Что такое «явное неуважение к государству»?

07 марта 2019 года Государственная дума РФ в третьем и окончательном чтении приняла закон, который устанавливает повышенные административные штрафы за (законопроект № 606596-7) оскорбление государства в сети «Интернет». Среди обычных пользователей закон более известен как «закон об оскорблении власти».

Что такое «явное неуважение к государству»?

Основной смысл его заключается в том, что ст.20.

1 Кодекса об административных правонарушениях дополняется частями 3-5, из которых следует, что распространение в сети «Интернет» недостоверной информации, выражающей в неприличной форме, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность в интернете явное неуважение к государству, официальным государственным символам Российской Федерации, Конституции Российской Федерации или органам, осуществляющим государственную власть в Российской Федерации, теперь будет наказываться штрафом до 100 000 рублей, а при неоднократном нарушении – штрафом до 300 000 рублей, либо административным арестом до 15 суток.

Другим законопроектом упрощается порядок ликвидации из сети «Интернет» недостоверной информации. Скорость сокращается до 1 суток (правда история с «Телеграмм» показывает, что это не всегда реально).

Первое, на что обратили внимание правозащитники и юрист Ступин Е.В.

, а что же такое «явное неуважение к государству, его органам» ? Например, критика мэра Москвы за отсутствие внедрения раздельного сбора отходов является явным неуважением к нему или нет? Является ли неуважением критика департамента образования Москвы за отсутствие попыток разрыва контракта на поставку питания с ООО «Комбинат питания «Конкорд» после вспышки дизентерии в детских садах Москвы? Очевидно, что ответы на эти вопросы теперь будут решать правоприменители, то есть сотрудники полиции. Именно их субъективная точка зрения будет положена во главу угла при определении термина «явное неуважение». В настоящее время представляется, что подобные расплывчатые формулировки нового закона могут привести к массовым злоупотреблениям правом со стороны правоохранительных органов, что дополнительно усилит напряженность в обществе.

Изучив закон, я задумался, а что если мы что-то не знаем, а разработчики закона (депутаты и сенаторы от партии «Единая Россия» уже знаменитые Д.Ф. Вяткин, А.А. Клишас и др.) на самом деле глубоко изучили вопрос, по их заказу проведено научное исследование?

Мнение адвоката по арбитражным спорам Ступина Евгения

Обратился к пояснительной записке к законопроекту (представлена на сайте Государственной думы), в которой должны быть представлены цели и обоснование законопроекта, но, к сожалению, в этом одностраничном документе нет ни единой ссылки на какие-либо исследования, нет расчетов о том, что данный законопроект должен улучшить, каким образом он повлияет на состояние общества, отсутствуют ссылки на каких-либо социологов, опросы фондов, изучающих общественное мнение и т.д. В пояснительной записке имеется лишь констатация утверждаемого предположения, что предлагается дополнить КоАП РФ данными изменениями.

Очевидно, что при полном отсутствии обоснования изменений в закон говорить о его необходимости, важности и целесообразности не представляется возможным.

Качество подготовки и обсуждения законопроектов продолжает оставаться на чрезвычайно низком уровне.

К сожалению, при существующем составе Государственной думы РФ не просматривается условий для повышения уровня законотворческой деятельности депутатов и сенаторов.

Пояснительная записка к законопроекту

Что такое «явное неуважение к государству»?

Власть требует уважения: оскорбления чиновников в интернете приравняют к хулиганству

В Госдуму внесен законопроект, который предусматривает административную ответственность за распространение в интернете информации, которая выражает «в неприличной форме явное неуважение» к государству, госсимволам, обществу. По сути, поправки приравнивают такие материалы к «мелкому хулиганству», за что можно получить 15 суток ареста.

Кроме того, депутаты рассмотрят идею наказывать рублем журналистов и СМИ за распространение fake news, но если в данном случае можно хотя бы понять, что имеется в виду, то что такое «явное неуважение» – неясно совсем.

Пока законопроект рассматривается в Общественной палате и СПЧ, где предварительно назвали инициативу непродуманной и указали на то, что такие идеи нужно заранее обсуждать с обществом, а уже потом вносить в Госдуму.

Впрочем, как с обществом ни «обсуждали» пенсионную «реформу» – все равно пришли к одному. И тут может быть то же самое.

Свое «явное неуважение» к тому, как «охранительские» порывы все больше превращаются в комедию, в которой государство и общество живут в параллельных измерениях, для Накануне.RU высказал журналист, экс-член Совета при президенте по правам человека Максим Шевченко.

– Как смотрите на такую инициативу?

Что такое «явное неуважение к государству»?– Что такое «неуважение»? Что это за юридическая формулировка? Как можно оценить «неуважение»? Вот, например, карикатура – это уважение или неуважение? Если неуважение, то, таким образом, многие зарубежные издания, которые рисуют карикатуры, изображая Россию в виде медведя, или двуглавого орла, или Путина – проявляют неуважение? То есть подспудно законодатели объявили войну всем карикатуристам мира! Ну, это их право…

Верноподданнический и охранительный маразм не знает границ.

– А если будет формулировка, связанная именно с оскорблениями?

– Тут тоже непонятно, что обсуждать. Оскорбление – это ведь тоже относительная вещь… Кого-нибудь назовешь «звездочет», он оскорбится, скажет: «Я не звездочет, я астроном».

Или вот есть мы, журналисты. Нам скажут – эй, вы, писаки – вот мы оскорбились, а они «попали на бабки», получается? А по сути, что такое оскорбление? Оскорбление – это внутренние эмоциональные переживания человека.

– Тогда зачем все это нужно?

– Это все пиар-копошения, попытка показать себя такими важными государственниками и значительными политическими персонами, которые заботятся якобы о государстве. Принимая одной рукой пенсионную «реформу», залезающую в карман огромному количеству россиян, они одновременно надувают щеки и пытаются показать, какие они важные охранители столпов и твердынь. Это комедия какая-то.

– Может быть, хотят просто запретить критику?

– Им критика никогда не мешала. Хотят – слушают, не хотят – не слушают, какая им разница? Как критика влияет на их законопроекты?

Хоть раз что-то, что критиковал народ, чего народ не хотел, против чего были демонстранты, даже соцопросы – разве подвигали их на принятие не того, что им прикажет принять начальство? Конечно, нет.

– И при этом они спокойно могут высказаться про то, что «государство ничего не должно», и за это получат только выговор…

– Есть прекрасное определение «классовое самосознание» – это классовое сознание угнетателей и паразитов, которые захватили власть, пробрались наверх разными способами – кто криминальными, кто коррупционными, кто через постель (и женщины, и мужчины, кстати). И они ощущают себя правящим классом. Это нормально для них.

Как Володин сказал, что Россия есть Путин, вот поэтому жизнь Путина – это история Россия. И история жизни всех, кто ему клянутся в верности, заглядывают в глаза по-щенячьи, – это и есть история России. Это называется «самосознание класса угнетателей».

У нас сформировался класс угнетателей и паразитов. А угнетенные – это большая часть населения.

– Кажется, вы только что высказали «явное неуважение»!

– Неуважение я им выскажу в лицо с удовольствием в любой момент. Хотя отдельных людей я уважаю, которых хорошо знаю лично.

– И все-таки – протащат этот законопроект или спустят на тормозах?

– Если начальство скажет – любой законопроект сразу принимают. Эти инициативы – какая-то сплошная комедия. Большая часть страны уже давно живет параллельно этому государству, и так, видимо, и будет дальше жить.

В россии запретят оскорбительные посты о власти и фейковые новости. как это будет работать

Сенаторы Людмила Бокова, Андрей Клишас и депутат Госдумы Дмитрий Вяткин вынесли на рассмотрение парламенту два законопроекта, в которых предусматривается ответственность за публикации в интернете и СМИ.

В этот раз представители власти намерены ограничить доступ к материалам, содержащим «явное неуважение к государству», а также ввести штрафы за распространение недостоверной информации. 66.

RU разобрался в том, что означают новые поправки.

В чем суть новых законодательных инициатив

Бокова, Клишас и Вяткин считают, что оценкой спорных материалов должна заниматься Генпрокуратура. Блокировка контента произойдет в случае, если ведомство обратится в Роскомнадзор. За размещение таких материалов нарушителям грозят штрафы от тысячи до пяти тысяч рублей или административный арест сроком до 15 суток.

Авторы предлагают применять против таких нарушений те же меры, что и в случаях осуществления экстремистской деятельности и призывов к массовым беспорядкам. Также публикацию таких сведений хотят приравнять к злоупотреблению свободой массовой информации, если речь идет о СМИ.

Правонарушителям могут грозить штрафы: для физических лиц на сумму от трех до пяти тысяч рублей, для должностных — от 30 тысяч до 50 тысяч рублей, для юридических — от 400 тысяч до миллиона рублей.

В пояснительных записках Бокова, Клишас и Вяткин пишут, что интернет является общественным пространством, в котором должны «соблюдаться правила допустимого поведения». Эти правила направлены на уважение общества и госинститутов.

— Инициатива ни в коей мере не умаляет конституционных прав. Реализация права свободно распространять информацию законным способом предполагает недопустимость нарушения прав и свобод других лиц.

Читайте также:  Социальная помощь в севастополе в 2020 году: льготы, пособия и другие меры соцподдержки для жителей республики крым, государственные программы и законы

Запрет на распространение недостоверной информации авторы объясняют так: «инициатива продолжает политику обеспечения информационной безопасности, защиты законных прав личности». По мнению парламентариев, тем же самым занимается Еврокомиссия, которая разрабатывает «общеевропейскую стратегию противостояния онлайн-дезинформации».

Что не так с новыми законопроектами

Поправки не содержат четких и однозначных определений ряда ключевых понятий. В частности, нет конкретного объяснения, что имеют в виду под «общественно значимой информацией»: речь может идти о злоупотреблениях чиновников, нарушениях прав человека, сокрытии государственных средств или катастрофах. Кроме того, законопроект не дает четких критериев достоверности.

Запрет на распространение материалов, которые выражают неуважение к государству, также не является однозначным: неясно, чем явное неуважение отличается от неявного. Один из авторов поправок, депутат Дмитрий Вяткин, не смог привести пример такого высказывания. «Это было бы неприлично и оскорбительно», — заявил он в эфире радиостанции «Говорит Москва».

— Речь идет именно о неприличной форме, а не о неуважении. Неуважение как таковое — это обычные вещи. Надо сказать, что ни в коем случае (законопроект, — прим. 66.RU) не посягает на критику власти, общества и конкретных граждан. Без всякого сомнения, критика нужна, важна и полезна, но она должна быть не оскорбительной, она должна выражаться в приличной форме, как минимум.

О том, что инициативы нуждаются в доработке, уже заявил первый зампред комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Михаил Емельянов. В частности, по мнению Емельянова, нужно уточнить понятие «неприличная форма».

На законопроекты отреагировали некоторые члены Совета по правам человека при президенте (СПЧ).

В частности, Николай Сванидзе посчитал запрет на информацию, выражающую неуважение к государству, попыткой ввести наказание за критику.

«Власть везде критикуют, даже когда она не виновата, и в тех странах, где замечательно живут», — осудил инициативу Сванидзе. Председатель СПЧ Михаил Федотов назвал предложенные изменения нарушением свободы слова.

— Я полагаю, что бороться с фейковыми новостями надо, но это делается не так: фейковые новости мы получаем каждый день, в первую очередь — в прогнозе погоды. Так может, закроем прогнозы погоды?

Журналист Владимир Познер назвал законопроекты цензурой. «Я считаю предложение господина Клишаса репрессивным и антидемократическим. За набором «правильных» слов заложена возможность наказать любое СМИ по существу за любую не понравившуюся власти информацию. А кто, собственно, должен решить, что та или иная информация «заведомо недостоверна», «общественно значима»?» — сообщил он РБК.

В Общественной палате РФ рассказали, что собираются провести «нулевые чтения» законопроекта о публикациях, выражающих неуважение к государству. Секретарь ОП Валерий Фадеев поддержал коллег, заявив, что проект нацелен на уравнивание норм «офлайна» и «онлайна».

— В офлайне запрещены подобного рода действия — оскорбление государственных знаков и все прочее, а в онлайне, в интернете — нет. Они говорят: надо уравнять. Эту логику я понимаю. Но я бы, учитывая деликатность этого вопроса, все-таки до внесения в Государственную думу пообсуждал бы эту проблему с обществом.

Фадеев уточнил, что подобные «общественно резонирующие темы» необходимо обсуждать до внесения в Госдуму.

Какие ограничения для интернета действуют в России сегодня

Вопросы вызывают не только новые инициативы, но и действующее законодательство.

В частности, многочисленные «дела за репост» возбудили по статье 282 УК РФ («Разжигание ненависти или вражды, а равно унижение человеческого достоинства»). За 11 месяцев этого года по ней зарегистрировали 762 преступления.

Ситуация обострилась настолько, что в нее вмешался президент: в начале октября Владимир Путин внес в статью поправки, предусматривающие частичную декриминализацию.

Фигурантами дел по 282-й статье становились люди, в действиях которых правоохранительные органы видели разжигание ненависти по признакам:

  • пола,
  • расы,
  • национальности,
  • языка,
  • происхождения,
  • отношения к религии,
  • принадлежности к какой-либо социальной группе.

Защита детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию. В соответствии с федеральным законом к видам контента, причиняющего вред детям, относятся::

  • склоняющий к причинению вреда своему здоровью, самоубийству;
  • вызывающий желание употребить наркотические средства, табачные изделия, алкогольную продукцию, принять участие в азартных играх, заниматься проституцией, бродяжничеством или попрошайничеством;
  • оправдывающий допустимость насилия и жестокости;
  • отрицающий семейные ценности, пропагандирующий нетрадиционные сексуальные отношения;
  • оправдывающий противоправное поведение;
  • содержащий нецензурную брань;
  • содержащий информацию порнографического характера.

В октябре 2018 года правозащитница Евгения Чудновец заблокировала фанатский клип на трек «Последний звонок» рэпера Оксимирона. Тогда она заявила, что этот видеоряд стал причиной трагедии в Крыму.

Оскорбление чувств верующих. В 2017 году видеоблогера Руслана Соколовского обвинили в нарушении 148-й статьи УК РФ за ловлю покемонов в храме.

Его приговорили к 3,5 года лишения свободы условно за возбуждение вражды, оскорбление чувств верующих и незаконный оборот специальных технических средств.

С мая 2013 по сентябрь 2016 года блогер разместил на YouTube девять видеороликов, в которых эксперты увидели признаки возбуждения ненависти либо вражды и оценили это как действия, оскорбляющие чувства верующих. Позже суд сократил срок до двух лет и трех месяцев. Находится в перечне Росфинмониторинга.

Под этот закон подпадает следующее:

  • публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих;
  • незаконное воспрепятствование деятельности религиозных организаций или проведению богослужений, других религиозных обрядов и церемоний.

Публикация запрещенных материалов. Например, в 2016 году воспитательницу из Свердловской области Евгению Чудновец признали виновной в распространении порнографических материалов с изображением несовершеннолетнего (ч. 2 ст. 241.1 УК РФ). Она сделала репост ролика с маленьким мальчиком, над которым совершались действия сексуального характера.

Законопроекты должны рассматриваться на весенней сессии Госдумы, которая начнется в январе 2019 года.

Явное неуважение к представителям власти предлагают карать арестом

Раскритиковал власть в интернете — получил 15 суток: резкие высказывания в адрес госорганов хотят приравнять к мелкому хулиганству. Соответствующая инициатива внесена для рассмотрения в Госдуму. Норма коснется не только общественных деятелей, СМИ, но и всех пользователей соцсетей.

Наказывать предлагают за публикации, которые находятся в открытом доступе и выражают «явное неуважение» к государству и органам власти. Если документ примут, то нарушение будет грозить арестом или штрафом до 5 тыс. руб. Сами критические материалы предлагают блокировать.

Для этого хотят привлекать Роскомнадзор, который может делать это в досудебном порядке.

Зачем понадобилась такая мера? Писатель, поэт Дмитрий Быков считает, что попытка контролировать мнения людей изначально провальная.

По его мнению, инициатива вредит не только рунету, но и создает проблемы для самих чиновников: «Это на самом деле борьба против власти, совершенно сознательный саботаж, потому что такая мера может только скомпрометировать.

Это либо такие аутоиммунные попытки со стороны режима, либо кто-то внутри него подтачивает его таким образом, чтобы популярность власти падала.

Поэтому искать логику в этом публичном жесте совершенно бессмысленно.

При этом советская цензура была тоже достаточно жестока, но ее умудрялись обходить с помощью притч, намеков. Это приводило к замечательному развитию аллегорического, эзопова языка».

Авторы инициативы пока не смогли предоставить «Коммерсантъ FM» оперативный комментарий. Тенденция законодательно контролировать публикации в рунете обозначилась этой осенью, когда в Госдуму внесли законопроект о создании в России «кибердружин», которые будут искать запрещенную информацию в сети.

Именно эти организации могут отслеживать критику в адрес властей, предполагает представитель Общественной палаты Елена Сутормина.

Она считает введение ответственности за оскорбительные комментарии необходимой мерой: «Конечно, очень важно, чтобы в информационном пространстве был порядок. Уже депутаты предложили закон о «кибердружинах», где противоправные контенты будут просматриваться.

Активисты могут и к этой инициативе присоединиться. Я согласна, что должно быть наказание. Но, по моему мнению, арест на 15 суток — это слишком такая суровая мера.

Конечно, пользователи должны понимать ответственность, должны понимать, что они пишут и соответствующе выражаться.

Мне кажется, что такой законопроект, если в такой редакции, может вызвать где-то негатив. Его нужно широко обсуждать и с сообществом экспертным, и с общественностью».

Кроме того, председатель комитета Совета федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас и другие парламентарии внесли в Госдуму еще один документ, предложив недостоверную общественно значимую информацию, распространяемую в СМИ и интернете, приравнять к призывам к экстремизму и массовым беспорядкам. Физлицам предлагается назначать штраф в размере до 5 тыс. руб. Должностные лица могут быть оштрафованы на сумму до 50 тыс. руб., юридические лица — до 1 млн руб.

Анна Пестерева

Читайте также:  Чистые активы в балансе 2021: строка, форма, пример

Госдума приняла множество законов, ужесточающих законодательство за неуважение к власти и блокировку интернет-ресурсов за цензуру

Госдума в один день приняла множество запретительных законов. Список новых ограничений

Госдума за один день приняла сразу несколько законов, которые прямо или косвенно ограничивают свободу слова, мирных собраний и другие права человека в России.

23 декабря депутаты одобрили законопроекты о введении реальных сроков за клевету, обязали соцсети блокировать контент с «явным неуважением» к власти, ужесточили законы об иноагентах, а также разрешили Роскомнадзору блокировать интернет-ресурсы за цензуру. Подробнее о каждом из них — в материале It’s My City.

Лишение свободы за клевету

По действующим законам за клевету не сажают в тюрьму, максимальное наказание ограничивается исправительными работами. Однако после того, как закон одобрит Совфед и подпишет президент, за клевету в интернете, СМИ или публичном выступлении можно будет наказывать на лишение свободы сроком до 2 лет.

За клевету с использованием служебного положения максимальное наказание достигнет 3 лет лишения свободы. За ложные заявления о том, что человек страдает опасным для общества заболеванием, могут наказать лишением свободы до 4 лет. Тех, кто оклеветал кого-либо, обвинив в любом тяжком преступлении, ожидает максимальное наказание сроком до 5 лет.

Наказание может последовать даже за клевету в адрес «неопределенных лиц».

Неуважение к власти в соцсетях

С 1 февраля социальные сети должны будут самостоятельно блокировать запрещенный в России контент.

Под ним подразумевается порнография с изображением несовершеннолетних, данные о способах изготовления наркотиков, реклама онлайн-продажи алкоголя и казино.

Вместе с тем соцсети должны будут блокировать информацию, в которой содержится «явное неуважение» к государству, обществу и Конституции, а также призывы к массовым беспорядкам, экстремизму и участию в несогласованных акциях протеста.

За отказ удалить запрещенный контент интернет-ресурсы, в том числе и соцсети, будут штрафовать. Так, например, юрлиц – владельцев соцсетей и сайтов ждут штрафы на сумму от 400 до 800 тысяч рублей.

При повторном нарушении штраф составит от 5% до 10% выручки компании.

За отказ удалить информацию с призывами к экстремизму, детской порнографией или способами изготовления наркотиков соцсети и сайты будут штрафовать на сумму от 3 до 8 млн рублей.

Под соцсетями в документе понимаются ресурсы с персональными страницами пользователей, общая посещаемость которых превышает 500 тысяч пользователей в день.

Блокировка интернет-ресурсов за цензуру

«Запреты мемов, карикатур и анекдотов про «Единую Россию»: юрист рассказал, что ждать от закона о запрете оскорблять чиновников в соцсетях

  • В среду, 9 января, комитет Госдумы одобрил законопроекты сенатора Андрея Клишаса о запрете оскорбления чиновников в соцсетях, а также борьбе с «фейковыми» новостями.
  • Первый законопроект позволяет блокировать материалы, которые оказались в широком доступе и «выражают в неприличной форме явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам РФ, Конституции РФ и органам, осуществляющим государственную власть в РФ».
  • Второй — предполагает запрет на публикацию в СМИ и интернете «недостоверной общественно значимой информации, распространяемой под видом достоверных сообщений», если она создает угрозу общественной безопасности.
  • Для Инфо24 инициативу сенатора прокомментировал правовой аналитик международной правозащитной группы «Агора», кандидат юридических наук Дамир Гайнутдинов
  • По мнению юриста, законопроект противоречит Конституции, а также несет угрозу свободе слова в стране. 

«О пользе инициативы говорить не приходится (любое ограничение свободы выражения вредно, а запрет критики власти представляет явную общественную опасность).

Закон об оскорблении величия власти вряд ли будет применяться массово в отношении граждан, но думаю стоит ожидать серии запретов мемов, карикатур и анекдотов про «Единую Россию», спящего Медведева и комплексующего из-за низкого роста Путина. А вот поправки в закон о СМИ действительно угрожают свободе информации, поскольку дают властям очень широкие полномочия для цензуры», — сказал Гайнутдинов.

Также правозащитник считает, что размытые формулировки закона позволят государству максимально широко толковать его нормы.

При этом остается открытым вопрос о самой «недостоверной» информации и людях, которые будут ее определять.

К примеру, что такое «явное неуважение к государству», кто будет определять «достоверность» общественно значимой информации и оценивать угрозу, которую несет «недостоверная» информация? 

Фактически под действие закона могут попасть все официальные СМИ и новостные интернет-порталы. Главная цель, которую преследуют депутаты, — это монополия на освещение важных событий, считает Гайнутдинов. 

«Например, [это позволит] скрывать число жертв крупных катастроф (вроде пожара в «Зимней Вишне» или обрушения дома в Магнитогорске), или запрещать общественные расследования участия российских военнослужащих и наемниках в боевых действиях в Украине и Сирии», — отметил правозащитник.

В то же время сегодня надзорные органы могут заблокировать любой ресурс без обоснования. К примеру, Роскомнадзор может потребовать без объяснения причины удалить «незаконную» информацию, пригрозив блокировкой всего сайта. При этом ни владелец сайта, ни публика не видят аргументации ведомства. 

«Сайт встает перед дилеммой – удалить хороший материал или столкнуться с полной блокировкой ресурса, которую можно безуспешно обжаловать годами (как произошло, например, с Гранями). Это конечно очень способствует самоцензуре и угрожает свободе слова», — резюмировал юрист.

Генпрокуратура изменила позицию по закону о неуважении к власти — РБК

Клишас заявил РБК, что пока никакие поправки в свои инициативы не готовит. «Я считаю, что закон сформулирован четко и понятно», — пояснил он.​​

Смена авторов

Авторами спорных законопроектов выступили глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас, его заместитель Людмила Бокова и депутат Госдумы Дмитрий Вяткин.

Позже состав авторов увеличился: к ним добавились еще 14 членов обеих палат Федерального собрания.

Однако после того, как в середине января на заседании думского комитета по информационной политике законопроекты раскритиковали Генпрокуратура, Минюст и Минкомсвязь, некоторые из депутатов отказались от авторства.

Свои фамилии сняли парламентарии Петр Пимашков, Юрий Мищеряков, Магомед Гаджиев и Виктор Водолацкий. Все они — единороссы. Они не ответили на звонки и сообщения РБК о причинах отказа от авторства.

Тогда же заместитель начальника правового управления Генпрокуратуры Екатерина Артамонова высказала претензии к законопроектам. Критику поддержали Минюст и Минкомсвязь. Правительство одобрило инициативы, но попросило уточнить формулировки законопроектов.

Суть претензий

Главная претензия Генпрокуратуры к законопроекту о неуважении к власти заключалась в том, что инициативы нельзя будет осуществить без дополнительных трат на лингвистические экспертизы.

Также в законопроекте нет критериев, которые определили бы порядок внесудебной блокировки сайтов.

Это может привести к необоснованному ограничению конституционных прав граждан на свободное распространение информации, поясняла Артамонова.

Неточность формулировок документа раскритиковал журналист Владимир Познер. «Эти предложения имеют целью заткнуть рот всем СМИ, кроме «верноподданных». Посыл: пусть не смеют нас ругать, а если посмеют, пожалеют.

Что значит в неприличной форме выражать явное неуважение? А неявное можно? Например, если я скажу «государственная дура» — как однажды, оговорившись, я сказал.

Это и есть выраженное мной явное неуважение? А если я скажу «глуповатая Государственная дума» — это как, явное или неявное неуважение? Если кто-то скажет: «Правительство жуликов и воров», — это как следует квалифицировать? А если скажет: «Честность и порядочность правительства вызывают у меня сомнения», — это как, проходит?» — добавил он.

Клишас в интервью «Новой газете» ответил Познеру, что при оценке высказывания важен его контекст.

По его словам, если высказывание находится в контексте, который не предполагает, что единственной целью было именно оскорбление органов власти, то состава преступления здесь нет.

«Поэтому если в контексте своей программы тот же самый Познер будет использовать слово «госдура», состава здесь никакого не будет», — уточнил сенатор.

Были претензии и к законопроекту о распространении фейковых новостей. Критики остались недовольны тем, что документ предлагает вносить недостоверные новости, опубликованные в интернете, в список материалов, запрещенных к распространению. По мнению представителя Минкомсвязи, документ содержит формулировки, которые сопряжены с «риском неоправданного применения».

Недовольство вызвала и строгость наказания: по мнению главы Совета по правам человека Михаила Федотова, 15 суток ареста за недостоверную новость — «слишком суровое наказание».

Законопроект, который его авторы назвали «антифейком», предполагает добавить в ст. 13.15 КоАП (злоупотребление свободой массовой информации) запрет на распространение в СМИ и информационно-телекоммуникационных сетях «заведомо недостоверной общественно значимой информации, распространяемой под видом достоверных сообщений».

Наказание последует, если подобная информация «создает угрозу жизни и (или) здоровью граждан, массового нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности, прекращения функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры». Штраф для физлиц составит от 3 тыс. до 5 тыс. руб., для должностных лиц — от 30 тыс. до 50 тыс. руб.

, для юрлиц — от 400 тыс. до 1 млн руб. либо административным арестом на срок до 15 суток.

Читайте также:  Графики выдачи и доставки пенсий в россии: сроки выплат на банковскую карту и через почту

Второй законопроект предполагает поправки в ст. 15 федерального закона «Об информации». Если он будет принят, генпрокурор и его заместители смогут требовать ограничение доступа к ресурсам, которые распространяют материалы, выражающие в неприличной форме явное неуважение к обществу, государству, официальной символике, Конституции и органам госвласти.

За распространение подобных материалов авторы законопроекта предложили наказывать штрафом от 1 тыс. до 5 тыс. руб. либо административным арестом на срок до 15 суток. Соответствующие поправки вносятся в ст. 20.1 КоАП (мелкое хулиганство).

Советская кухня как предчувствие

12 декабря, аккурат в день 25-летия российской Конституции, группа депутатов внесла на рассмотрение Госдумы проект закона, который сразу получил в народе прозвание «Закон об уважении власти». В чем суть.

Депутаты озаботились тем, что в социальных сетях и на других платформах в интернете в последнее время можно прочитать немало нелестного об органах власти разных уровней и о конкретных представителях этой власти.

Решили приравнять неуважительные высказывания в адрес власти в интернете к мелкому хулиганству и наказывать за это в соответствии с Кодексом об административных правонарушениях.

В законопроекте это сформулировано так: «Распространение в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети «Интернет», информации (материалов), предназначенной (предназначенных) для неограниченного круга лиц, выражающей (выражающих) в неприличной форме явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам Российской Федерации, Конституции Российской Федерации и органам, осуществляющим государственную власть в Российской Федерации, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, — влечет наложение административного штрафа в размере от одной тысячи до пяти тысяч рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток».

Понятно желание депутатов оградить себя и чиновников от подобных явлений.

В условиях, когда практически все СМИ подконтрольны государству, когда проведение митингов обставлено такими условиями, что провести их почти невозможно, единственной отдушиной остается интернет-пространство.

Тут народ пока может не стесняясь в выражениях писать все, что он думает о власти и ее представителях. Кому же это понравится? Тем более что российский народ разговаривает преимущественно матом. А чиновнику обидно. Сами понимаете, что так это оставлять нельзя.

Как водится, тут же народу стали объяснять, что это делается в его же, народа, интересах. Посидишь пятнадцать суток, подумаешь – глядишь, и поумнеешь.

Высоко оценила законопроект даже уполномоченный по правам человека РФ госпожа Москалькова. По ее мнению, идея законопроекта «хорошая с точки зрения востребованности обществом».

 Понимаете? Все остальные потребности общества власть уже удовлетворила – осталась только эта.

Однако платить штрафы и сидеть в кутузке – нам, гражданам. И тут хорошо бы понять, как же нам писать в сетях, чтоб случайно не оскорбить власть? Из самого законопроекта понять можно не очень многое. Что такое «явное неуважение» к государству и органам госвласти?

Например, написать в сети о том, что власть ничего не делает – это явное неуважение или неявное?..

Или написать, что в твоей деревне власть закрыла уже все объекты жизнедеятельности, обрекая народ на вымирание, – это как?..

Если видишь, что чиновник вор – будет ли явным неуважением назвать его вором?..

Трудно сказать. Есть Постановление пленума Верховного суда РФ от 15.11.2007 № 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений».

Верховный суд России разъясняет, что надо понимать под «явным неуважением»: «Явное неуважение лица к обществу выражается в умышленном нарушении общепризнанных норм и правил поведения, продиктованном желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним». Вам понятно? Мне нет. Под это определение можно подвести что угодно. Вроде как атрибутом «явного неуважения» является нецензурная брань. С другой стороны, пленум ВС разъясняет: «Нецензурная брань является оценочным понятием, отнесение выражений к ненормативной лексике определяется исходя из принципа общеизвестности их значения». Тумана все больше.

При таком подходе, видимо, любое высказывание, на которое может обидеться представитель власти, и будет считаться «явным неуважением».

Но есть, как говорится, нюансы. В тот же день, 12 декабря, на Первом канале ведущий программы «Время» назвал президента США Дональда Трампа  идиотом. Несколько раз так прямо и сказал: «Трамп – идиот». И, кстати, все государственные каналы в тот день дружно называли Трампа идиотом. Видимо, им такое распоряжение от власти вышло.

То есть, понимаем мы, власть бывает разная. Например, если бы тот же ведущий брякнул то же самое про Путина, то он недолго оставался бы ведущим.

А вот если Трампа или Порошенко – так можно и по матери! За это не то что на пятнадцать суток не сажают, а даже платят хорошие деньги.

Или взять британского премьера Терезу Мэй – на нашем телевидении, кажется, идет соревнование: кто похлеще ее оскорбит. И ноги у нее кривые, и ходит она не так, и танцует не этак, и вообще дура. Тут можно все!

Наверное, надо согласиться: Тереза Мэй – не самая лучшая женщина на Земле. Но все-таки женщина. Пожилая. Странно, что мы потом требуем от детей, которые впитывают это телевизионное хамство, чтобы они уважали учительницу и уступали женщинам место в автобусе…

Впрочем, в тот же день, 12 декабря, оказалось, что можно безнаказанно оскорблять не только иностранную власть, но и свою, родную. В тот день в радиоэфире «Комсомольской правды» выступал известный телепублицист и ведущий Михаил Леонтьев. Вот что он сказал про недавно избранного губернатора Хакасии Валентина Коновалова.

Есть регион Хакасия, там выбрали губернатором дебила. Всем понятно, что он дебил. Это никого не интересует. Он открытый дебил, совершенно манифестированный (…) Ну дебил поуправляет Хакасией — ну не будет Хакасии, ну и чё? Надыбаем где-нибудь новую Хакасию!»

— интеллигентно заключил Михаил Леонтьев.

Сенаторы угрожают арестом за неуважительные высказывания о государстве

Сенаторы в среду внесли в Госдуму законопроект, предусматривающий наказание в виде штрафов или административного ареста до 15 суток за публикацию в сети материалов, выражающих в неприличной форме «явное неуважение» к государству, обществу, государственным символам власти и конституции. Документ размещен в думской электронной базе данных.

Автором документа стал глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас в соавторстве с другими парламентариями. Инициаторы законопроекта внесли предложение об изменении статью 20.1 КоАП РФ о мелком хулиганстве.

Критика в адрес власти не будет подпадать под действие законопроекта — об этом сенатор Людмила Бокова, один из авторов законопроекта, заявила ТАСС.

Она пообещала, что сенаторы будут следить за правоприменительной практикой предлагаемых нововведений для того, чтобы не было перегибов. «Критиковать власть нужно, это полезно.

Но нельзя допускать случаев, когда кто-то перегибает, ставит заранее своей целью опорочить или оскорбить. Нужно вести нормальный конструктивный диалог», — заверила сенатор.

Никто не знает, где пролегает граница между свободой слова и неуважением, отметил в разговоре с Forbes партнер юридической компании «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Клеточкин.

Единых критериев нет, равно как и законодательного определения того, что можно считать проявлением неуважения к власти, а различных подходов к вопросу множество.

Где-то пытаются получить заключение эксперта, где-то создают общественные комиссии и экспертные советы, где-то руководствуются внутренним мнением судьи. По сути заключения основываются в основном на субъективной оценке.

В качестве примера можно привести известное дело Pussy Riot, где суть процесса заключалась в определении того, что является оскорблением чувств верующих, а что — самовыражением, право на которое гарантируется Конституцией (статья 29).

Юрист уверен, что что такая инициатива вполне может вылиться во множество дел. «Я бы не назвал их сфабрикованными, просто у всех разное понимание границы между свободой слова и оскорблением.

Но сама тенденция опасна, поскольку в будущем мы можем вернуться к опыту прошлого, когда недостаточно глубокий поклон или, например, не снятый в присутствии чиновника головной убор однозначно трактовались как явное неуважение.

В целом, на мой взгляд,  подобные законодательные инициативы вполне могут привести к масштабным злоупотреблениям в отношении граждан и представителей общественных организаций, так как предложенные формулировки максимально размыты», — заключает Клеточкин.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *