Корпоративный договор в компаниях

Как и в браке, залогом счастливых отношений между партнерами по бизнесу является общность видения. Особенно по глобальным вопросам типа привлечения инвестора, покупки или продажи бизнеса, наследования и т. д. Общность видения — это часть Программы защиты основателя бизнеса от Центра taxCOACH®, одним из шагов которой является использование корпоративного договора.

Не только читать Публикации открытого бизнес-курса «Пять правил построения группы компаний без признаков дробления» сопровождаются видеоматериалами. Все 30 серий смотрите на youtube-канале Центра taxCOACH®.

Корпоративный договор в компаниях

Анастасия Тайшина, эксперт Центра структурирования бизнеса taxCOACH®:

«В нашей памяти сохранилось большое количество корпоративных войн с возбуждением уголовных дел, бесконечными жалобами и сутяжничеством. Случаются и весьма интеллигентные сценарии, когда конфликтующие собственники, сидя в соседних кабинетах, общаются между собой исключительно почтовой перепиской. И в том, и в другом случае в итоге страдает бизнес».

Причинами латентного недовольства партнеров, а значит предпосылками для заключения корпоративного договора могут стать:

  • убежденность кого-то одного или каждого, что он делает для бизнеса больше другого, и, следовательно, прибыль распределяется несправедливо;
  • частота, размер, форма распределения прибыли также может быть причиной конфликтов — допустим один партнер покупает дом/яхту/билет на полет в космос, а второй до сих пор считает лучшим подарком на день рождения новый станок. Одному надо часто, другому редко. Одному много, другим мало;
  • блокировка деятельности бизнеса может стать неизбежностью для тех собственников, что «тянут одеяло на себя» вопреки мнению остальных партнеров, не желая искать баланс (избыточный контроль и доминирование);
  • противоположные мнения по вопросам развития бизнеса, особенно в условиях ограничений или ухудшающейся экономической обстановки. Если не идут на компромисс два равноправных партнера — возникновение «тупиковых ситуаций» становится практически неизбежным;
  • вхождение в бизнес нежелательных третьих лиц: когда партнер без ведома другого передает (юридически — продает, дарит, меняет) свою долю третьему лицу. Или еще хуже, когда «номинальный» участник компании, а по совместительству друг, неожиданно умирает, при этом реальный собственник бизнеса в числе наследников не значится. Попытка ввести наследников в систему управления бизнесом при жизни также может встретить конфликтный отпор со стороны остальных партнеров.

Там, где специфика договоренностей со-собственников бизнеса не охватывается возможностями законодательного регулирования или уставом компании, на помощь приходит корпоративный договор.

Что такое корпоративный договор

Корпоративный договор

Секрет долгого и счастливого совместного… бизнеса — корпоративный договор

Бизнес, независимо от его размера, — дело хлопотное и всепоглощающее. А потому его собственниками, зачастую, являются несколько лиц, равномерно распределяющих между собой все тяготы и горести столь сложного детища. Но это, конечно, в идеале. На практике же, когда собственников больше одного, их отношения — это всегда уникальная система, пробелы в регулировании которой могут существенно этому бизнесу навредить.

Констатируем: российские предприниматели не привыкли юридически фиксировать правила игры между собой в отношении совместного бизнеса. Более того, эти правила иногда не формулируются даже устно. Опыт подсказывает, что, в отсутствие юридической проработки и фиксации «пацанских» договоренностей, проблем вряд ли удасться избежать.

На нашей памяти есть и очень агрессивные конфликты: с возбуждением уголовных дел, бесконечными жалобами и сутяжничеством. А есть и весьма интеллигентные сценарии, когда конфликтующие собственники, сидя в соседних кабинетах, общаются между собой исключительно по переписке. И в том, и в другом случае в итоге страдает сам бизнес.

Причинами недовольства партнеров могут стать:

  • убежденность каждого, что он делает для бизнеса больше другого, и разделение прибыли несправедливо;
  • противоположные мнения по вопросам управления. Если два равноправных партнера — возникновение «тупиковых ситуаций» становится практически неизбежным;
  • блокировка деятельности бизнеса, как следствие того, что каждый «тянет одеяло на себя», не желая искать компромисс;
  • вхождение в бизнес нежелательных третьих лиц: когда партнер без ведома другого передает (продает, дарит, меняет и т.п.) свою долю третьему лицу, или, еще хуже, когда «номинальный» участник компании, а по совместительству друг, неожиданно умирает, при этом реальный собственник бизнеса в числе наследников не значится.

Первым юридическим инструментом, способным минимизировать риски корпоративных конфликтов, является, как это ни банально, Устав компании. О необходимости его внимательной индивидуальной проработки и невозможности использования шаблонов мы уже писали неоднократно.

Можно установить особый порядок отчуждения долей и акций, в том числе в зависимости от вида сделок (например, запретив дарение доли третьим лицам без предварительного согласия участников).

Определить обязательное квалифицированное большинство по ряду принципиальных решений в компании, запретить выход из Общества и т.п.

Однако, когда специфика договоренностей сособственников бизнеса не охватывается возможностями устава, на помощь приходит второй инструмент, о необходимости использования которого каждым бизнесом независимо от его масштабов мы сегодня и повествуем. Это Корпоративный договор.

1. Что такое корпоративный договор

Корпоративный договор — это соглашение между собственниками компании, в котором они фиксируют свои договоренности относительно совместного управления организацией, входа/выхода из состава ее участников, особенностей имущественных отношений с ней и между собой.

Юридически это звучит так: 

Как составить корпоративный договор — инструкция | Rusbase

Корпоративный договор — один из основных механизмов регулирования корпоративных отношений. Он дает возможность предприятиям регулировать корпоративные права с помощью договора. 

Любой предприниматель может столкнуться с неправомерными действиями других участников договора. О том, как правильно составлять корпоративный договор, а также разрешать конфликтные ситуации, рассказывает Алексей Оськин, руководитель налоговой и юридической практики компании «Корпус Права». Как составить корпоративный договор — инструкция Алина Пак

Неверная структура договора и/или ошибочно указанные/неуказанные обязательства предприятий могут привести к различным злоупотреблениям с позиции участников. Это может быть ущерб интересов одной из сторон или непропорциональное распределение прибыли (если все вносили равноценные вклады, но кто-то из участников решил не учитывать интересы других и установил свой механизм) и пр.

Поэтому к составлению корпоративного договора нужно подойти ответственно, чтобы в будущем он не сыграл против добросовестной стороны. Только при учете всех обстоятельств и нюансов компания сможет обеспечить реализацию интересов сторон договора и создать эффективные механизмы для будущей деятельности.

Инструкция для заключения корпоративного договора

Чтобы снизить любые риски, бизнес-партнеры должны обговорить «на берегу» условия заключения договора. 

Этап 1. Выбираем вопросы, которые стоит задать участникам при открытии совместного дела

  • Для чего создается компания: для последующей продажи или постоянного извлечения прибыли? Это влияет на формирование положений о порядке выхода и отчуждения акций/долей. В корпоративный договор также может быть включено положение о размере доли/пакета акций, которые подлежат продаже в зависимости от показателей EBITDA-общества.
  • Рассматривает ли одна из сторон возможность продажи своей доли/акций? На каких условиях будет протекать процесс продажи?
  • На какие финансовые потери готовы пойти бизнес-партнеры? Этот вопрос необходимо задать, чтобы объективно оценить риск выхода участника из общества и закрепить условия в тексте корпоративного договора.
  • Насколько каждый из участников планирует быть вовлеченным в процесс управления компании? От этого впоследствии будет зависеть вся структура управления компанией. Все стороны должны обозначить, за что будут отвечать: так легче разграничить сферу деятельности и возлагаемую ответственность, а также закрепить эти положения в договоре.
  • Каким образом будет привлекаться дополнительное финансирование в компанию? Будут ли это сторонние инвесторы или же дополнительные взносы участников? Это необходимо проговорить для закрепления условий в тексте корпоративного договора.
  • Какой объем финансовых средств может внести каждый участник и какие сроки внесения данного вклада? Каждая из сторон должна понимать, на какой объем ресурсов можно рассчитывать в конечном итоге.

После обсуждения вопросов открытия стоит перейти к формированию текста самого корпоративного договора. В него вносятся положения, которые будут регламентировать работу компании.

Этап 2. Определяемся с механизмами регулирования некоторых вопросов 

Корпоративное управление:

  • Если на стадии переговоров один из бизнес-партнеров заявляет, что в будущем хочет продать свою долю, то стоит включить в текст корпоративного договора положение, по которому этот участник будет исключаться из процесса управления за вознаграждение (правомерность включения в корпоративный договор такого положения подтверждается судебной практикойПостановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 31.03.2017 N Ф03-691/2017 по делу N А51-10201/2016).

Собрание акционеров:

Подстраховаться от плохого партнёрства по ООО

Главная страховка при работе с партнёром через ООО — ясная договорённость. О чём договорились, записывают в устав и корпоративный договор. 

Устав нужен не только для налоговой. Устав — это правила работы внутри компании. Взять готовый шаблон в интернете — не очень. Гораздо лучше поменять шаблонные положения на свои. Это не так сложно, как кажется.

Корпоративный договор партнёры заключают по желанию. В нём договариваются о решении сложных ситуаций.

Мы подготовили чек-лист устава для ООО с несколькими учредителями и советы по частым проблемам для корпоративного договора. 

Надёжные источники наших знаний: Закон об ООО и ст. 67.2 ГК РФ про корпоративный договор.

Читайте также:  Прием заявок на участие в эксперименте с электронными кадровыми документами продлят

Устав ООО: почему важен и что проверить по чек-листу

Иногда общее дело становится невыгодным. Идея провалилась, заинтересовал новый проект, надоели письма из налоговой. Вдруг партнёр сольётся?

Случается и наоборот: товар отлично зашёл на рынок, бренд узнают. Тут опасность, что партнёр отберёт бизнес или подключит нового человека.

Продуманный устав — простой способ защиты от потери бизнеса и расхлёбывания проблем в одиночку. 

Участнику нельзя проигнорировать правила из устава. Нотариус не оформит выход из ООО без разрешения из устава. Налоговая не впишет постороннего человека, если другой участник не в курсе. Росреестр не пропустит продажу офиса, если у директора нет протокола одобрения крупной сделки. 

Устав не снимает абсолютно все риски, но неплохо снижает их.

Устав делают перед регистрацией ООО. Все учредители должны его одобрить. Но положения устава меняют и в работающей компании. Для этого партнёры голосуют, оформляют протокол и регистрируют изменения в налоговой. 

Уставы бывают индивидуальные и типовые. Каким пользоваться — решают участники.

Индивидуальный устав учредители составляют сами. Обычно берут шаблон из интернета — в нём уже есть обязательные пункты про наименование, адрес и размер уставного капитала по ст. 12 Закона об ООО. В шаблон вписывают нужное. Ваша задача — пройтись по нашему чек-листу и выбрать удобные условия.

Типовой устав — когда учредители выбирают один из 36 готовых вариантов. Составлять документ самостоятельно и нести в налоговую не нужно. В заявлении на регистрацию указывают, что ООО действует по типовому уставу. Зарегистрированные компании тоже могут перейти на него. Для этого в налоговую подают заявление об изменениях.

На начало 2021 года типовыми уставами пока нельзя пользоваться. Но в будущем нужный типовой устав тоже можно выбрать по нашему чек-листу.

????

Оцените все возможности онлайн-бухгалтерии бесплатно

Хочу попробовать

Чек-лист устава ООО: о чём договориться с партнёром

✔ Есть ли максимальный размер доли участника? 

По умолчанию предельного размера доли нет. Например, в обществе с тремя участниками один может продать долю другому. Тогда этот участник станет контролировать бизнес. 

Можно ввести ограничение: размер доли участника не может быть больше 50 % уставного капитала.

✔ Могут ли посторонние лица вносить дополнительный вклад и входить в ваш бизнес?

Новые гарантии кредитора через корпоративный договор

Необходимо оговориться, что соглашение участников/акционеров с третьими лицами в строгом соответствии с нормами п.1 ст. 67.2 ГК РФ не подходит под определение корпоративного договора, однако согласно п.9 к нему применяются правила о корпоративном договоре.

Из формулировки п.9 ст.67.2 ГК РФ следует, что стороной такого соглашения с участниками общества могут выступать:

  • кредиторы общества;
  • иные лица, имеющие охраняемый законом интерес.
  • Определение статуса кредитора общества не вызывает вопросов, а вот с очерчиванием круга лиц, имеющих охраняемый законом интерес, в условиях тотального правоприменительного вакуума могут возникнуть сложности.
  • В разгоревшихся теоретических баталиях делаются предположения об отнесении к «лицам, имеющим охраняемый законом интерес» от логичных: поручителей, залогодателей / залогодержателей в интересах должника, до неоднозначных: материнского общества; будущих участников общества; аффилированных лиц по отношению к обществу и пр.
  • Сторонники более узкого подхода высказывают опасения о возможных злоупотреблениях в интересах третьих лиц, вызванных выводом корпоративного управления за рамки органов управления.

Примечательным является решение АС Тюменской области от 25.01.18 г.

по делу №А70-16215/2017, где суд пришел к выводу о том, что имущественный интерес лиц, требующих оплаты действительной стоимости доли, защищается в корпоративном договоре опосредованно и не предполагает урегулирование последствий утраты статуса участника. Правовые последствия реализуются в рамках иного механизма защиты прав выбывшего участника.

Требования к корпоративному договору с третьим лицом полностью идентичны требованиям, предъявляемым к классическому соглашению об осуществлении корпоративных прав между участниками:

  • простая письменная форма, путем составления одного документа, подписанного сторонами (п.3 ст.67.2 ГК РФ);
  • о факте заключения соглашения участники обязаны уведомить общество, не раскрывая его содержания* (п.4 ст.67.2 ГК РФ).

Также стоит отметить, что корпоративный договор с третьим лицом могут заключить как отдельные участники, так и некоторые из них, или все участники. Допускается множественность лиц и на стороне третьих лиц. Такие правила создают ситуацию, при которой в обществе могут быть заключены сразу несколько соглашений, в т.ч. с пересекающимся субъектным составом участников.

Примером нарушения формы и допущенных ошибок в предмете корпоративного соглашения с кредитором может служить дело №308-ЭС18-3224, рассмотренное ВС РФ 19.04.2018.

В частности, участник общества, не поставив в зависимость определение судьбы договора купли-продажи доли от реализации корпоративного соглашения, в отсутствие нотариального удостоверения такого соглашения, лишился возможности ссылаться на заключение сторонами единой сделки.

А обобщенная фраза про «развитие производственных мощностей общества» не дала возможности доказать факт нарушения соглашения со стороны инвесторов.

Корпоративный договор в вопросах и ответах — Зарцын и партнеры

Корпоративный договор отличный инструмент для урегулирования отношений между участниками (а иногда и с теми, кто участником еще не является). Мы собрали самые часто встречающие вопросы о корпоративном договоре.

Вопрос Ответ
1.        Зачем нужен корпоративный договор? Корпоративный договор документ, который позволяет урегулировать отношения между участниками. В нем нужно описать все о чем вы договорились:

  • кто какие обязательства выполняет;
  • как финансируется деятельность компании;
  • есть ли ограничения на продажу доли или выход из общества;
  • и прочее.

Чаще всего корпоративный договор составляют в следующих случаях:

  • в обществе доли распределены 50 на 50. Корпоративный договор позволяет минимизировать риски тупиковой ситуации.
  • в обществе появляется инвестор;
  • в обществе больше двух участников (и договоиться бывает трудно).
2.        Устав и корпоративный договор это одно и тоже? Нет, это разные документы. Устав это документ в котором отражены общие условия функционирования общества: структура органов управления, их компетенция, обязательные положения. Корпоративный договор место для урегулирования договоренностей участников. Содержание этих документов не должно дублировать друг друга.
3.        Нужно ли точно определить, какое имущество находится в собственности у общества? В Вставе в разделе: «Имущество Общество и вклады в имущество Общества» достаточно определить, что имущество Общества состоит из уставного капитала, фондов Общества, основных средств, нематериальных активов, а также иного имущества, приобретаемого Обществом в установленном законом порядке. Более конкретная детализация не требуется, так как при изменении состава имущества понадобится частое внесение изменений в устав.
4.        Когда и как нужно составить список участников общества? Составлять список участников общества необходимо с момента госрегистрации общества. Ответственность за неисполнение данной обязанности по ведению и хранению списка лежит на директоре, если иное не предусмотрено уставом. Обязательной формы и порядка заполнения для составления списков участника общества нет. Рекомендовано составлять его на бумажном и электронном носителе. Необходимо включить в список следующее сведения:

  • Об участниках общества
  • О размере долей
  • Об оплате долей
  • О размере долей, принадлежащих обществу
  • Об обременении долей
  • Об основании приобретения долей
5. Обязательно ли заключать корпоративный договор? Нет, это право участников общества.
6.        Что можно включить в корпоративный договор?

Закон и бизнес-план: пять дел о корпоративных договорах — новости Право.ру

Может ли кредитор контролировать корпоративный статус своего должника, разбирались суды в деле № А05-5165/2018. ИП Виктор Тюкин поставлял продовольственные товары ООО «Рассвет» с 2010 года. К 2015 году за покупателем скопились долги. Тюкин переговорил с учредителями «Рассвета» Еленой Жемчуговой (49%) и Владимиром Петровским (51%).

Они договорились обеспечить выплату денег двумя способами. Во-первых, по долгам покупателя поручилась другая фирма. А во-вторых, ИП Тюкин заключил корпоративный договор непосредственно с учредителями. Они обязались не продавать свою долю и не выходить из состава участников.

А Тюкин считал, что это поможет привлечь учредителей должника к субсидиарной ответственности, если будет такая необходимость.

Поставщик компании считал, что контролирует учредителей покупателя с помощью корпоративного договора, который запрещал им выходить из общества. Но один из участников так и поступил.

Но в 2017 году Петровский ушел из бизнеса и его доля по закону перешла к самому «Рассвету». А Тюкин обратился в суд, где потребовал вернуть Петровского в состав учредителей, а сделку по выходу из общества признать недействительной.

Два суда отклонили иск предпринимателя. Они пришли к выводу, что учредитель вполне мог покинуть компанию согласно п. 1 ст. 94 Гражданского кодекса.

Норма допускает выход без согласия других участников или общества, если это предусмотрено уставом. Устав «Рассвета» это разрешал, рассудили две инстанции.

Да и сам корпоративный договор не требовал, чтобы Петровский получал согласие Тюкина на выход из общества.

Читайте также:  Разработан новый законопроект по определению порядка проведения капремонта отдельных систем мкд

Нарушение корпоративного договора само по себе не позволяет «обнулить» выход из общества, хотя и дает возможность привлечь Петровского к ответственности, согласились суды. Как они отметили, истец не доказал, что поступок ответчика нарушил его права. Интерес Тюкина был в том, чтобы вернуть деньги.

Для этого он мог подать иск к «Рассвету» или поручителю, но не сделал этого, объяснили арбитражи. Они отклонили возражения Тюкина, который указывал, что потерял возможность привлечь Петровского к субсидиарной ответственности.

«Для этого нужны специальные основания, которые в этом деле не установлены», – ответил 14-й ААС.

Договор – корпоративный или простого товарищества?

Правильно квалифицировать соглашение бывает непросто. Чем отличается корпоративный договор от договора простого товарищества, разбирались суды в деле № А50-34733/2017.

Владимир Мельников заключил с Антоном Шалимовым соглашение о том, как они будут вести бизнес по производству и продаже древесно-угольных брикетов (другие участники – Мария Шалимова и Татьяна Кудринских). Условий было много.

В частности, Мельников обязался пополнить расчетные счета двух обществ, Шалимов – погасить долги одной из фирм. Доходы они договорились делить поровну.

Мнения Новый виток в корпоративных конфликтах: астрент и заверения об обстоятельствах

Но на деле все оказалось не так, как на бумаге. Договор исполнили только в незначительной степени, и оказалось, что у Шалимова нет денег на исполнение соглашения.

Кроме того, он скрыл кредиторскую задолженность одной из своих фирм.

Мельников был недоволен тем, что другие участники соглашения ничего не делают для организации производства, не соблюдают договоренности в части распределения расходов.

Мельников задался целью признать договор незаключенным. В своем иске он указал, что это договор простого товарищества, в котором не согласованы обязательные по закону условия.

Например, характер вклада и его размер. Арбитражный суд Пермского края с этим согласился.

По сути, Шалимов обязался представить мощности для производства брикетов, а Мельников отвечал за финансирование, рассудила первая инстанция. 

Актуальные темы Корпоративный спор: способы опознания и особенности разрешения

Ответчики не были согласны с такой трактовкой. Они настаивали, что каждый пункт соглашения самостоятельный и независимый от другого. Но АС Пермского края отверг их доводы. Он объяснил, что стороны хотели объединить вклады для совместного бизнеса, а это договор простого товарищества.

При этом текст недостаточно четкий: «невозможно конкретно определить предмет совместной деятельности, общий объем финансирования, размер вклада каждого участника и порядок внесения вкладов в совместную деятельность». По этой причине АС Пермского края признал договор незаключенным.

Иного мнения оказался 17-й арбитражный апелляционный суд. Здесь речь именно о корпоративном договоре, в котором участники договорились, как они будут распоряжаться своими правами, рассудила апелляция со ссылкой на ст. 67.2 ГК.

К тому же обстоятельства дела надо оценивать в пользу сохранения, а не аннулирования обязательств, а также с учетом презумпции разумности и добросовестности участников (п. 7 информационного письма Президиума ВАС от 25 февраля 2014 года № 165).

Таким образом, 17-й ААС отказался признавать договор незаключенным. 15 октября 2018 года это постановление оставила в силе кассация.

Не заплатила за молчание

В феврале 2015 года Александр Петров и Мария Солеварова учредили ООО «Винтаж» с долями 30% и 70% соответственно. А через полгода составили «соглашение о перераспределении обязанностей».

Петров устранялся от управления компанией и получения прибыли, а взамен ему полагались компенсации от 100 000 до 200 000 руб. в месяц до мая 2016-го. При этом соглашение считалось расторгнутым в случае задержки или невыплаты.

Солеварова перечислила 135 000 руб. и на этом остановилась.

Один учредитель полностью отказался от своих корпоративных прав в пользу другого за ежемесячную «зарплату». Но получал он её недолго и потом решил взыскать убытки в суде.

В мае 2016-го Петров решил, что неисполнение соглашения причинило ему 1,6 млн руб. убытков, и обратился в суд. АС Приморского края отказал, потому что счел договор незаключенным (дело № А51-10201/2016). Из текста было непонятно, кто именно выплачивает компенсации Петрову. 

Но 5-й арбитражный апелляционный суд пришел к другому выводу.

Условия договора не противоречат закону, стороны его исполняли, по поводу условий не спорили, Солеварова даже перевела первый платеж – всё это говорит о том, что договор нельзя признать незаключенным.

Кроме того, добавила апелляция, у соглашения всего два участника, так что здесь тоже не может быть разночтений, кто должен платить деньги Петрову.

Убытков у него не возникло, решил 5-й ААС. Когда Солеварова перестала платить – Петров всего лишь получил обратно обычные права участника по управлению обществом. А если он считает, что партнёр неосновательно обогатился, судьи апелляции посоветовали ему подать отдельный иск. В 2017 году кассация подтвердила правильность такого подхода.

Корпоративный договор и предпринимательский риск

Владелец нефтеперерабатывающей площадки «Адыгейскнефтехим» Адам Яхутль в 2009 году нашел инвесторов для своего бизнеса – Алексея Баринова и Станислава Матвеева. Отношения оформили двумя документами. По договору купли-продажи Яхутль должен передать 60%-ю долю в предприятии ООО «Мост-Т» за 700 000 руб.

Второе соглашение регулировало взаимоотношения Яхутля с Бариновым, Матвеевым и «Мостом-Т» «по совместному развитию общества». Три лица обязались развить мощность площадки до определенного показателя и вложить туда 30 млн руб. Яхутлю полагалось 10 млн руб. сразу же и 25 млн руб. – с прибыли.

Такие соглашения стороны подписали в 2009 году, когда площадка была банкротом.

Практика Как отличить внутрикорпоративный заем от обычного: разбирались в ВС

Надежды не оправдались. Компания вышла из одного банкротства, но впереди ее ждало другое.

В 2014 году «Адыгейскнефтехим» признали несостоятельным по его заявлению и открыли банкротное дело (сейчас, судя по данным Casebook, компания находится в стадии ликвидации).

В 2016 году Яхутль направил контрагентам предложение расторгнуть договор купли-продажи доли, но не дождался ответа и отправился в суд.

В деле № А01-1238/2016 Яхутль утверждал, что продал долю по очень заниженной цене в надежде на возрождение бизнеса и увеличение прибыли. Судебная экспертиза подтвердила его слова: согласно заключению, 60% предприятия в 2009 году стоили 206 млн руб., а вовсе не 700 000. Ссылаясь на существенное изменение обстоятельств и нарушение договора, истец просил расторгнуть договор купли-продажи. 

АС Адыгеи так и поступил. Он объяснил решение необходимостью толковать договоры совместно, потому что они «взаимосвязаны и преследуют одни и те же цели». При этом арбитраж отклонил доводы ответчиков. Он не принял во внимание платежное поручение на перечисление 10 млн руб.

Яхутлю, поскольку там не было отметки банка и некоторых других реквизитов. Суд не счёл пропущенным срок исковой давности, ведь он начался, когда Яхутль предложил урегулировать дело миром в 2014 году.

«Ранее этой даты обратиться за судебной защитой оснований не было», – объяснил АС Адыгеи.

Его решение исправил 15-й арбитражный апелляционный суд. Если результаты в бизнесе не были достигнуты – это следствие обычного предпринимательского риска, а последствия банкротства отражаются на всех учредителях предприятия.

В деле нет доказательств, что ответчики злонамеренно скрыли 25 млн руб. с прибыли – этой прибыли просто не было. По мнению 15-го ААС, из текста договоров не следует, что судьба купли-продажи зависит от корпоративного соглашения.

Если бы стороны хотели это увязать – ничего им не мешало включить эти условия в единый договор, рассудила апелляция.

Корпоративное соглашение может предусмотреть определенные показатели в бизнесе. Но если их не удалось достичь, то это предпринимательский риск.

Далее она проанализировала, как исполняли свои обязательства ответчики. Они заплатили по долгам «Адыгейскнефтехима» и вкладывались в производство. Что касается передачи 10 млн руб.

Яхутлю, здесь апелляция учла утверждение из переписки, что эти деньги были «по устному распоряжению перечислены близкому родственнику». Да и сам Яхутль не заявлял официальные претензии на эту сумму.

Читайте также:  4 важных изменения в закон о бухучете

Он пытается вернуть проданную в 2009 году долю, но не возвращает ответчикам их вложения – здесь апелляция увидела злоупотребление правом и отказала в иске. Решение устояло в кассации.

Корпоративное акционерное соглашение

Владелец 40% акций АО «Рузам» Гази Лугуев был недоволен решением ООО «РНГС Трейдинг» (60%) – второго акционера – продать помещения «Рузама» стоимостью 7,8 млн руб.

Он решил оспорить эту сделку в деле № А40-133036/2016. Лугуев утверждал, что сделка крупная, но не получила одобрения на общем собрании участников.

Но суды отвергли эти заявления, потому что, согласно уставу, крупной считается сделка от 10 млн руб.

Помимо этого, суды оценили «генеральное соглашение о взаимоотношениях между обществом и его акционерами». Согласно этому документу, права покупателя как акционера [имеется в виду Лугуев – «Право.ru»] распространяются только на один объект с другим адресом.

АС города Москвы по этой причине решил, что Лугуев не имеет права на иск. Истец не согласился с этим и подал апелляционную жалобу. Он настаивал, что генеральное соглашение – это, по сути, акционерное соглашение.

И оно недействительно, поскольку переход прав на акции был зарегистрирован позже.

Но 9-й ААС отверг эти аргументы. Он использовал аналогию с ч. 10 ст. 67.

2 ГК, которая устанавливает, что правила о корпоративном договоре применяются к соглашению о создании хозяйственного общества, если иное не следует из закона или сути соглашения.

По этой причине генеральное соглашение нельзя признать недействительным, решила апелляция. А значит, Лугуев не имеет влияния на отношения общества по поводу других объектов, чем указанных в договоре.

Корпоративный договор по российскому праву

Как известно, на протяжении десятилетия акционерные соглашения, затрагивающие крупный российский бизнес, заключались по иностранному праву.

По эмпирическим наблюдениям наибольшей популярностью у бизнеса пользовалось английское право.

Такая практика сложилась по различным причинам, включая и то, что российское право не позволяло акционерам адекватно закрепить их коммерческие договоренности на уровне юридически обязывающего контракта.

Вплоть до 2009 г. в законодательстве отсутствовали положения об акционерных соглашениях[1]. При этом в рамках известных дел российские суды признавали корпоративные договоры (акционерные соглашения в АО, договоры об осуществлении прав участников в ООО) недействительными (полностью или в части), считая, что их положения противоречат императивным нормам российского права[2].

Между тем за последние годы произошли определенные изменения, которые способствовали существенному увеличению количества сделок, заключаемых по российскому праву[3]. Это связано, помимо прочего, с изменениями в законодательстве и правоприменительной практике. В 2014 г.

вступили в силу масштабные изменения в Гражданский кодекс Российской Федерации (далее – ГК РФ), предусматривающих более гибкое регулирование корпоративных и обязательственных отношений.

Арбитражными судами за последние 5-6 лет рассмотрено более 20 дел, в рамках которых они подтвердили действительность отдельных положений корпоративных договоров, обязали акционеров исполнить обязательства в натуре, взыскали неустойки и компенсации и т.п.

С позиции регулирования и судебной практики корпоративный договор, заключаемый по российскому праву, стал достаточно эффективным инструментом для структурирования отношений бизнес-партнеров по стандартным вопросам, привычным им по международной практике подобных сделок (корпоративное управление, разрешение тупиковых ситуаций, правила участия в компании, обязательства при совершении сделок с акциями, принципы финансирования, выплата дивидендов и др.).

Ниже рассмотрим некоторые вопросы, развитие ситуации по которым подтверждает приведенный тезис в соответствующей части.

Корпоративное управление

Практически любой корпоративный договор определяет принципы корпоративного управления компанией, включая правила формирования органов управления, разграничение их компетенций и порядок принятия решений по отдельным вопросам. На уровне собрания акционеров между акционерами также распределяется положительный и отрицательный контроль[4].

Новые положения ГК РФ гибко подходят к вопросу о формировании органов управления непубличной компании[5].

Так, участникам предоставляется право на свое усмотрение (с учетом нескольких ограничений) формировать структуру и компетенцию органов управления, а также определять порядок созыва, подготовки и проведения собраний участников.

Акционеры непубличного АО теперь могут расширить или сузить компетенцию собрания акционеров на диспозитивной основе[6], хотя ранее такая возможность отсутствовала (компетенция собрания акционеров императивно определялась Законом об АО).

В то же время по примеру зарубежных юрисдикций ГК РФ теперь допускает назначение в компании нескольких исполнительных директоров, действующих от ее имени без доверенности совместно или самостоятельно.

В идеале данная структура должна позволить создать в совместном предприятии систему сдержек и противовесов —  когда несколько исполнительных директоров обязаны согласовывать друг с другом определенные действия (с учетом интересов номинировавших их акционеров).

Однако на практике эффективность такой системы вызывает сомнения из-за отсутствия технической возможности внести в ЕГРЮЛ индикаторы, указывающие на разграничение компетенции между отдельными директорами.

Предполагается, что третьи лица – контрагенты общества могут исходить из того, что каждый из директоров, указанных в ЕГРЮЛ, имеет полномочие на совершение любого действия от имени общества, отнесенного к компетенции исполнительного органа[7]. Между тем для практики структурирования корпоративных договоров данное обстоятельство является скорее небольшим нюансом, чем проблемой.

Договоренности участников (акционеров) по вопросам управления также детализируются как обязательства по осуществлению права голоса на собраниях участников (акционеров) общества[8] по основным вопросам: утверждение бизнес-плана и стратегии; внесение изменений в устав; формирование органов управления; реорганизация общества; увеличение уставного капитала; выплата дивидендов; распоряжение значимыми активами; заключение значимых сделок и т. п.

Корпоративный договор

Юридическая энциклопедия МИП онлайн — задать вопрос юристу » Гражданское право — разделы » Юр. лица » Корпоративный договор

Корпоративный договор необходим для нормального функционирования хозяйствующих субъектов.

Содержание

Корпоративный договор пришел в отечественную юриспруденцию из западного права. Он необходим для нормального функционирования хозяйствующих субъектов.

Понятие корпоративного договора

Понятие и правовая природа корпоративного договора представляет собой соглашение, где все участники приходят к единому согласованному порядку, по которому происходит регулирование корпоративных прав.

В связи с этим важно отметить следующие особенности его заключения, применения, а также содержания:

  • заключение происходит на договорных началах;
  • участниками такого соглашения могут быть все или определенная часть коллектива;
  • для реализации прав внутри соглашения оговариваются конкретные действия, направленные на достижение вышеуказанной цели;
  • в обязательном порядке необходимо уведомлять о таком соглашении общество;
  • в подписании могут участвовать третьи лица;
  • в судебном порядке могут быть оспорены решения органов субъекта, которые идут в разрез данному соглашению, если порядок реализации прав и выполнения обязанностей в нем оговорен;
  • предусматривается возможность более широкой трактовки вопросов, регулирование которых было обобщено уставами в обществах.

Предмет и функции корпоративного договора

Предмет договора изучает порядок осуществления участниками своих корпоративных прав и обязанностей.

Разграничивают корпоративные и имущественные права участника юридического лица.

Важно учесть, что корпоративный договор не есть документ, благодаря которому возникают какие-то новые права участников, несуществующие до приятия этого соглашения. Все они заранее определены уставом и законом.

Данный договор предписывает порядок их реализации определенным способом. Имущественное (вещное) право в таком соглашении касается распоряжением акциями, правом приобретения и продажи. Исходя из этого, корпоративный договор определяет зависимость сторон:

  • акционер может потребовать продать ему акции по оговоренной цене при определенных обстоятельствах. Чтобы была возможность у акционера реализовать это право, соответственно, предписывается и обязанность другого лица продать акции такому человеку;
  • акционер имеет право потребовать купить его акции по оговоренной цене и при определенных обстоятельствах. Соответственно, у другого лица возникает обязанность приобрести их на условиях, указанных выше;
  • акционер, владеющий малым пакетом акций, который не позволяет ему напрямую участвовать в управлении юридическим лицом, имеет право реализовать свои акции по той же, цене, по которой продает их мажоритарий.

При этом если лицо имеет желание приобрести ценные бумаги у акционера, который владеет большим пакетом акций, дающим ему право напрямую участвовать в управлении, тогда он обязан будет приобрести их по той же цене, как и у миноритария.

Корпоративный договор юридического лица может определить правила участия миноритариев в «единой команде» во внутренних вопросах управления. Как следствие, это также касается внешних хозяйственных отношений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *