ст. 234 ГК, говорит партнер юрфирмы Федеральный рейтинг.

группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции Профайл компании
Константин Скловский. Те владельцы, которые уже подавали иски и проиграли, могут обратиться повторно.

Для этого им достаточно сослаться на дополнительный срок владения и на изменение основания иска. «Ведь течение срока само по себе, согласно позиции КС, является существенным фактом для целей ст. 234 ГК», — поясняет Скловский.

Постановление № 48-П от 26 ноября 2020 года

Римма Свечникова заподозрила, что ее муж скончался из-за неправильного лечения, но проверить свою версию она не смогла – медучреждение не передало ей нужные бумаги, сославшись на врачебную тайну. СОЮ встали на сторону больницы: умерший не давал согласия на получение данных о его состоянии здоровья.

Практика КС обязал врачей предоставлять данные об умерших их родственникам

Конституционный суд занял иную позицию. Он отметил, что действующее законодательство не позволяет определить условия и порядок доступа к медданным умершего пациента. Он предписал законодателю восполнить пробел.

А пока этого не произойдет – КС обязал выдавать меддокументы супруге (супругу), близким родственникам умершего пациента и лицам, упомянутым в его информированном добровольном согласии на медицинское вмешательство.

В июле правительство разработало поправки в закон об основах здоровья граждан, в сентябре они прошли первое чтение в Госдуме.

Постановление № 1-П от 13 января 2020 года

Компания обязалась оказать услуги нескольким заказчикам. Для этого она наняла работника и оформила с ним отношения по срочному трудовому договору. Но так делать нельзя, решил КС.

Практика КС пресек злоупотребления со срочными трудовыми договорами

Если срок действия трудового договора ставится в зависимость от срока действия договора работодателя с третьим лицом, то работник несет риски, которые присущи предпринимательству, подчеркнул суд. Такой подход, по его мнению, искажает суть трудовых отношений.

Принятое КС постановление кардинально поменяет практику заключения срочных трудовых договоров, уверена Ксения Михайличенко из Федеральный рейтинг.

группа Семейное и наследственное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Уголовное право
.

«Теперь компаниям, которые в основном занимаются только проектной работой, то есть зависят от контрактов с третьими лицами, придется разрабатывать новый механизм для оформления своих сотрудников», – комментирует она.

Постановление № 25-П от 19 мая 2020 года

В конце декабря Конституционный суд оценил ограничения, принятые региональными властями во время пандемии. Поводом послужил запрос Протвинского горсуда Подмосковья. Он пытался разобраться, не противоречит ли введенный губернатором режим самоизоляции Основному закону и можно ли привлекать к «административке» за нарушение локдауна.

КС признал введенный режим конституционным. Суд отметил, что самоизоляция была ответом на экстраординарную ситуацию, которая требовала быстрого реагирования.

Губернатор, по сути, осуществил «оперативное (опережающее) правовое регулирование», которое затем было узаконено на федеральном уровне.

К тому же ограничения были кратковременными и не абсолютными — при наличии уважительных причин жители могли покидать свои дома, подчеркнули судьи КС.

Постановление № 49-П от 25 декабря 2020 года

Когда Конституционный суд признает нормы неконституционными или дает им толкование, у подателя жалобы появляется право на пересмотр решения по своему делу. Но действует ли позиция КС в других аналогичных судебных разбирательствах? Сейчас законодательство не предусматривает никакого механизма пересмотра таких дел.

Практика КС обязал пересмотреть дело о выселении семьи из квартиры

А он должен быть, подчеркнул Конституционный суд в своем июньском постановлении. Он напомнил, что его решения имеют обязательную силу: нельзя применять нормы, которые признаны неконституционными, а также игнорировать толкования КС.

Поэтому законодателю предписали придумать механизм пересмотра судебных актов, которые основаны на таких нормах и не исполнены на момент вынесения постановления КС. Минюст уже подготовил соответствующие поправки в АПК, ГПК и КАС.

Постановление № 30-П от 26 июня 2020 года

Срок содержания в СИЗО не должен исчисляться по совокупности, если гражданин проходит сразу по нескольким уголовным делам, никак не связанным друг с другом, указал КС в своем январском определении. Иной подход привел бы к взаимозависимым решениям по избранию и продлению меры пресечения, что не учитывало бы общественную опасность каждого из преступлений в отдельности, пояснил суд.

Определение № 6-О от 14 января 2020 года

Арбитражный процесс – по общему правилу профессиональный, в суде требуется показать диплом о высшем юридическом образовании. Но если представителей несколько, среди них достаточно одного квалифицированного юриста. Другие, хоть и без диплома юрфака, могут быть на практике знакомы с деятельностью организации и  дать ценные пояснения. 

Это, по мнению КС, отвечает требованиям процессуальной эффективности.

Постановление №37-П от 16 июля 2020 года

УПК наделяет адвоката правом присутствовать в помещении, где проводится обыск. Следователь должен об этом позаботиться, указал КС. Если адвоката не допустят в помещение, то юрлицо, у которого проводили обыск, может подать иск о возмещении вреда от действий следователей, а также потребовать привлечь должностных лиц к ответственности.

Определение № 4-О от 14 января 2020 года

В марте Конституционный суд принял третье в своей истории заключение. Сделал он это впервые с 1993 года. Поводом стал запрос президента, который попросил суд оценить законность поправок к Конституции. Запрос датирован 14 марта, а заключение по нему – 16 марта.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *