Изменение Уголовно-процессуального кодекса РФ с 31 июля 2022 года

Документы

Президент подписал Федеральный закон «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статьи 31 и 151 Уголовно-процессуального
кодекса Российской Федерации».

  • Федеральный закон принят Государственной Думой 31 марта 2020 года и одобрен Советом Федерации 31 марта 2020 года.
  • Справка Государственно-правового управления
  • В соответствии с Федеральным законом Уголовный кодекс
    Российской Федерации дополняется статьёй 2071, устанавливающей ответственность за публичное распространение заведомо ложной информации об обстоятельствах,
    представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, в частности о чрезвычайных
    ситуациях, связанных с эпидемией, а также о принимаемых мерах по обеспечению
    безопасности населения и территорий, приёмах и способах защиты от этих
    обстоятельств.
  • За совершение указанного деяния предусматривается такое
    наказание, как штраф в размере от трёхсот тысяч до семисот тысяч рублей,
    обязательные работы на срок до трёхсот шестидесяти часов, исправительные работы
    на срок до одного года или ограничение свободы на срок до трёх лет.

Кроме того, Уголовный кодекс Российской Федерации
дополняется статьёй 2072, в соответствии с которой устанавливается
ответственность за публичное распространение заведомо ложной общественно
значимой информации, повлёкшее по неосторожности тяжкие последствия.

Если такие
последствия будут выражаться в причинении вреда здоровью человека, виновное
лицо может быть осуждено к штрафу в размере до одного миллиона пятисот тысяч
рублей, либо к исправительным работам на срок до одного года, либо к принудительным работам на срок до трёх лет, либо к лишению свободы на тот же
срок. В случае если указанное деяние повлекло по неосторожности смерть
человека, виновному лицу будут грозить штраф в размере до двух миллионов
рублей, либо исправительные работы на срок до двух лет, либо принудительные
работы на срок до пяти лет, либо лишение свободы на тот же срок.

В целях защиты граждан от угрозы распространения
инфекционных заболеваний вносятся изменения в статью 236 Уголовного кодекса
Российской Федерации, предусматривающую ответственность за нарушение
санитарно-эпидемиологических правил.

В частности, ответственность
устанавливается за нарушение таких правил не только в случае, если оно повлекло
по неосторожности массовое заболевание людей, но и в случае, если действиями
виновного лица создана угроза массового заболевания.

При этом максимальный срок
наказания в виде лишения свободы увеличен с одного года до двух лет. Кроме
того, вводится повышенная ответственность за нарушение санитарно-
эпидемиологических правил, повлёкшее по неосторожности смерть двух или более
лиц.

В этом случае предусмотрено наказание в виде принудительных работ на срок
от четырёх до пяти лет либо лишения свободы на срок от пяти до семи лет.

Федеральным законом корреспондирующие изменения вносятся в статьи 31 и 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в целях
уточнения подсудности и подследственности уголовных дел о преступлениях,
предусмотренных статьями 2071, 2072 и 236 Уголовного кодекса
Российской Федерации.

Президент подписал закон, регулирующий проведение допроса, очной ставки и опознания посредством ВКС

Владимир Путин подписал изменения в УПК РФ (Федеральный закон от 30 декабря 2021 г. № 501-ФЗ), который определяет порядок проведения допроса, очной ставки и опознания посредством видео-конференц-связи (законопроект № 1184595-7). Напомним, что на стадии рассмотрения проекта в Госдуме предусматривалось закрепление в УПК порядка проведения только онлайн-допросов.

В Госдуму вновь внесен законопроект об онлайн-допросахАвторы поправок доработали проект закона, расширив круг допрашиваемых лиц и уточнив условия, при которых онлайн-допрос невозможен

Закон определяет полномочия следователя и дознавателя давать, соответственно, следователю, дознавателю или органу дознания в порядке, предусмотренном ст. 189.1 УПК, обязательное для исполнения письменное поручение об организации участия в следственном действии лица, чье участие признано необходимым.

В частности, в УПК внесена ст. 189.1, согласно ч. 1 которой следователь или дознаватель вправе провести допрос, очную ставку, опознание путем использования ВКС государственных органов, осуществляющих предварительное расследование, при наличии технической возможности по правилам ст. 164 и гл. 26 УПК с учетом особенностей, установленных ст. 189.1 Кодекса.

Так, в случае необходимости проведения допроса, очной ставки, опознания по ВКС следователь или дознаватель, которым поручено производство расследования, направляет следователю, дознавателю или в орган дознания по месту нахождения лица, участие которого необходимо, письменное поручение об организации его участия в следственном действии.

Протокол составляется с соблюдением требований УПК с учетом особенностей его подписания, установленных ст. 189.1 Кодекса, следователем или дознавателем, которым поручено производство расследования.

В протоколе указываются дата, время и место производства следственного действия по месту как составления протокола, так и нахождения лица, указанного в ч. 2 ст. 189.1 УПК.

Записи о разъяснении участникам следственного действия, находящимся вне места производства расследования, их прав, обязанностей, ответственности и порядка производства следственного действия, а также об оглашении им протокола удостоверяются подписями участников следственного действия, о чем у них берется подписка.

Отмечается, что в ходе следственных действий обязательно применение видеозаписи, материалы которой приобщаются к протоколу следственного действия.

При этом проведение допроса, очной ставки, опознания путем использования систем ВКС не допускается в случае возможности разглашения государственной или иной охраняемой федеральным законом тайны либо данных о лице, в отношении которого приняты меры безопасности.

В комментарии «АГ» управляющий партнер, адвокат АБ Criminal Defense Firm Алексей Новиков заметил, что изначально в законопроекте отсутствовало указание на полномочия должностного лица, уполномоченного в соответствии с УПК инициировать проведение допроса, очной ставки, опознания по ВКС, – т.е.

фактически этими полномочиями следователь и дознаватель наделялись исключительно в ст. 189.1 УПК. Однако ни в ст. 38 Кодекса, которая регламентирует полномочия следователя, ни в ст. 41, раскрывающей компетенцию дознавателя, о таких полномочиях не упоминалось, что вело к правовой неопределенности.

В данный момент эти пробелы устранены, заметил эксперт.

Что касается эффективности нового инструмента, здесь больше вопросов нежели ответов, считает Алексей Новиков: видео-конференц-связь уже не первый год используется при рассмотрении уголовных дел по существу, а также при продлении сроков содержания под стражей.

«Полученный опыт позволяет заключить, что технические средства связи, которые при этом используются, оставляют желать лучшего: постоянные обрывы, плохая слышимость и иные сопутствующие технические сбои вряд ли способствуют проведению того или иного следственного действия в нормальных условиях без потери качества», – пояснил он.

«Каким образом дистанционно будет предъявляться в соответствии со ст.

193 УПК для опознания документ или подпись в нем? Как опознающий будет определять опознаваемого по мельчайшим чертам лица или голосу? Способны ли технические средства, на приобретение которых потребуются существенные бюджетные вливания, обеспечить надлежащее качество? Думаю, нет. Современную аппаратуру можно встретить исключительно в центральных ведомствах, да и то не у каждого следователя или дознавателя», – отметил Алексей Новиков.

По его мнению, помимо перечисленных проблем наиболее остро стоит вопрос о соблюдении прав участников следственных действий с использованием ВКС. «Как усматривается из закона, обязательна только запись видеосвязи, т.е.

то, что происходит за объективами камер, будет скрыто от остальных участников следственного действия. В моей практике встречались случаи, когда свидетель обвинения давал правдивые, но невыгодные обвинению показания. В этот момент видео-конференц-связь прерывалась якобы по техническим причинам.

Уже на следующее заседание свидетель приходил “подготовленный”: четко и последовательно рассказывал исключительно то, что нужно гособвинителю, а вопросы стороны защиты отказывался даже понимать.

Будем надеяться на порядочность правоприменителей, однако уповать исключительно на нее, полагаю, не стоит – необходимо уже сейчас разрабатывать контрмеры для противодействия возможному нарушению прав доверителей», – полагает он.

Юрист АБ «ЗКС» Олег Востряков отметил, что редакция законопроекта, внесенного в Госдуму, наделяла дознавателя и следователя полномочиями на проведение с использованием ВКС только одного следственного действия – допроса и только из ограниченного числа участников уголовного судопроизводства: потерпевшего, свидетеля, специалиста, эксперта. Принятый закон позволяет дознавателю и следователю проводить не только допрос, но и очную ставку, и опознание, при этом указанные должностные лица не ограничены конкретным перечнем участников судопроизводства.

Кроме того, изменены особенности подписания протоколов следственных действий, проведенных с использованием ВКС: если ранее законодателем предлагалось наделить обязанностью составления и подписания протокола следственного действия следователя и дознавателя – исполнителя поручения, то в принятых поправках в УПК на исполнителя возложена обязанность удостоверить личность участника следственного действия, находящегося вне места производства предварительного расследования, разъяснить ему его права и обязанности, а после проведения следственного действия взять подписку, в то время как на инициатора поручения возложены основные функции – составление и оглашение протокола.

Читайте также:  Получение алиментов в браке: особенности оформления и получения выплат без развода, размер, документы

«Стоит отметить, что теперь следователь уполномочен давать обязательное для исполнения письменное поручение дознавателю, чего ранее нормами УПК не предусматривалось.

Кроме того, при проведении очной ставки с использованием ВКС исключается одна из основных целей указанного следственного действия – изучение взаимоотношений между допрашиваемыми лицами, поскольку при использовании ВКС лица не находятся в одном помещении, в связи с чем в ходе очной ставки могут скрыть свое эмоциональное состояние.

Также следователь или дознаватель не могут оценить психологическое состояние допрашиваемого лица и, как следствие, правдивость его показаний», – считает Олег Востряков.

Эксперт полагает, что проведение следователем или дознавателем следственных действий с применением ВКС может значительно уменьшить финансовые и временные затраты участников уголовного судопроизводства, поскольку последним не придется преодолевать значительные расстояния для участия в следственных действиях. Вместе с тем принятые изменения позволяют сократить сроки расследования лишь по некоторым составам преступления, поскольку для установления всех обстоятельств уголовного дела необходимо проведение комплекса ОРМ, следственных действий и ряда судебных экспертиз, что требует значительных временных затрат.

Введенные в УПК нормы серьезно нарушают право на защиту

14 января 2022 г. 14:09

В ФПА РФ прокомментировали изменения в УПК РФ, которые определяют порядок проведения допроса, очной ставки и опознания в дистанционном формате

Как сообщалось, 30 декабря 2021 г. Президент РФ Владимир Путин подписал Федеральный закон № 501-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» (далее – Закон № 501-ФЗ), регулирующий проведение допроса, очной ставки и опознания посредством видео-конференц-связи.

На стадии рассмотрения законопроекта в Государственной Думе ФС РФ предусматривалось закрепление в УПК РФ порядка проведения только онлайн-допросов. 10 января 2022 г. Закон № 501-ФЗ вступил в силу. В Федеральной палате адвокатов РФ высказали мнения о некоторых его положениях.

Член Совета ФПА РФ Татьяна Проценко подчеркнула, что проведение дистанционного допроса без ущемления прав подозреваемого или обвиняемого возможно только с согласия стороны защиты, а проведение очной ставки и опознания посредством ВКС нарушает суть данных процессуальных действий.

По мнению статс-секретаря ФПА РФ Константина Добрынина, во всех случаях решительно невозможно согласиться с дистанционным способом проведения очных ставок и особенно опознаний, поскольку достоверность таких процессуальных действий и их результатов будет априори весьма сомнительна.

Напомним, что Закон № 501-ФЗ определяет полномочия следователя и дознавателя давать, соответственно, следователю, дознавателю или органу дознания в порядке, предусмотренном ст. 189.1 УПК РФ, обязательное для исполнения письменное поручение об организации участия в следственном действии лица, чье участие признано необходимым.

В частности, в УПК РФ внесена ст. 189.1, согласно ч. 1 которой следователь или дознаватель вправе провести допрос, очную ставку, опознание путем использования ВКС государственных органов, осуществляющих предварительное расследование, при наличии технической возможности по правилам ст. 164 и гл. 26 УПК РФ с учетом особенностей, установленных ст. 189.1 Кодекса.

Так, в случае необходимости проведения допроса, очной ставки, опознания по ВКС следователь или дознаватель, которым поручено производство расследования, направляет следователю, дознавателю или в орган дознания по месту нахождения лица, участие которого необходимо, письменное поручение об организации его участия в следственном действии.

Протокол составляется с соблюдением требований УПК РФ с учетом особенностей его подписания, установленных ст. 189.1 Кодекса, следователем или дознавателем, которым поручено производство расследования. В нем указываются дата, время и место производства следственного действия по месту как составления протокола, так и нахождения лица, указанного в ч. 2 ст.

189.1 УПК РФ.

Записи о разъяснении участникам следственного действия, находящимся вне места производства расследования, их прав, обязанностей, ответственности и порядка производства следственного действия, а также об оглашении им протокола удостоверяются подписями участников следственного действия, о чем у них берется подписка.

Также отмечается, что в ходе следственных действий обязательно применение видеозаписи, материалы которой приобщаются к протоколу следственного действия.

При этом проведение допроса, очной ставки, опознания путем использования систем ВКС не допускается в случае возможности разглашения государственной или иной охраняемой федеральным законом тайны либо данных о лице, в отношении которого приняты меры безопасности.

Большие опасения

Член Совета ФПА РФ Татьяна Проценко заметила, что допрос свидетеля с использованием ВКС уже достаточно широко используется в процессе судебного следствия.

И зачастую он необходим именно стороне защиты, когда свидетель по тем или иным причинам не может явиться в суд, рассматривающий дело, а вопросы у защитника имеются и оглашения данных на предварительном следствии показаний недостаточно.

На стадии предварительного следствия такая возможность не была предусмотрена Уголовно-процессуальным кодексом РФ, и введение данной нормы в УПК РФ является необходимым и своевременным, но с учетом достаточно серьезных ограничений. К сожалению, в том виде, в каком эта норма введена в УПК РФ, она серьезно нарушает право на защиту, считает член Совета ФПА РФ.

Татьяна Проценко подчеркнула, что проведение дистанционного допроса без ущемления прав подозреваемого или обвиняемого возможно только с согласия стороны защиты, поскольку при такой процедуре могут оставаться неразрешимые сомнения в достоверности показаний и законности процесса их получения, которые могут трактоваться только в пользу обвиняемого. Однако внесенные в УПК РФ изменения предусматривают проведение такого допроса по решению следователя без учета мнения стороны защиты.

По мнению члена Совета ФПА РФ, «введение в УПК РФ возможности проведения очной ставки и опознания посредством ВКС вызывает большие опасения, поскольку нарушает суть этих процессуальных действий, однако дает возможность следствию процессуально закрепить “сомнительный результат”».

Очная ставка – это одновременный допрос двух лиц, при котором не только следователь задает вопросы участникам, но и участники вправе задать вопросы друг другу. Это следственное действие проводится с целью устранить противоречия в показаниях разных лиц, и достигается она неким «психологическим воздействием» (не каждый может оговорить человека, глядя ему в глаза).

«В этом состоит ценность очной ставки, – уточнила Татьяна Проценко. – Оценивая доказательства, суд с большим доверием относится к показаниям, данным на очной ставке, нежели к показаниям, данным в ходе допроса. Очная ставка, проведенная дистанционно, лишена всех этих нюансов и по сути является обычным дистанционным допросом.

Вместе с тем суд будет оценивать ее именно как очную ставку».

Татьяна Проценко считает, что, возможно, в каких-то случаях дистанционный способ проведения очной ставки может быть приемлемым для стороны защиты, но тогда проводиться она должна только с согласия обвиняемого и защитника, а не по единоличному решению следователя.

Проведение же дистанционного опознания, по мнению Татьяны Проценко, вообще невозможно.

Законом предусмотрено право защитника присутствовать на опознании, заявлять ходатайства, вносить замечания в протокол следственного действия.

При проведении опознания посредством ВКС адвокат физически не сможет присутствовать в двух местах одновременно – и в месте, где находится подозреваемый, и в месте, где находится опознающий (потерпевший, свидетель).

«Фактически следственное действие будет проводиться в месте, где находится опознающий, а там, где подозреваемый, будет просто демонстрация опознаваемых лиц и статистов.

Обеспечить законность проведения такой процедуры, воспрепятствовать недобросовестному воздействию на опознающего со стороны правоохранительных органов, что достаточно часто встречается, адвокат уже просто не сможет», – отметила член Совета ФПА РФ.

Закон должен быть уточнен

Статс-секретарь ФПА РФ Константин Добрынин выразил мнение, что сам по себе способ дистанционного допроса свидетеля, специалиста или эксперта по уголовному делу с использованием возможностей надежных каналов связи – прогрессивное законодательное решение (подробно свою позицию Константин Добрынин изложил в своем мнении). По его словам, инициатива «дистанционного допроса» появилась около семи лет назад, в ее разработке участвовали адвокаты и сам Константин Добрынин. Изначально предполагалось, что дистанционный допрос будет факультативным способом получения свидетельских показаний, для применения которого предлагалось законодательно установить ограничения, а также выяснять мнение участников таких процессуальных действий по поводу возможности и целесообразности проведения дистанционного допроса.

Константин Добрынин отметил, что при проведении допроса посредством ВКС должен быть технически точно решен вопрос о том, в каком порядке во время данного следственного действия предъявляются и исследуются документы, иные письменные материалы, вещественные доказательства, как приобщаются к делу представленные свидетелем документы и другие материалы. Если это невозможно сделать надежно и корректно для последующей оценки доказательств, то очевидно невозможен и сам дистанционный допрос с использованием таких материалов. И все это, безусловно, должно быть точно и полно отражено в норме закона, уточнил статс-секретарь ФПА РФ.

По его мнению, во всех случаях решительно невозможно согласиться с дистанционным способом проведения очных ставок и особенно опознаний, поскольку достоверность таких процессуальных действий и их результатов будет априори весьма сомнительна.

Читайте также:  Правила и нормы безопасности труда на предприятии в 2022 году

При этом такой способ их проведения по очевидным причинам существенно облегчает возможность оказания недопустимого воздействия на ключевых участников, в первую очередь – на опознающее лицо, а также на «разъединенных» участников очной ставки.

Константин Добрынин отметил, что теперь задача адвокатского сообщества – отслеживать в течение ближайшего времени практику применения Закона № 501-ФЗ, консолидировать и систематизировать в органах адвокатской корпорации сведения о любых злоупотреблениях и нарушениях и, если они будут, обратиться в ФС РФ с конкретными предложениями по уточнению принятого закона. Статс-секретарь ФПА РФ убежден, что Закон № 501-ФЗ должен быть уточнен.

Анна Стороженко

Изменения в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации

12 июля 2021 года вступили в силу ряд федеральных законов, вносящих изменения в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации.

Так, Федеральным законом от 1 июля 2021 г. № 281-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» значительно усиливается уголовная ответственность в сфере незаконного оборота оружия.

В частности, статья 222 УК РФ изложена в новой редакции, предусматривающей семь частей. Преступления, связанные со сбытом огнестрельного оружия, его основных частей и боеприпасов, выделены в отдельные составы.

Положения действующей редакции части четвертой перенесены в новую часть седьмую и дополнены ответственностью за незаконный сбыт пневматического оружия с дульной энергией свыше 7,5 Дж, а также основных частей и патронов к гражданскому огнестрельному гладкоствольному длинноствольному оружию и огнестрельному оружию ограниченного поражения.

Кроме того, в примечаниях 2 и 3 к указанной статье даны определения огнестрельного оружия и боеприпасов, к числу которых отнесены патроны.

Федеральным законом от 1 июля 2021 г.

№ 258-ФЗ «О внесении изменения в статью 2641 Уголовного кодекса Российской Федерации» в новой редакции изложена статья 2641 УК РФ. Теперь в части второй предусмотрена повышенная ответственность за управление транспортным средством в состоянии опьянения лицом, имеющим судимость по данной статье, а также частям второй, четвертой и шестой статьи 264 УК РФ.

Согласно Федеральному закону от 1 июля 259-ФЗ «О внесении изменения в статью 2282 Уголовного кодекса Российской Федерации» статья 2282 УК РФ дополнена примечанием, предусматривающим освобождение от уголовной ответственности в случае нарушения правил оборота наркотических средств и психотропных веществ, совершенного по неосторожности при осуществлении медицинской деятельности и повлекшего их утрату, если такая утрата не причинила вреда охраняемым уголовным законом интересам.

Федеральным законом от 1 июля 2021 г.

№ 293-ФЗ «О внесении изменений в статью 1711 Уголовного кодекса Российской Федерации» части первая и третья статьи 1711 УК РФ дополнены положениями, устанавливающими ответственность за производство, приобретение, хранение, перевозку в целях сбыта или сбыт товаров и продукции с использованием заведомо поддельных средств идентификации для маркировки товаров.

Правовой отдел УМВД России по Калужской области

Изменения в УПК, которые коснулись уголовных дел по налоговым преступлениям. Что это значит для бизнеса? | Rusbase

Девятого марта президентом РФ подписан федеральный закон № 51-ФЗ «О внесении изменений в статьи 140 и 144 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации». 

Этот закон направлен на совершенствование правовой системы законодательства. Он касается налоговых преступлений и преступлений, связанных с обязательным социальным страхованием от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. 

Советник департамента юридической практики Alliance Legal Consulting Group Никита Роженцов, специалист в области предпринимательского, корпоративного и налогового права, рассказывает о том, какие последствия для бизнеса принесут предлагаемые правительством нововведения.

Изменения в УПК, которые коснулись уголовных дел по налоговым преступлениям. Что это значит для бизнеса? Алина Пак

До принятия законопроекта органы следствия могли начать уголовное преследование, не дожидаясь материалов из Инспекции федеральной налоговой службы (ИФНС). На практике это приводило к необъективному расследованию: как в части оценки фактов дела, так и определения сумм недоимки по налогу. 

Однако теперь поводом для возбуждения уголовного дела о налоговых преступлениях будут служить только материалы, которые подготовлены налоговыми инспекциями и направлены следственным органам. 

Такой порядок действовал в период 2011-2014 годов и был следствием общего тренда, направленного на либерализацию уголовного законодательства. Впоследствии в 2014 году от этой процедуры решили отказаться, вернув органам следствия утраченные ранее полномочия. 

Новая «оттепель» в уголовно-правовой сфере нужна для того, чтобы снять излишнюю нагрузку на бизнес во время непростой экономической ситуации в стране. 

Каковы плюсы от изменений?

  • Наиболее значимый эффект от принятых в УПК РФ законов — повышение объективности при расследовании дел. 

Органы следствия в первую очередь должны руководствоваться материалами, которые были подготовлены именно налоговой службой. Только она может контролировать, соблюдается ли законодательство о налогах и сборах.

Основанная с учетом мнения налогового органа позиция следствия — это гарант соблюдения законности при расследовании уголовного дела. 

  • Новый порядок начала уголовного преследования должен исключить ситуации, при которых следственными органами и ИФНС допускается разная оценка одних и тех же фактов хозяйственной жизни налогоплательщика.

На практике не редкие случаи, когда в отношении налогоплательщика имеет место как решение о привлечении его к налоговой ответственности, так и постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Нововведения должны сгладить подобные противоречия в правоприменении. 

  • Принятое по итогам налоговой проверки решение ИФНС должно учитывать позицию налогоплательщика, который имеет право представить возражения на акт налоговой проверки.

В случае направления ИФНС материалов в адрес следственных органов, последние будут иметь возможность всесторонней правовой оценки доводов не только фискального ведомства, но и самого налогоплательщика, что также повышает качество расследования уголовного дела. 

  • Нововведение с высокой степенью вероятности приведет к уменьшению количества уголовных дел (как это было в период 2011-2014 годов). Результатом этого станет снижение нагрузки не только на бизнес, но и на правоохранительные органы. 

Стоит ли ожидать в ближайшее время иные послабления для бизнеса?

Думаю, да. Например, уже отменены до конца 2022 года проверки в отношении малого и среднего бизнеса и IT-компаний.

До 1 июня 2022 года налоговые органы не будут блокировать операции по счетам: налогоплательщики, которые понесли ущерб из-за санкций, смогут обратиться в ИФНС по месту учета, чтобы отложить сроки применения мер взыскания до предельных в соответствии с налоговым законодательством.

Наконец, с 9 марта 2022 года и на неопределенный срок налоговые органы приостанавливают подачу заявлений о банкротстве должников: приоритетом в работе ИФНС станет содействие в реорганизации задолженности. 

На мой взгляд, можно ожидать определенные послабления не только в части налоговых, но и других экономических преступлений (мошенничество, присвоение или растрата, злоупотребление полномочиями и др.). 

Фото на обложке: Shutterstock / Africa Studio

Подписывайтесь на наш Telegram-канал, чтобы быть в курсе последних новостей и событий!

Судопроизводство в рамках разумного

Госдума приняла в первом чтении поправки к Уголовно-процессуальному кодексу (УПК), определяющие сроки разумного уголовного судопроизводства.

Читайте также:  Рефинансирование микрозаймов с просрочками — кто и за сколько

Действующие нормы закона позволяют не включать в них периоды, порой исчисляющиеся годами, которые проходят от подачи заявления о преступлении до возбуждения уголовного дела.

Сам законопроект был разработан на основе решения Конституционного суда (КС), рассмотревшего жалобу мужчины из Коми, почти девять лет ждавшего правосудия. Эксперты полагают, что поправки помогут потерпевшим отстаивать свои права.

Рассмотренный во вторник депутатами законопроект о внесении поправок в ст. 6.1 УПК «Разумный срок уголовного судопроизводства» был подготовлен на основании решения КС, вынесенного еще летом прошлого года, в котором законодателям предлагалось скорректировать содержащиеся в ней нормы. Поводом стало обращение в КС жителя Республики Коми.

Он еще летом 2009 года написал заявление о преступлении, но уголовное дело было возбуждено только через шесть лет. Закончилось же все вынесением обвинительного приговора. Мужчина посчитал, что было нарушено его право на уголовное судопроизводство в разумный срок, подав в суды соответствующие иски с требованием компенсации.

Правда, при этом он натолкнулся на отказ — суды посчитали, что сам срок судопроизводства исчисляется не с момента подачи заявления, а со дня, когда было начато расследование, и его признания потерпевшим.

Разница была весьма существенной — с обращения в правоохранительные органы до вступления приговора в законную силу прошло почти девять лет, а судопроизводство продолжалось, как посчитали власти, немногим более двух лет, из которых девять месяцев приходилось непосредственно на предварительное следствие.

В КС пришли к выводу, что закрепленные в УПК нормы исчисления сроков разумного судопроизводства в первую очередь защищают права подозреваемых и обвиняемых, тогда как защита прав жертв преступных проявлений при затягивании судопроизводства крайне затруднена.

Суд особо указал, что потерпевший становится таковым, именно когда ему был причинен вред, а не в тот момент, когда это процессуально оформил следователь или дознаватель. Потому КС признал не соответствующей основному закону страны норму УПК, позволяющую не учитывать в сроке разумного судопроизводства временной промежуток между подачей заявления и возбуждением дела в случае, если все завершилось обвинительным приговором.

Советник Федеральной палаты адвокатов России Евгений Рубинштейн пояснил “Ъ”, что за последний год КС несколько раз проверял конституционность ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ.

«Сначала было признано неконституционным то, что эта норма не учитывала при определении разумного срока период со дня подачи потерпевшим заявления о преступлении и до момента возбуждения уголовного дела в случаях, когда производство по данному делу завершилось постановлением обвинительного приговора, а затем, что эта норма не учитывала период с подачи заявления и до возбуждения дела в случаях, когда производство по нему было прекращено в связи со смертью»,— сообщил господин Рубинштейн. Он отметил, что каждый раз суд предписывал внести изменения в УПК РФ. «В результате исчисление разумного срока уголовного судопроизводства должно начинаться с конкретного юридического факта — подачи заявления о преступлении»,— заявил Евгений Рубинштейн, отметив, что данная формулировка должна заменить размытое понятие «с момента начала уголовного преследования». «Между тем вряд ли можно надеяться на то, что предлагаемые изменения повлияют на сокращение сроков так называемых доследственных проверок»,— считает эксперт. Он убежден, что причины неоправданно затянутых сроков кроются в «архаичной структуре» самого возбуждения уголовного дела и негативном отношении к его прекращению.

Между тем адвокат Марина Ярош заявила “Ъ”, что изменения в законодательстве могут положительно повлиять как на расследование уголовных дел, так и на проведение проверок.

«По закону на проверку и принятие процессуального решения у нас дается до 30 дней, но реально это длится месяцами»,— пояснила она, особо отметив, что результаты этих проверок могут как использовать для возбуждения дела, так и положить под сукно.

«Если поправки примут, последнее сделать будет сложно, так как появится возможность обжаловать в суде действия следствия как нарушение сроков разумного судопроизводства»,— считает госпожа Ярош. Она отметила, что ранее суды постоянно отказывали в таких жалобах, но надеется, что скоро «будут обращать на них внимание».

В свою очередь, общественный представитель бизнес-омбудсмена адвокат Дмитрий Григориади заявил “Ъ”, что решения КС и поправки депутатов Госдумы «крайне позитивны». «У меня в практике было много случаев с бесконечными доследственными проверками, которые позволяли кошмарить бизнес»,— сообщил представитель Бориса Титова, отметив, что «такая карусель продолжается уже 15 лет». «Теперь у нас будет почва для дальнейших действий»,— уверен господин Григориади.

Сергей Сергеев

Кабинет предложил ограничить возбуждение дел по налоговым преступлениям — РБК

Как идею оценивают эксперты

Эксперты в области налогового права рассматривают законопроект как попытку снижения нагрузки на предпринимателей в условиях санкций, последовавших после начала российской военной операции на Украине.

«Это благоприятная мера в части привлечения к уголовной ответственности за неуплату налогов и социальных отчислений, — говорит СЕО консалтинговой группы vvCube Вадим Ткаченко. — Реализация предложения уменьшит давление на бизнес — количество подобных дел может снизиться на 80%».

Эксперты уверены, что либерализация УПК повлияет на налоговые расследования с коррупционной составляющей.

В существующей практике силовики могут самостоятельно возбуждать уголовное производство, уведомив об этом налоговый орган. Сделать заявление о совершении налогового преступления может любое третье лицо.

Этим часто пользуются недобросовестные бизнесмены для инициации проверок своих конкурентов.

«Сейчас уголовные дела могут возбуждаться без материалов налоговых служб — например, по жалобе работника или сообщению о налоговом преступлении из другого источника», — поясняет директор юридических компаний «Налоговый щит» Владислав Брызгалин.

По его словам, были ситуации, когда доследственные проверки и оперативные мероприятия проводились до установления налогового правонарушения Федеральной налоговой службой (ФНС).

Нередко правоохранители присутствовали на комиссии по легализации налоговой базы, и если на ней шла речь о размере возможной недоимки от 15 млн руб., то могли подключаться к делу самостоятельно.

Налоговый орган априори может качественнее провести экспертизу недоплаченных налогов, отметила председатель коллегии адвокатов «Адамова и Партнеры» Ирина Адамова.

«Сотрудники ФНС должны понимать всю структуру взимания конкретного налога, уменьшения налогооблагаемой базы, т.е. понимать теорию налогового права.

В этом случае остается надеяться на более компетентную налоговую проверку», — сказала она.

Кроме того, в рамках налоговой проверки есть возможность досудебного урегулирования, добавила Адамова. До решения о привлечения к ответственности у предпринимателя есть правовые способы возражать по доводам налогового инспектора о доначислении и объяснить налоговому органу, каким способом он исчислял и уплачивал налоги, а также предоставить дополнительные документы.

«Сначала налоговые органы проводят проверку и составляют акт. Этот акт оспаривается, они принимают решение, которое также вступает в силу только после обжалования. И уже тогда материалы передаются в правоохранительные органы. Соответственно, обоснованность решения в таких условиях возрастает», — добавил Владислав Брызгалин.

Эксперты также утверждают, что законопроект избавит компании от двойных проверок, когда то или иное юрлицо одновременно проверяет и налоговый орган и, например, полиция.

«Поправки воспрепятствуют задваиванию проверок, — говорит партнер Novator Legal Group адвокат Олег Дьячков. — Факт уклонения от уплаты налогов должен устанавливать только налоговый орган. Если в ходе налоговой проверки были уплачены все начисления, то никаких претензий в адрес бизнеса от других правоохранителей быть не должно».

Некоторые эксперты, впрочем, сомневаются, что реализация этой инициативы поможет бизнесу. «Сегодня в 90 процентах случаев наличие состава налогового преступления находят именно налоговые органы в ходе своих проверок», — говорит партнер фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Горбунов.

По его словам, поправки вряд ли способны повлиять на статистику и практику. К тому же смягчение законодательства несет в себе опасность перехода бизнеса на серые заплаты полностью или частично, а также на наличные обороты, считает партнер налоговой практики BMS Law Firm Давид Капианидзе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *